«Стеклянный потолок» и гендерные стереотипы в российских СМИ

Тема гендерной дискриминации в СМИ традиционно вызывает неоднозначную реакцию в российском медиасообществе. Многие считают проблему надуманной, напоминают о ярких репортажах и смелых расследованиях журналисток, удостоенных высших национальных и международных профессиональных наград, об именах руководительниц компаний, наконец, о том, что среди студенток отделений и факультетов журналистики абсолютное большинство — девушки. Всё это так. На сегодняшний день Россия — мировой лидер по числу женщин в профессии. Но означает ли это, что женщины и мужчины реально имеют равные возможности в редакционной повседневности?

Есть ли равенство?

Исследование Института социально-­экономических проблем народонаселения РАН «Российская медиасреда: гендерные аспекты занятости и карьеры», подготовленное в рамках парт­нёрства с Ассоциацией независимых региональных издателей и Шведским институтом журналистики «ФОЙО», позволяет составить представление о фактическом положении дел на рынке труда в отрасли, а также о влиянии представлений самих журналистов, работодателей и общества в целом на развитие сюжета.

Дискриминация по признаку пола запрещена российской Конституцией. Трудовой кодекс РФ устанавливает равную плату за равный труд. Предусмотрено наказание за ущемление прав по признаку пола. При этом исследователи вот уже более 25 лет указывают на существование дискриминации на рынке труда и в других сферах.

 

На подступах к проблеме

Первые сведения о наличии гендерных разрывов в практике СМИ появились в начале 1990-х. Тогда Ассоциация журналисток опубликовала данные экспертных оценок и контент-анализа национальной периодики. Оказалось, что женщинам в частных компаниях платят значительно меньше, чем мужчинам (практика выдачи заплаты и «премий главного редактора» в конвертах немало этому способствовала), а сюжетам о женщинах федеральная пресса выделяла не более 2% от всех площадей, причём большинство материалов были посвящены чемпионкам, поп-звёздам, преступницам и проституткам. Активистки установили также непосредственную связь между предрассудками, воспроизводимыми СМИ (женщина должна думать прежде всего о семье, а не о работе и т. д.), и возможностями женщин в нарождающейся рыночной экономике. Оказалось, что работодатели обоего поля охотнее брали и продвигали по службе мужчин и назначали женщинам меньшее вознаграждение. Тогда же, в начале и середине 90-х, заговорили о стремительной феминизации профессии, которая, по мнению экспертов, была связана как с новыми возможностями в отрасли, так и с низким уровнем доходов и снижением престижа журналистики в целом. Отмечали также характерную для всех сфер «гендерную пирамиду власти» — чем ­выше позиции и ближе к федеральному центру и большим деньгам, тем больше мужчин.

Большинство выводов о гендерной составляющей современного развития СМИ в России предшествующих лет опиралось на экспертные оценки и результаты выборочных опросов, проводимых Ассоциацией журналисток, впоследствии Союзом журналистов России, и на результаты исследований, проводимых факультетом журналистики МГУ. Привлекались также данные международных исследований, прежде всего ЮНЕСКО и Европейской федерации журналистов, позволившие увидеть нашу страну в контексте мировых тенденций и подтвердившие сходство основных трендов, равно как и своеобразие их появлений в России, обусловленное как характером социально-политической трансформации СМИ и общества, так и спецификой развития нового мировоззрения, спешащего отторгнуть советское прошлое. Именно этой торопливостью объясняется во многом агрессивное вторжение сексистских стереотипов в медиаконтент начала и середины 1990-х годов.

Анализ реального положения на рынке труда СМИ был затруднён прежде всего в связи с отсутствием прозрачности в этой сфере в течение многих лет. Официальная статистика не отражала реальной ситуации, ведомственные правила (в системе ТВ, в частности) вообще запрещали разглашать любую информацию о своей работе. Даже сегодня статистические данные не вполне дают представление о происходящем. В этом плане значение исследования ИСЭП АН трудно переоценить — его масштаб и комплексный подход позволяют более полно увидеть происходящее, выделить основные тенденции, а также наметить предложения по гармонизации ситуации и преодолению ­гендерного дисбаланса.

Феминизация отраcли и традиционная «пирамида влияния»

География исследования охватила практически всю страну — от Калининграда до Владивостока, от Апатитов до Махачкалы, семь федеральных округов, все типы городов, всего 84 населённых пункта. Респондентами выступали работники СМИ, занимающие творческие или руководящие должности, 312 человек, из них 170 женщин и 142 мужчины. Самая большая возрастная группа опрошенных — 41,6% — от 30 до 44 лет, 22,4% — до 29 лет, 19,5% — от 45 до 54 лет и 16,5% — старше 55 лет. Менее четверти опрошенных работают в государственных (муниципальных) компаниях, 78,5% — в частных, из них 42,4% — сотрудники региональных СМИ, 34% — федеральных и 23,4% — местных. Почти половина являются членами небольших коллективов (до 20 человек), пятая часть работает в больших компаниях (более ста человек).

