Владимир Сухой, журналист, профессор МГИМО: «Самоцензура — это чисто российское явление»

О своем отношении к самоцензуре — Владимир Сухой

— Говорят, что самоцензура — это то, без чего не может существовать журналистика. Согласны?

— Самоцензура в той ситуации, в которой оказалась сегодняшняя российская журналистика, превратилась, по сути дела, в жесткую цензуру. В условиях существования определенных правил и превалирования одного, «единственно правильного» мнения журналист, работающий в российских СМИ, должен десять раз подумать, может ли он идти «против течения». И тогда он часто говорит себе: «А зачем мне это нужно? Я уж лучше как все». Вот это и есть та самая самоцензура, которая превращает нашу журналистику в единомнение, в обезвоженную пустыню, в космический ландшафт, некий кратер, закатанный колесами «лунного трактора».

 

— Вы бы поставили знак равенства между цензурой и самоцензурой в сегодняшней российской журналистике?

— На мой взгляд, самоцензура сейчас — хуже любой цензуры. У официальной цензуры есть хоть какие-то «берега», самоцензура — безгранична. В зависимости от продажности журналиста, его ангажированности, его приверженности правилу «кабы чего не вышло», самоцензура превращается в антипод «шагреневой кожи» — она может «разжиматься» до бесконечности.

 

— Вы не связываете самоцензуру с ответственностью?

— Ответственность, на мой взгляд, у журналиста должна быть. Но она не связана напрямую с самоцензурой.

САМОЦЕНЗУРА СЕЙЧАС — ХУЖЕ ЛЮБОЙ ЦЕНЗУРЫ. У ОФИЦИАЛЬНОЙ ЦЕНЗУРЫ ЕСТЬ ХОТЬ КАКИЕ‑ТО «БЕРЕГА», САМОЦЕНЗУРА — БЕЗГРАНИЧНА. ОНА МОЖЕТ РАЗЖИМАТЬСЯ ДО БЕСКОНЕЧНОСТИ

Журналист не свободен развращать человека, превращать его в убийцу, палача. Он должен любить то, что достойно его любви. И ненавидеть то, что достойно его ненависти. Он ответственен «за тех зверей», которых он приручил.

 

— Самоцензура на Западе существует?

— Существует, но в основном это связано с какими-то чисто «ихними» штучками — расовой предосторожностью, гендерными делами, пресловутой политической корректностью. Как правило, чисто политической самоцензуры в Америке, скажем, нет. Но, безусловно, отдельные журналисты в силу принадлежности к тем или иным частным средствам массовой коммуникации могут прибегать к определенному самоцензурированию. Но таких масштабов самоцензуры, как у нас, на Западе, как мне кажется, нет. Это чисто российское явление. 

ФОТО: maxpark.com
Сообщить об ошибке
Дек 13, 2019
Подборка советов от Центра защиты прав СМИ
Сегодня мы расскажем о бесстрашном человеке, воине и редакторе «Алтайской правды» Алексее Стручкове

Вам будет интересно: