Конференция «Медиаграмотность, медиаэкология, медиаобразование: цифровые медиа для будущего». Главное

Апр 21, 2017

Ведущие эксперты обсудили, как выжить в эпоху информационной перегрузки, что делать с фейками и чем измерить истину 20 апреля. Третья международная конференция о медиаграмотности проходит в Высшей школе экономики на факультете медиакоммуникаций и завершится 22 апреля. ЖУРНАЛИСТ записал основные идеи, которые будут доминировать в ближайшее время не только в научном мире.

 

Фил РОУЗ, профессор Университета Макмастерa (Онтарио), напомнил, что медиаэкология рассматривает не столько технологии, сколько эмоции, на которые воздействуют всевозможные информационные технологии.

Тапио ВАРИС, профессор Университета Тампере (Финляндия), председатель комиссии ЮНЕСКО по онлайн образованию, обрисовал угрозы глобальной медиасреды в современном мире:

   Опасность возвращения к риторике холодной войны и пропаганды, информационные и гибридные войны.

•   Давление среды соцсетей (в частности, Twitter) на то, что сначала люди сообщают нечто, а затем проверяют информацию.

•   Коммуникация толпы, когда люди ведут себя непредсказуемым образом, «как рыбный косяк», который невозможно контролировать.

•   Появление негосударственных акторов в коммуникации: бизнес, массы, религиозные организации, криминальные сети.

•   Цивилизационные вызовы.

Елена ЛАМБЕРТИ, профессор Болонского университета (Италия), предложила оригинальный взгляд на современную мифологию 2.0. По её мнению, фейковые новости и троллинг – это форма информационной агрессии, в которой нет ничего нового.

Мы перестаем доверять друг другу и официальным сообщениям. Но при этом фактчекинг нас не спасет, нам нужна медиаэкология.

Нужно понимать медиа как окружающую среду, на фейки надо смотреть не только через линзы журналистики. Фейк – это часть более сложного нарратива.

Мы переводим то, что видим, на язык того, что мы уже видели. Recycling (переработка) в языке приводит, наоборот, к когнитивному загрязнению.

Анна КАЧКАЕВА, профессор НИУ ВШЭ, рассказала о результатах последних исследований о состоянии медиаграмотности:

•   Желание аудитории отгородиться в ситуации радикализации от другого мнения.

•   Повышение недоверия к медиа и излишняя абсолютизация отдельных каналов или наоборот – полный отказ от СМИ.

•   Аудитории удобнее «прислоняться» в своим СМИ, политикам или мнениям.

•   Попытки зародить сомнения в аудитории выливается в недоверие к этим попыткам.

Джонатан САНДЕРС, профессор Университета Стони Брук (США), констатировал, что мы до сих пор находимся в парадигме холодной войны, когда одна сторона обязательно неправа, а другая права.

Ленин писал молоком между строк, а как мы сейчас можем читать и писать между строк? Особенно в межкультурной коммуникации.

Хуыен НГУЫЕН, лектор Университета Социальных и Гуманитарных Наук (Хошимин), описала тенденции вьетнамского медиарынка, которые очень напоминают российскую действительность:

•   Качество новостей – сенсации доминируют, на политические новости действуют ограничения.

•   Попытки фактчекинга в редакциях очень слабые.

•   Вьетнамцы читают таблоиды, не доверяют мейнстриму и ищут альтернативные каналы, но при этом активно шарят и лайкают фейки.

Ирина ЖИЛАВСКАЯ, заведующая кафедрой ЮНЕСКО медийно-информационной грамотности и медиаобразования граждан МПГУ (Россия), опечалена тем, что постулаты ЮНЕСКО превращаются в декларации. Она бьёт тревогу: школьники, которые собираются в будущем осваивать медиаспециальности, идут в профессию из-за материальной выгоды и считают, что власть должна вмешиваться в медиа процессы.

Цель медиаобразования – это камень, о который могут разбиться методики. Она должна совпадать с представлениями общества об идеалах и ценностях.