Практически все участники опроса признали феминизацию отрасли, 62% работают в организациях с преимущественно женским составом сотрудников. Феминизацию профессии респонденты объясняли прежде всего экономическими причинами и паде­нием престижа профессии. (Кстати, исследователи исходили из противоположной гипотезы, полагая, что низкие зарплаты появились вследствие прихода в профессию большого числа женщин, она не подтвердилась.) Примечательно, что доля женщин в СМИ федерального уровня ниже, чем в районных и городских газетах, более чем вдвое. Оказалось также, что в государственных и муниципальных СМИ женщины составляют большинство, в то время как в частных мужчин и женщин поровну.

В редакторском корпусе районной и городской прессы женщины составляют 53% по стране (за исключением республик Северного Кавказа, Башкортостана и Татарстана — там мужчины доминируют в Чеченской Республике, они составляют 86%). На региональном уровне картина меняется — тут мужчины составляют более 60% практически во всех регионах. И совсем немного женщин — руководителей СМИ федерального уровня, всего 10%.

Данные исследования полностью подтверждают высказанное ранее экспертами суждение о существовании гендерного разрыва в продвижении по службе и оплате труда, более того, показывают механизм формирования скрытого неравенства. В частности, разницу в оплате труда в зависимости от тематики и специфики работы (стартовый заработок спортивного журналиста, традиционно «мужской» сферы, значительно превосходит заработок журналиста, пишущего на темы образования или социальной сферы и т. д.).

Несмотря на очевидное преобладание в профессии женщин, на активное освоение ими менеджмента и доминирование в редакторском корпусе городского и районного уровня, в национальном масштабе в «пирамиде влияния» их доля по-прежнему невелика, 75% руководящих позиций в российских СМИ принадлежат мужчинам. А средний заработок женщин примерно на 30% ниже, чем заработок мужчин. Что, кстати, соотносится с показателями Европы и ­Северной Америки.

Пора повышать самооценку!

Огромный фактический материал подкреплён и обогащён также высказываниям участников исследова­ния, журналистов и менеджеров, их голоса не только придают работе дополнительный объём, но и позволяют сделать выводы о скрытых пружинах дискриминации, в том числе недостаточной самооценке самих ­журналисток.

«Женщина руководствуется тем, на что она может рассчитывать, каким требованиям соответствует. Я часто слышала такое: мол, не буду отправлять отклик на эту вакансию, потому что там из двадцати пунктов два ко мне не подходит. А мужчины исходят из другого: у меня есть такие-то потребности (социальные, материальные), соответственно, мне нужно зарабатывать не менее… — так, куда бы мне пойти, чтобы зарабатывать не меньше этого уровня. То есть мужчины часто исходят из задачи, а женщины отталкиваются от возможностей. И в целом это приводит к тому, что женщинам платят меньше».

Показательно, что женщины-редакторы в вопросе оплаты труда абсолютно солидаризируются с редакторами-мужчинами и не понимают, почему нужно платить за работу больше, если женщина соглашается на меньшее ­вознаграждение.

Комментарии, представленные в исследовании, помогают увидеть связь между оценкой работы женщин и бытующими в обществе стереотипными представлениями.

По всем критериям женщины считаются менее умными и менее достойными оплаты и серьёзного отношения, чем мужчины.

 

«В моей организации только женщины, поэтому судить сложно. У мужчин определённо запросы выше и работать с ними тяжелее. Мы при прочих равных стараемся работать с женщинами».

 

«Не пробит этот «стеклянный потолок». Мне кажется, что отчасти это оттого, что женщины сейчас вынуждены играть по мужским правилам. И не только по мужским, но и по правилам власти — что она диктует, какую повестку поставит».

 

Исследование констатирует также тот факт, что гендерная проблематика в целом и в СМИ в частности достаточно слабо осознаётся журналистами и редакторами вне зависимости от пола. Любопытно, что сам факт гендерного неравенства в СМИ мужчины готовы подчас признать охотнее, чем женщины-журналистки и редакторы. Хотя практически никто из опрошенных всерьёз не занимался этой темой, что является ещё одним аргументом в пользу необходимости разработки специальных программ и проектов, о важности которых напоминают авторы доклада. Парадокс, но российские журналистки и редакторы, проявляющие нередко исключительное мужество и принципиальность при выполнении задания или бизнес-плана, часто теряются, сталкиваясь с проблемой гендерного неравенства. Это не только наша проблема, в замечательной книге «Играй как мужчина, выигрывай как женщина» Гейл Эванс, первая женщина в совете директоров Си-эн-эн, пишет о традиционной заниженной самооценке, которая тормозит карьеру и творческую реализацию и становится причиной многих бед. Понять проблему — значит её наполовину ­решить, ­уверена Эванс, и приводит ­немало ­практических примеров.

Рекомендации исследования напоминают о важности просветительской работы, широкого обсуждения гендерной тематики, а также создания сильного профессионального движения, которое позволило бы решить существующие проблемы. Именно отсутствие сильных профсоюзов они считают одним из факторов, тормозящих преодоление гендерного разрыва в отрасли.

 

Источник данных: ИСЭП РАН «Российская медиасреда: гендерные аспекты занятости и карьеры»
Фото и рисунок: shutterstock.com

Мар 13, 2017

Email-рассылки, нативная реклама, платная подписка и клубная модель — медиаэксперт Андрей Мирошниченко разобрал последние...

О юных фотокорах – тогда и теперь

ЖУРНАЛИСТ публикует отчет Reuters о потреблении цифровых новостей (читайте первую и вторую части). Третий фрагмент о том, почему...