Триумф советчины

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны

Перед началом нового телесезона большие перемены начались на Первом телеканале. Его покидает главная звезда — Андрей Малахов. Теперь его программу «Пусть говорят» ведет Дмитрий Борисов. Закрывается проект Юлии Меньшовой «Наедине со всеми». Александр Олешко перешел на НТВ и в новом сезоне будет вести конкурс «Ты супер! Танцы». В новом сезоне не выйдет программа «Пока все дома»: расторгнут договор с производящей ее ООО «Дом» после того, как появилась информация о том, что ведущие Тимур и Елена Кизяковы брали из нескольких источников деньги на производство так называемых «видеопаспортов» детей-сирот

Появились публикации о том, что в сентябре могут быть закрыты еще четыре программы: «Давай поженимся», «Первая студия», «Контрольная закупка» и «Модный приговор», однако пресс-служба Первого канала эти слухи опровергла.

О кризисе на главном телеканале России размышляет телекритик Слава Тарощина.

Казалось, что все ограничится переходом Андрея Малахова с Первого канала, но перемены большие, а скандал гораздо серьезнее. Что там стряслось?

— За большими переменами на ТВ всегда торчат одни и те же уши. Каждый день приходят известия о закрытии той или иной передачи на Первом канале, что дает основание полагать: речь не о традиционном обновлении в преддверии нового сезона, а о важных переменах в программной политике. А это означает лишь одно: в высоких кремлевских кабинетах нарастает недовольство этой самой программной политикой.

В высоких кремлевских кабинетах нарастает недовольство программной политикой

Малахов и Олешко — лишь прелюдия к важной игре накануне выборов. Бросили пробный камень в виде сакральной жертвы по имени Малахов, увидели, какие пошли круги по воде, убедились лишний раз, что Первый канал все еще интересует публику — значит, есть над чем работать. Полагаю, перемен будет много и в дальнейшем, вплоть до весны. Пещерный уровень нынешней принудительной политизированности утомил и верхи, и низы.

Мы обсуждаем телевидение, а в это время рэп-баттл Оксимирона и Гнойного посмотрели уже 16 миллионов человек без всякого посредничества государственных телеканалов.

 Это только на первый взгляд кажется, что в битве телевизора и интернета победил интернет. Никогда прежде меня с такой интенсивностью не просили дать комментарий те медийные ресурсы, которые, на мой взгляд, просто не должны были подозревать о существовании Первого канала в общем и Малахова в частности. Можно как угодно восхищаться Оксимироном и Гнойным, но нельзя не понимать: тяжелую поступь государства прежде всего фиксируют федеральные каналы. Если ты хочешь понимать, что происходит в твоей стране, что сегодня модно в идеологическом плане, чем занимается пропаганда, ты вынужден смотреть федеральное ТВ.

Не в том ли причина перемен, что зрители разлюбили Первый канал?

— Разумеется, это вторая (после недовольства верхов) причина перетряски эфира. Всегда падающие рейтинги приводят к закрытию программ. И у Малахова, и у Олешко, и у Юлии Меньшовой (что бы она ни говорила о собственных высоких требованиях к своему творчеству), и у политических ток-шоу, и даже у пуленепробиваемого хита «Давай поженимся» — везде просели цифры. Хотя обычно ситуация другая: летом, когда все уходят в отпуск, именно эти оставшиеся передачи начинают цвести пышным цветом.

То есть публика устала и от политики, и от развлечений, которые ей предлагают?

 Хочется думать, что прежде всего публика устала от предсказуемости, с одной стороны, и от уровня запредельной халтуры — с другой. Первый канал приучил зрителя к более или менее качественному (особенно на благодатном фоне других каналов) контенту. 

Публика устала от предсказуемости, с одной стороны, и от уровня запредельной халтуры

Но последний год-полтора все стало стремительно меняться. Мы не раз говорили о том, что империя Эрнста всегда была на особом положении. Даже когда волна безумной политизации захватила все телевидение, Эрнст долгое время умудрялся оставаться в стороне. Потом, когда «мобилизационная риторика», если пользоваться выражением Проханова, Ниагарой обрушилась на страну, стало ясно: отсидеться в окопах не удастся никому. Пропагандистская стихия захватила канал, плохо приспособленный к агитпропу.

Тут-то и случилось то, что должно было случиться. Впервые за долгое время по результатам минувшего года Первый проиграл «России» по долям и процентам рейтинга. Самолюбию амбициозного гендиректора нанесен серьезный урон. Эрнст привык быть первым не только на Первом, а тут пришлось уступить Добродееву. Одно дело — превратить Урганта в культурного героя, и совсем другое — пытаться плыть в стоячем политическом болоте. «России» эта забава удается лучше. Не только многомудрый Соловьев, но и недавние новички Скабеева с Поповым — более тонкие мастера агитпропа, чем Шейнины и Кузичевы на Первом.

Достойной ли заменой Малахову оказался Дмитрий Борисов?

 Борисов — одно из главных моих разочарований последнего времени. Мне всегда казалось: этот симпатичный молодой человек, который вел на Первом канале программу «Время», достоин лучшей участи. Когда зашумели слухи о том, что он будет вместо Малахова, я, честно говоря, не поверила. Как он со своим бэкграундом, сын уважаемого литературоведа Дмитрия Бака, нырнет в ковш с грязным бельем? Очень просто — взял и нырнул. Упоенно перетряхивает исподнее Саакашвили.

