Кому нужна ваша этика?

Проблемы поведения блогеров в российской сети

Сегодня статус и роль журналиста в обществе чрезвычайно низки: не в последнюю очередь к этому привело развитие гражданской журналистики и социальных медиа. Доступ к производству и распространению информации получила абсолютно «разношерстная» публика с разными уровнями воспитания, наборами ценностей и моральной планкой. Приватное стало публичным, частное — общественным. И в связи со всеми этими преобразованиями сам собой возникает вопрос: кто несет ответственность за информацию, опубликованную в блогосфере? Как вменить блогерам в обязанность соблюдать хоть какие‐то этические нормы?

 

ПАНИКА В БЛОГАХ

Об этике блогосферы заговорили еще 5‐7 лет назад, когда профсообщество обратило внимание на скандальные эпизоды с участием блогеров. В 2010 г. против Петра Сафронова, блогера и журналиста из республики Коми, было возбуждено уголовное дело за оскорбительную запись в адрес премьер-министра Путина в «Живом журнале». Сам блогер утверждал, что никакого оскорбления не было, потому что нецензурное выражение в адрес премьера употреблено им без злого умысла. Годом ранее в Татарстане блогер Ирек Муртазин был приговорен к 1 году и 9 месяцам колонии за то, что, по мнению следователей, распространял в своем блоге заведомо ложные сведения, а также сведения о частной жизни, составляющие личную и семейную тайну президента республики Шаймиева. В виртуальных дневниках другого известного блогера Рустема Адагамова Роскомнадзор увидел пропаганду суицида. Скандальный «пост» был заблокирован, но по Интернету прокатилась волна протестных акций других популярных блогеров, которые перепостили исходную запись. Французский блогер А. Жюль обнародовал информацию о беседе Путина и Обамы по так называемому «красному телефону», нарушив право на тайну личной переписки и телефонных переговоров. За распространение слухов о легочной чуме в Саратове анонимного блогера заочно привлекли к ответственности, возбудив дело по статье «заведомо ложное сообщение об акте терроризма». ЖЖ-пост автора вызвал в городе настоящую панику. В 2012 г. барнаульский блогер Антон Сизых спровоцировал международный скандал, обнародовав в Сети снимки жертв авиакатастрофы под Смоленском, в которой погибли президент Польши Лех Качиньский и его приближённые.

 

ДЕВУШКА С КАМЕРОЙ

Большой общественный резонанс вызвала история с блогером по имени Илья Мэддисон. В феврале 2017 года прокуратура Чечни заинтересовалась его старым видео с шуткой про Коран: представители ведомства усмотрели там признаки оскорбления религии. А радикально настроенные граждане объявили в Интернете настоящую охоту за блогером, который почти сразу же после инцидента удалил свои аккаунты в соцсетях. Как писали СМИ, Мэддисон покинул Россию, однако эта информация осталась неподтвержденной.

Конечно, часть скандалов зачастую надумана и сделана ради так называемого «хайпа». Сюда относится и противостояние влогеров российского сегментов YouTube: «Соболев vs Ларин», «Ларин vs Хованский», «Соболев vs Афоня TV», «Афоня TV vs Хованский» и так далее

Перечислять можно долго. Как отмечает Николай Солнышко, автор публикации «Почему ютуберы ненавидят друг друга?» на портале «Селфи», проблема в том, что вокруг популярных авторов концентрируется молодежь, агрессивно настроенная теми же блогерами и готовая в любой момент принять участие в конфликтах. Аналогичная картина наблюдается и в сообществе Pikabu. Правда, здесь многие конфликты прикрыты благими намерениями, поступками «во имя справедливости». Показательный пример — пост новосибирского пользователя neSims под названием: «Как я свою камеру попользоваться на пару дней давал...». Историю о своих злоключениях автор изначально разместил с поучительными целями, пытаясь объяснить читателям, что лучше ничего не давать в долг. neSims рассказал, как в течение года пытался вернуть свою фотокамеру, которую дал попользоваться своей знакомой. Он выложил скриншоты личной переписки и выдал сведения, позволившие пользователям идентифицировать «виновницу» конфликта. Пост привлек внимание 21 тысячи человек, которые оставили 3 тысячи комментариев. В результате по Сети разлетелись мемы с портретом девушки и нелицеприятными высказываниями, ее аккаунты были атакованы. Нашлись желающие разыскать девушку в Грузии, куда она уехала жить. Пранкер Евгений Вольнов, заинтересовавшийся конфликтом, выложил видео с записью телефонного разговора с несчастной девушкой. Не остались в стороне и СМИ: телеканал «Россия-24» сделал из этой истории целый сюжет. Впрочем, все закончилось прозаично: девушка вернула камеру автору поста. Что она ему при этом сказала — осталось тайной.

