Побеседуем?

Думал говорить о другом, но в этом выпуске КМЖ оказались два материала со сходным подходом к интервью. В обоих случаях авторы отказались от собственных вопросов и предложили только ответы своих героев. Их подходы были разными (у первокурсника УрФУ Михаила Вербицкого вопросы легко прочитывались из ответов главреда газеты «Коммерсантъ – Урал», а у молодого преподавателя САФУ Натальи Авдониной вопросы были просто изъяты, и получился конспект советов от известной шведской журналистки). Итак, что получается на выходе после беседы

 

О проблемах коммуникации журналиста и героя мы говорили и прежде. Но вот вопрос из почты, на который я ответил автору вот что: «Простейшая и самая скучная форма интервью — это когда пресс-служба занятого человека просит прислать вопросы, а потом присылает ответы. Я с уважением отношусь к людям из пресс-служб, среди них много профессионалов, но! Такой метод интервью самый скучный и унизительный как для читателя, так и для журналиста? На-гора получаем информацию, очищенную от всех дополнительных (порой острых) вопросов и любых противоречий. Литературная работа в пресс-службе — это всегда PR, и в работе через пресс-секретарей вы не можете, как в процессе устной беседы, о чём-то переспросить, что-то уточнить, продемонстрировать своё непонимание ответа, задать припасённые трудные вопросы, основанные на фактах, которые будут неожиданными для вашего визави, которые вынудят его по ходу пьесы формулировать ответы. При этом я не побуждаю вас загонять собеседника в угол. Он сам должен желать продолжить разговор, ибо промолчать — значит признаться в собственной уязвимости. А вы — сама доброжелательность и наивность, просто хотите понять нечто (как и ваш читатель). Но вы не пластилин, из которого собеседник может вылепить попугая. Вы — журналист. Я принимаю ответ через пресс-службу только в виде официального комментария должностного лица к новым федеральным и региональным законам или вскрывшимся вдруг подзаконным актам. Тогда вопрос один и комментарий один. Но должностное лицо выражает не личную, а официальную точку зрения, о которой читатель должен быть оповещён. И эту точку зрения уже вы можете прокомментировать. Например, что считается незарегистрированным строением, облагаемым на дачном участке штрафами и новыми налогами? Только то, что на фундаменте? Или сарайчик для шанцевого инструмента? Или туалет? Или лёгкий дровник? В публикации (можно в рубрике) нужно сказать, что это официальный комментарий.

А теперь к формам. Если принять в качестве одной из форм ту, которую использовали Авдонина и Вербицкий, то она встречается не так уж часто и интересна, если важны тема или герой. Читатель любит диалоги, в которых проявляются и факты, и характеры собеседников, и эмоции, что создаёт драматургический эффект. Если это полностью или частично присутствует — имеем дело с интервью. К интервью примыкает беседа. В чём разница? А в том, что в беседе участвуют собеседники. Разница в том, что собеседники примерно равно квалифицированы в данной теме. И здесь не столь важно, кто из них журналист, а кто владелец крупной компании или политик. Побеждает тот, кто прав (иногда они приходят к консенсусу). Важно учитывать вес СМИ и административного ресурса собеседника. Он может выдержать битву беседы, записываемой (обязательно) на диктофон или камеру. Но потом он звякнет редактору и скажет: «Дружок, тебе неприятностей мало? Как думаешь, если я попрошу своих друзей — твоих рекламодателей — больше не пользоваться услугами твоего издания, что вы кушать будете?».

И редактор «на время» отложит беседу в стол. Или, если храбрый, не отложит, после чего поток рекламы реально начнёт иссякать.

Можно провести интервью и через Skype. Запись разговора там не предусмотрена, но есть несколько приложений (например, Free video call recorder). Предупредить собеседника о том, что вы ведёте видеозапись, следует обязательно (кроме отдельных случаев, когда вы вскрываете преступный нарыв, что имеет большое общественное значение). Предупреждение тоже должно быть записано. Возможно, с вами откажутся разговаривать. Но и этот отказ тоже будет записан, что будет свидетельствовать против отказавшегося от разговора.

Возможен вариант интервью по переписке в интернете. Возможен сложный вариант — при взятии интервью у заключённого. Здесь закон шаткий. Вопросы передаются через родственников или адвокатов. В Краснодарском крае несколько лет назад заводили уголовное дело на журналистку из газеты за интервью, взятое у подследственного.

А интервью со «звёздами»? Это весело. Ну, «звёзды» редко отказывают (если вы не напортачили при прежних встречах), а читатель проглатывает их на десерт. Удачи!


Мар 13, 2017

Молодой талантливый фотограф Дарья Климашева находила темы фотопроектов в Дании, Гренландии, а также в собственной семье. Именно...

Медиа и город эволюционировали вместе, создавая современную культуру. Вторая часть из шести.