Как он со своим бэкграундом, сын уважаемого литературоведа Дмитрия Бака, нырнет в ковш с грязным бельем? Очень просто — взял и нырнул

Любовницы Саакашвили вместе с однокурсниками и одноклассниками, массажистками и стилистками заполонили Первый канал. С ними неплохо управляется не только Борисов, но и Шепелев. Было два человека на Первом канале, которые как-то пытались держать лицо, два Дмитрия — Борисов и Шепелев, вдовец Жанны Фриске. Сейчас на Шепелева обрушили программу «На самом деле». Наверное, он получил предложение, от которого невозможно было отказаться. Неловко наблюдать, как и его ломают через колено — от Прохора Шаляпина и его пожилой экс-жены он уже перешел к Порошенко и тому же Саакашвили.

Ток-шоу Первого канала «Пусть говорят» с Дмитрием Борисовым

От всего этого веет неистребимой советчиной. Подверстывание людей под генеральные идеи — наше все. Меня поразило, с какой скоростью актуализируется фигура умолчания. Что я имею в виду? Вот пример. Все знают: Улюкаев заговорил. Все знают: он рассекретил Сечина и, тем не менее, госканалы вместо синхрона дают речь экс-министра экономики в пересказе — фамилия Сечина не называется.

Интересно, как Первый канал расстался с Малаховым и Кизяковым и как объяснил их уход телезрителям?

— Расставание было феерическим. В малаховской студии собрались тяжеловесы, то ли оплакивающие коллегу, то ли одобряющие новые обстоятельства. Казалось, все собравшиеся, включая нового ведущего Борисова, не очень понимают, что происходит. В неожиданном амплуа предстал Дибров. Если переводить его велеречивую речь на нормальный язык, то получается просто: время Малахова вышло, должна начаться эпоха созидания. Собственно, уже началась, и пока она ничуть не лучше прежней. Кстати, фигуре умолчания подверглись те же Малахов с Кизяковым. Когда умерла Вера Глаголева, был собран весь цвет Первого канала плюс какие-то люди, якобы дружившие с актрисой («якобы» — потому что ни один человек с подлинными чувствами не побежит в тот же день красоваться перед камерами). Весь видеоматериал взяли из главных источников — либо из программы Малахова, либо из «Пока все дома» Кизякова. Мало того что камера юлила, чтобы в кадр не попали ведущие, так никто не счел нужным сказать, что это из архивов программ Андрея и Тимура. Все, их вымарали, их имен больше нет. Это чисто советская практика.

А что говорят федеральные телеканалы об успехе альтернативного телевидения  битве Оксимирона и Гнойного?

— Понятно, что битва бьет все рекорды, даже главное событие года — прямую линию президента Путина. Разумеется, баттл и нафталинное ТВ — две разные цивилизации. Но меня смутило, что центральные каналы баттл активно пиарили. Не подключились ли старшие товарищи и к этому новому цивилизационному витку?

Упоминали, но не показывали, хотя бы потому, что эта лексика не может звучать на государственном телевидении.

— Разумеется, не показывали. Но ведь, условно говоря, баттл между Навальным и Усмановым даже и не упоминали, а тут — пожалуйста.

Несмотря на глубокий сезон отпусков, на федеральных каналах  что весьма необычно  продолжаются политические ток-шоу. Объясняют это тем, что Администрация президента начала кампанию по переизбранию Путина. Какие сюжеты обсуждают в последние дни, когда больших событий нет?

 Это уже совсем грустная история. Сейчас главные новости добываются преимущественно то из твиттера Порошенко, то из твиттера Трампа. Первая новость по-прежнему Украина, вторая — Америка. Если отвлекаются каналы от магистральной линии, то ненадолго, будь то Корея или Испания. Ощущение полного краха политвещания сильно, как никогда прежде.

Ощущение полного краха политвещания сильно, как никогда прежде

Другой вопрос: чего ждать от перемен? Не покажутся ли нам через полгода нынешние стояния в студиях с заказными экспертами и оплаченными врагами милыми детскими забавами? Ответа пока нет.

Еще одно решение перед началом сезона  о закрытии телеканала Lifenews. Казалось бы, проект полностью соответствует логике Кремля  помесь желтизны и политической лояльности. И вдруг такой финал. В чем тут может быть дело?

— Не вдруг. Решение о закрытии телеканала было принято примерно год назад, о чем и объявили владельцы. Велик соблазн надуть щеки и многозначительно намекнуть, мол, данное событие совпало с переменами в администрации президента: ушел Володин, пришел Кириенко. Есть логика Кремля, а есть логика крушения империй, которые проходят стадии зарождения, расцвета, умирания. Так случилось с империей Габрелянова. Он первым обозначил для медиа новые стандарты вседозволенности. Канал, оснащенный слоганом «первый по срочным новостям», какое-то время соответствовал своей миссии. Теперь новости не добываются, а преимущественно сочиняются — по рецепту героя Пелевина. 

Новости не добываются, а преимущественно сочиняются

Так что надобность в очень дорогой игрушке постепенно отпадала. Прежде казалось, невозможно перетаблоить Life, а нынче даже респектабельный Первый канал успешно справляется с поставленной задачей. Не следует также забывать и об империи Ковальчука, которой многое подвластно. Зачем же, как было сказано, зря множить сущности без необходимости?

Оригинал статьи опубликован на сайте Радио Свободы
Фото: shutterstock.com, courtesy photo

Авг 21, 2017

Возможное спасение для глянца (и других): переход в клубный формат

Только для членов Клуба Журналиста

Бывший сотрудник Вконтакте и Telegram подал в суд на Дурова за незаслуженное увольнение из Telegram и получил ответный иск «ООО...