Неестественное освещение

Анализ работы СМИ во время терактов

Ошибки, допущенные при освещении трагедий Беслана и «Норд-Оста», подробно разбирались журналистским сообществом. Однако очередной теракт 3 апреля показал новые проблемы.

Тема освещения терроризма в СМИ давно идёт в одной связке с материалами о международных конфликтах. Российские военные находятся  в Сирии, террористы обещают за это мстить нашим мирным жителям – чем не тема для политического обозрения? Федеральные телеканалы настолько милитаризированы, а мы настолько к этому привыкли, что уже не замечаем, как идущая где-то далеко война непосредственно касается нас всех.

Если обыватель сообщает в своём блоге или в соцсети о пяти взрывах – его понять можно, он в панике. Но как понять журналистов, мгновенно занявшихся подсчетом «взрывов» (хотя он был только один) и поиском виновных? В самые первые часы трагедии большинство СМИ (в том числе, и новостные) немедленно заявили о нескольких взрывах, не уточняя их количество у компетентных источников, а опираясь на данные из соцсетей. Более того, многие высказывали собственные предположения о том, кто может стоять за терактом – хотя это никак не свойственно функции новостников и, в лучшем случае, может относиться к публицистическому жанру. 

 

«Без комментариев»

Многие «эксперты» сразу вспомнили о рамках металлоискателей. При этом редкое издание бралось за тему их эксплуатации до трагедии. «Санкт-Петербургские ведомости» вышли с передовицей Олега Рогозина 4 апреля. В статье говорилось о том, как издание пыталось поднять вопрос использования этих рамок на встрече с гендиректором ГУП «Петербургский метрополитен» Владимиром Гарюгиным:

Автор этих строк поинтересовался, почему же не работает установленное оборудование. Начальник метрополитена заявил что-то об опытной эксплуатации, по сути, отмахнулся от журналиста, как от назойливой мухи. Во второй половине 2016 года наша газета ещё раз обратилась в метрополитен с просьбой прокомментировать, почему не используются в должной мере установленные металлодетекторы. Ответ был, что оборудование работает, но проверяют пассажиров пока выборочно работники службы безопасности метро.

Автор статьи затрагивал и вопрос безопасности поездов подземки:

Это ещё одна тема, которой тоже интересовалась наша газета. Но на все вопросы, обращенные к ГУП «Петербургский метрополитен», нам отвечали: «Всё, что связано с обеспечением безопасности метро, мы не комментируем». Отметим: подобная закрытость ещё никогда не повышала уровень безопасности. Скорее, наоборот.

 

После трагедии 3 апреля некоторые СМИ увлеклись пересказом подробностей взрыва, уходя от фактических сведений в область лирики. Много было душещипательных историй о том, кто, как и кого вынес из метро, а потом пришёл навестить в больнице. Сюжеты об автомобилистах, подвозивших в тот день горожан, были пропитаны патокой. Корреспонденты НТВ даже решили, что «менталитет россиян изменился».  

 

 

О чём писать после теракта?  

Бесплатная газета «Метро» (тираж в Петербурге 300 тыс.) вышла с кричащим заголовком 17 апреля

С таким заголовком я бы поспорил, но общая тема, на мой взгляд, подаётся верно – соотечественники террориста его стыдятся. Внутри, на развороте, истории киргизов, дети которых с высшим юридическим образованием работают в Петербурге продавцами и строителями. Теракт становится поводом для журналистов обратиться к редкой теме повседневной жизни мигрантов. Слово дают имаму из города Ош, который в мечети объясняет молодёжи:

Не надо слушать тех, кто призывает вступать в террористические организации.

Обратный пример – несколько телеканалов, освещая задержание в Петербурге вербовщиков, дают слово жителям дома, в которых эти вербовщики прятались. Жители за словом в карман не лезут и хлёстко машут рукой: «Да ходят тут все эти...». Так ли необходимо журналисту включать такое в сюжет? Можно ли обойтись без «языка вражды»? Ведь обычный зритель и сам сможет прокомментировать увиденное, сидя у себя дома на диване. И тут он видит, что комментировать даже не надо, журналисты сами дали слово такому, как он, обывателю. А раз по телевизору говорят, не стесняются, то, значит, так можно. Возбуждающее враждебность обобщение становится нормой. Тысячи узбекских дворников каждое утро вычищают петербургские дворы, но после теракта одним махом всех их записали в потенциальные террористы. Мои знакомые, каждый день спускающиеся в метро, предпочитают теперь заходить в последние двери вагона («там подальше от взрывной волны»), озираются на каждого «мигранта» и его рюкзак.

Одна из задач журналистов в такие дни – рассказать о том, что подобное преступление не имеет национальности, и весь народ не может отвечать за одного своего представителя

 

Учёные советуют

Форум «Медиа в современном мире» прошёл в Петербургском университете в апреле 2017 года. Теме освещения терактов в СМИ посвятили свои выступления академические исследователи Анастасия Бугаева (МГУ), Любовь Поповец (ВШЭ), Ли Жань (СПбГУ) и Юлия Бурова (Саранский филиал Всероссийского университета юстиции). В целом их советы сводятся к следующему:

1   Нельзя нагнетать страх среди аудитории и быть в этом пособниками террористов.

2   Нельзя допускать разбор операции неспециалистами.

3   Нельзя спешить с обвинениями в адрес того, кто может оказаться невиновным;

4   Следует делать акцент не демонстрации жертв, а на осуждении действий террористов, в том числе – со стороны тех национальных или религиозных институтов, с которыми террорист связан хотя бы формально.

5   Требуется постоянная профилактика терроризма и экстремизма: необходим анализ причин терактов, мониторинг открытых дискуссий агрессивного и провокационного характера, проявлений религиозного и этнического фанатизма.

6   Необходим подробный разбор уже совершённых преступлений, возбуждённых уголовных дел, анализ наказаний за поддержку экстремистских организаций.

7   При освещении вопроса «Как противодействовать террористической угрозе?» – следует привлекать профессиональных экспертов.

«Профилактика» – слово скучное. Но вдруг эта профилактика действеннее рамок в метро? Они теперь стали звенеть громче.

Фото: shutterstock.com

мая 2, 2017

54 гранта для журналистов со всего мира. Сохраняйте и делитесь с коллегами

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны