Час между Собчак и Волковым

Что думают по поводу конфликта Ксении Собчак и Леонида Волкова московские и региональные журналисты
 

В январе 2018 года кандидат в президенты Ксения Собчак была в прямом эфире «Эха Москвы». Ведущая эфира Евгения Альбац спросила у Ксении, вела ли она корпоратив на Бали, о котором сообщил глава избирательного штаба Алексея Навального Леонид Волков. Собчак ответила «нет». Фотография не ее, и она там была совсем по другому случаю. Альбац сообщила, что в соседней студии начинается эфир с Леонидом Волковым. Ксения с операторами вошла в студию и прямо во время эфира попросила Леонида извиниться. Волков извиняться не хотел, указывая, что Собчак ведет себя некорректно. Она настаивала. Новости шли на фоне перепалки. Впоследствии Ксению обвиняли в нарушении этики. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов извинился за ситуацию в эфире.
ЖУРНАЛИСТ узнал, что думают по поводу инцидента московские и региональные журналисты.

 

ВЛАДИМИР АВЕРИН, ведущий Вести-ФМ, Москва:

«Это и есть жизнь. Эта жизнь и борьба за правду «зашла» в студию наконец».

 

МАКСИМ ПОЛЯКОВ, заместитель главного редактора портала «7х7», Сыктывкар:

«Волков выдал фейк (фальшивую фотографию). Ну, Бог с ним. Но Собчак не должна была делать это вот так — на публику. Надо было решать этот вопрос вдвоем. Публичность была плоха именно в это время, в этом месте, мне кажется, потому что она ворвалась к нему «в рабочий кабинет», перед программой. Сейчас есть тысяча других способов 
обсудить любую проблему — с глазу на глаз, письменно, по телефону и т. д.».

 

ГЕННАДИЙ СЫРКОВ, журналист, преподаватель МГУ им. Ломоносова, Москва:

«Да нормально все! К кому она проявила неуважение? «Эхо Москвы» должно быть благодарно за такой лайф. Я не вижу, за что упрекнуть Собчак. Вот честное слово. Хороший момент предвыборной борьбы».

 

ЕКАТЕРИНА ЧЕРНЫШЕВА, онлайн-редактор медиахолдинга «Юг Сибири»:

«Если нет других способов добиться публичной сатисфакции, этот я считаю допустимым. Образно это можно сравнить с ситуацией, когда журналист снимает или записывает что-то без разрешения «объекта», руководствуясь общественной значимостью события или вскрытия ситуации. Надо только учитывать, что доказывать такую значимость, возможно, придется в суде. Другое дело, что вся эта съемка напоминает постановочное шоу. Об этом говорят по крайней мере два факта:

1   Собчак из одной студии уверенно перешла в другую, где находился Волков, оператор при этом снимал всё бесшовно, хотя эфир Ксении закончился.

2   Никто из сотрудников «Эха» не попросил Ксению удалиться или помолчать даже во время новостей. Хочу добавить, что размышления Альбац о «членовом мышлении мужчин» добавляют живости видео, но не делают чести ни ей, ни условно либеральному «Эху».

 

АНДРЕЙ ЖВИРБЛИС, журналист, Москва:

«Сама по себе история не особо красивая, но вполне объяснимая, учитывая нынешнюю политическую (язык не поворачивается назвать ее «президентской») кампанию. Все было сделано для последующей демонстрации сторонникам Собчак. Это не значит, что я оправдываю ее или Волкова, — обе стороны вызывают некоторое чувство брезгливости. Для Собчак, которая иногда позиционирует себя как журналиста, должно было быть табу врываться в чужой эфир. Единственное, что ее слегка оправдывает, — то, что это произошло в момент рекламы и новостей. Я не вижу, какое отношение это все имеет к постправде. Обычный, проходной, мелкий и скучный скандал в условиях симулякра политической деятельности. Вот если бы они, например, подрались, а потом разрыдались и бросились друг другу в объятия!».

 

ОЛЬГА СЕМЕНОВА, журналист, Камчатка:

«Леонид Волков отвечать отказался, ссылаясь на желание подготовиться к эфиру. Это не помогло. По законам восприятия отказ говорить, даже мотивированный, смотрится как желание уйти от ответственности и практически как признание во лжи. Следующий шаг — эмоции. Ярко выраженные, с ароматом гендера: «Извинитесь, ведь вы же мужчина». Ксения Анатольевна упирается в это «извинитесь» и больше ничего не слушает (на это, на мой взгляд, изначально и была нацелена вся сцена, весь рояль в кустах, снятый в стиле докжурналистики сразу на две камеры). Оппонент оперирует не менее эмоциональными понятиями «некрасиво» и «стыдно». Значимость факта (зарабатывает ли кандидат Собчак деньги на предвыборку корпоративами у богатых сего мира? находится ли она на Бали или в Москве, занимаясь выборами?) уходит за занавес эмоций. Мы видим женщину, обиженную наветом и несправедливостью, и мужчину, который, как понятно из самого последнего разговора, думает чем угодно только не головой. Прекрасный пример постправды. Не так важен факт, из-за которого все началось, а послевкусие. Навальный обидел Женщину. Собчак не с Навальным. Все так грязно и запутанно…»

 

АЛЕКСЕЙ КИРИЧЕНКО, первый заместитель главного редактора газеты «Красноярский рабочий», Красноярск:

«Они же все равно не чужие друг другу и не враги (по крайней мере до ее выдвижения) были. Все такие скандалы, как правило, случайны. Увидела, подошла, ну наехала чуть. А вокруг все наш брат — как такой информационный повод пропустить? Любые выборы подразумевают скандалы, и журналистика тут вообще рядом не стояла. Но вот если бы про меня, например, наврали так мерзко, я бы сделал то же самое. Это если честно. Но, может, потому что она женщина, я верю ей, что она там именно о финансировании договаривалась, тем более никто же так и не подтвердил, что она там на сцене была и чего-то вела. Нарушения этики нет. Есть только раздражение и обида».

 

ЮРИЙ ВЯЗАНКИН, преподаватель кафедры журналистики Тихоокенского госуниверситета, специальный корреспондент газеты «Молодой дальневосточник. XXI век»:

«Любой труд должен быть уважаем. Вообще-то работа ведущего — не сахар. Но я думаю, что, прежде чем выдать информацию о приватной жизни любого человека, нужно выяснить именно у него, а не у окружения. Как-то мы забываем, что жизнь человека, тем более личная, — главная ценность. Что касается самой Ксении, то эта барышня гораздо симпатичнее многих деятелей. Внешне. Да и умнее, и образованнее. У нас таких не любят. Пусть берет пример с жены Хрущева (шучу)».

Отметим, что только два журналиста из опрошенных знали об инциденте. Пять человек отказались отвечать на вопросы, сославшись на правила редакции, запрещающие комментировать что-то вне компании. 

Фото: sobchakprotivvseh.ru; из личных архивов журналистов
Сообщить об ошибке
Фев 18, 2018
О принципах «новой журналистики»
Основы успешной цифровой трансформации медиа на примере BBC World Service 
Бывшая журналистка «Эха Москвы» встретилась со студентами-журналистами и рассказала свою историю