Михаил ФЕДОТОВ, председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, советник Президента РФ, считает, что несмотря на всю важность медиаграмотности и медиаобразования, объём циркулирующей информации значительно больше интеллектуальных возможностей аудитории.

В результате мы имеем огромные потоки, прежде всего, эмоций, основанных главным образом на беглом прочтении заголовков. За вспышками информации мы не видим ничего. Поэтому медиаграмотность важна и для тех, кто делает новости. И у меня такое ощущение, что для журналистов и аудитории преподносится разная медиаграмотность, так что мы не понимаем друг друга.

Камилла НИГМАТУЛЛИНА, редактор ЖУРНАЛИСТА, предложила рассматривать исследования и доклады о медиапотреблении с точки зрения оценки уровня медиаграмотности. Она рассказала о последних публикациях в журнале по этой теме и сделала вывод о том, что в глобальных выводах они совпадают.

Анастасия КАЗУН из НИУ ВШЭ продемонстрировала результаты исследования освещения трех трагических событий, произошедших 19 декабря 2016 года – массовое отравление в Иркутске, убийство российского посла в Турции и теракт на рождественской ярмарке в Германии.

Роман ЖОЛУДЬ, преподаватель Воронежского государственного университета, предложил новое слово для описания пропаганды в соцсетях – пропагандема (по аналогии с мифологемой).  

Василиса БЕЙНЕНСОН, преподаватель Нижегородского государственного университета, рассказала об использовании в медиакритике интерактивных и мультимедийных форматов. Медиакритика продолжает развиваться, в основном, в виде публицистических текстов. Однако если использовать визуальные формы подачи, интерактивные возможности, это поможет привлечь широкую, в частности, молодежную аудиторию к проблемам медиа. Подобные форматы уже практикуют как специальные («Журналист», «Новый репортер», Mediakritika.by), так и «универсальные» издания (Meduza, «Ъ», «РИА Новости») в виде интерактивной инфографики, комментариев, обзоров, тестов и игр по теме медиа.

Иосиф ДЗЯЛОШИНСКИЙ, профессор ВШЭ, выступил с критикой самого предмета обсуждения:

Бум вокруг медиаобразования искусственный. Боюсь, что много сил и денег будут потрачены зря, потому что исследования подтверждают резистентность аудитории к критике.

В завершении дня к аудитории присоединился по Skype Пол ЛЕВИНСОН, профессор Фордемского университета, ведущий исследователь в области медиаэкологии (США). Обратившись также к теме фейковых новостей, он начал с тезиса:

Чтобы понять, что такое фейк, надо понять, что такое правда.

По мнению профессора, необходимо осознать, что правда не может быть ограничена государством.

Правда должна быть опубликована, а в качественных американских изданиях много ошибок. Публикация правды сменилась мыслью «мы постараемся опубликовать правду, но никаких гарантий дать не можем».

Зачем распространяются фейки? Как минимум на это есть две причины:

•   Финансовая – люди делают на этом деньги с помощью рекламы.

•   Политическое влияние (выборы).

Уголовное преследование за распространение фейковых новостей, считает профессор, недопустимо. Как и любое регулирование государства в медиа.

Почему фейки привлекают людей? Это глубоко сидит в человеческой натуре - избегание когнитивного диссонанса. Человек приветствует информацию, которая соответствует его взглядам и картине мира.

Фейковые новости – это болезнь, которая передается через социальные медиа. Один из способов предотвратить болезнь – выработать естественный иммунитет, сравнивать источники информации. Как невозможно жить без компьютерных вирусов, так невозможно жить без фейков в интернете. Просто надо осознавать, что любая новость может быть попыткой пропаганды или манипуляции.

Есть понятие свободы выражения мнений и свобода ОТ выражения мнений. И если у читателя закрыта дверь, то у СМИ нет права ломиться в окно. Нужно понимать границы приватности.

Фото: Анна Качкаева, Камилла Нигматуллина