Приз зрительских симпатий

 

Если 2015-й был годом Snapchat, в 2016-м доминировал Facebook Live, который дал медиакомпаниям новую возможность взаимодействовать с аудиторией и ангажировать её в реальном времени

С тех пор как в апреле прошлого года Facebook сделала доступной для всех свою функцию прямой видеотрансляции, её успели использовать для визуальной фиксации всего, что есть на свете, — от акций движения BLM (Black Lives Matter) до эксперимента BuzzFeed с уничтожением арбуза и примерки маски Чубакки Кэндис Пейн (последняя набрала более 165 млн просмотров).

Луиза Стори, исполнительный продюсер прямых трансляций The New York Times, рассказывает:

Веб-сайт The New York Times — главный пункт назначения, но мы хотим присутствовать и там, куда ходит наша аудитория, а на Facebook у нас есть очень вовлечённые и заинтересованные в нас люди.

The New York Times работает с целым рядом форматов — от интервью и репортажей в прямом эфире до кинопутешествий

Газета выпустила несколько сотен видеосюжетов Facebook Live на самые разнообразные темы, охватывающие и съезды Республиканской и Демократической партий США, и кулинарию, и моду, и интервью с известными людьми. В интервью с человеком, пережившим стрельбу в Орландо, например, зрителей попросили писать в комментариях свои вопросы.

Издатели получают также отчёт о реакции зрителей на трансляции (функция Live Reactions), среднем количестве просмотров, просмотров видео до конца и проценте удержания зрителей. Оказывается, средний пользователь Facebook смотрит прямую трансляцию в три раза дольше, чем другие типы видео, сообщает The Wall Street Journal.

Госпожа Стори делится:

Мы это называем интерактивной журналистикой в прямом эфире. Мы не называем это видео, потому что это принципиально отличается от готовых видеосюжетов. В прямой интерактивной журналистике на происходящее на экране тут же влияет аудитория. И зрители тут значат не меньше, чем журналистика.

Хотя приложения для прямых трансляций, такие как Periscope и YouTube Live, существуют уже давно, именно 1,8 млрд ежемесячных пользователей Facebook дают этим трансляциям такое конкурентное преимущество, на котором издательства очень хотят заработать.

Мика Гельман, старший редактор и глава видеоподразделения The Washington Post, считает:

Нам не нужно создавать подобие телевидения, и не следует его создавать. На Facebook Live нам можно и поразвлечься, и поэкспериментировать. Замечу, что на нашем собственном сайте мы предлагаем сюжеты, построенные более стандартно.

Гельман, работавший одно время продюсером прямого эфира на телевидении, объясняет, что, хотя эти два типа медиа в чём-то пересекаются, отличие Facebook Live состоит в том, что «вы можете построить вокруг него сообщество и, надеюсь, завязать содержательный раз­говор по поводу контента».

В видеоподразделении The Post работает 40 человек, включая Ти Джей Ортензи, назначенного в июле редактором Facebook Live. С Facebook Live экспериментирует большинство крупных СМИ, и Ортензи отвечает за то, чтобы The Post выделялось на их фоне за счёт оригинального контента и «неповторимых форматов сюжетов».

С FACEBOOK LIVE ЭКСПЕРИМЕНТИРУЕТ БОЛЬШИНСТВО КРУПНЫХ СМИ, МНОГИЕ ИЗ КОТОРЫХ СТАРАЮТСЯ ВЫДЕЛИТЬСЯ ЗА СЧЁТ ОРИГИНАЛЬНОГО КОНТЕНТА

Трансляция на любой вкус

Кроме того, The Post концентрирует внимание ещё на двух форматах Facebook Live.

Первый формат — прямая трансляция событий, например, политических демонстраций, «интервью с ньюсмейкерами» или первого за шесть лет цветения «трупного цветка» в Вашингтонском ботаническом саду.

Второй формат — прямая трансляция мероприятий, которые проводятся в присутствии публики в реале, а не только на Facebook Live. Так, в этом формате показывали интервью, которое Маргарет Салливэн взяла у Саманты Би на съезде Демократической партии, а также длившееся целый день мероприятие по поводу национальной безопасности.

Господин Гельман подчёркивает:

Наша цель — присутствие (прямая трансляция) там, где что-то происходит, где есть картинка, а не говорящие головы, которых хватает, скажем честно, и в новостях, показываемых на кабельных телеканалах.

The New York Times экспериментирует с целым рядом форматов. Их диапазон — от репортажей в прямом эфире, куда зрители приходят «по работе» вместе с журналистами, до кинопутешествий, которые переносят зрителей в разные красивые места, например в Центральный парк Нью-Йорка или пустыню Гоби.

Госпожа Стори убеждена:

Мы обнаружили, что людям нравится путешествовать, поэтому у нас много сегментов, которые транслируются из разных примечательных мест, и зрители явно этим довольны.

Ещё The Times использует Facebook Live для экспериментов с игровыми форматами, позволяющими зрителям вместе решать кроссворды, например, или транслирующими работу художника над иллюстрацией, в то время как люди в комментариях строят догадки о том, что именно рисуют у них на глазах. Госпожа Стори добавляет:

Дело не столько в типах историй, сколько в способах использования данной платформы

 

Не забывая об аудитории

В The Times над Facebook Live работает восемь штатных сотрудников. Что касается The Washington Post, там навыкам и знаниям, нужным для подготовки прямых трансляций, обучают всех журналистов.

Госпожа Стори считает, что чем больше этим занимаешься, тем лучше результат, также очень важно не забывать о присутствии аудитории и вовлекать её в процесс.

The Washington Post регулярно показывает прямые трансляции мероприятий, которые проводятся в присутствии публики в реале

Такой уровень ангажирования (либо задавать вопросы, либо отвечать на них в комментариях) играет важнейшую роль в сохранении интереса и внимания аудитории. Трансляции Facebook Live могут продолжаться до 90 минут, а Facebook рекомендует продолжительность не менее 10 минут, чтобы вас «обнаружили» и накопилась заметная аудитория.

Однако господин Гельман отмечает, что довольно трудно найти что-нибудь интересное для показа в течение даже короткого промежутка времени:

 Надо мыслить отчасти как телевизионный продюсер. Нельзя к трансляции приступать без предварительного плана. Практически, хотя вы его и не пишете, но в уме вам надо иметь что-то вроде сценария.

FACEBOOK ЗАИНТЕРЕСОВАНА В ПОСТОЯННОЙ БОЛЬШОЙ АУДИТОРИИ СВОИХ ВИДЕОМАТЕРИАЛОВ, ЧТОБЫ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ИХ МОНЕТИЗИРОВАТЬ

Всесильный алгоритм отдаёт приоритет Facebook Live перед обычными видео, а пользователи получают push-уведомления каждый раз, когда страница или человек, на которых они подписаны, «выходит в прямой эфир» (хотя эту функцию можно отключить).

Facebook платит ряду издательств (в том числе The New York Times) свыше $3 млн в год за производство видеотрансляций. Гельман отмечает:

На вопрос, есть ли у всего этого аудитория, ещё только предстоит ответить. У Facebook огромный потенциал, но мы пока точно не знаем, считает ли публика, что прямые трансляции интереснее, чем видео в записи.

 

Материал подготовлен WAN-IFRA и Союзом издателей «ГИПП»

Фото: shutterstock.com, WAN-IFRA, facebook.com/washingtonpostlive

Апр 11, 2017

В прошлые кризисы (2007-2009 и 2011) больше говорили о бизнес-моделях и «спирали смерти», в которую спускаются традиционные,...

Мем #меняневзяли, строго говоря, в первую очередь флешмоб

Не впервые читаю публикации школьников, работы, вышедшие в финал Российского национального юниорского водного конкурса, который...