 

ЗДЕСЬ ВАМ НЕ АМЕРИКА

Обзор эпизодов, связанных с нарушением этики в блогосфере, ставит серьезные вопросы перед всем медиасообществом. Например, чем руководствуются блогеры и «народные корреспонденты» при работе с информацией? Осознают ли они, что несут ответственность перед обществом и пользователями за каждое сказанное слово? Конечно, и профессиональные журналисты нередко нарушают этические нормы, однако делают это в силу непреодолимых обстоятельств. Блогеры же вовсе не всегда понимают, какие правила необходимо соблюдать. К тому же, блоги и социальные медиа все чаще становятся каналом информационных вбросов, которые затем проникают и в традиционные СМИ. В 2009 г. был создан профсоюз, призванный защищать от нарушений прав всех русскоязычных пользователей Сети, а также отслеживать законодательные инициативы и другие юридические процессы, имеющие отношение к блогерам. Об ответственности блогеров за представленную ими информацию в уставе профсоюза нет ни слова. Из всех документов, которые хоть как‐то регулируют деятельность гражданских журналистов, известен этический кодекс американского блогера, призывающий быть честным и справедливым, непредвзятым при обработке и публикации информации. О нем пять лет назад первым рассказал Илья Варламов, который к настоящему времени уже вовсе и не блогер, а так называемое «i-media». Варламов призвал читателей обсудить американский кодекс в российской практике, но дискуссия была вялой. Одна часть аудитории крутила пальцем у виска, считая кодекс чести блогеров полной ерундой. Комментарии были такими:

Никакой особенный кодекс блогеру не требуется. Да и никто его не будет соблюдать.

При отсутствии доступа к честной и правдивой информации применение данного кодекса неактуально в нашей стране

Чтобы придерживаться пунктов Кодекса, достаточно быть обычным воспитанным и нравственным человеком. Если в школе и дома не научили порядочности и уважительному отношению к другим, то Кодекс не поможет.

Вторая часть пользователей кодекс поддержала:

На самом деле все это никому не помешает. А насчет «не навреди» — так я вообще давно удивляюсь, почему только у медиков такая присяга есть. Соблюдают или нет — другой вопрос. Озвученный ориентир всяко полезен.

Блогерам действительно нужно создавать своего рода кодекс чести, поведения. Все равно скоро к этому придем. За основу можно смело брать кодекс у журналистов. Единственное условие его принятия — это организованное мнение и решение самих блогеров, без участия государства!

Еще один любопытный документ—«Несколько основных правил поведения на YouTube», включенный в пользовательское соглашение платформы. «Держитесь в рамках приличий», — призывает администрация видеохостинга и указывает шесть пунктов, к которым просит относиться серьезно и не пытаться их обойти. Речь идет об изображениях обнаженного тела и материалах сексуального характера, опасном контенте, натуралистичном контенте, авторских правах и плагиате, угрозах, оскорбительном материале (унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к разным группам людей). «Нарушители получают предупреждения, и если нарушения повторяются, мы закрываем их аккаунты и навсегда блокируем им доступ к сайту», — предупреждает команда YouTube. В целом эти шесть пунктов содержат этические принципы работы с информацией, но насколько они соблюдаются пользователями — проверить трудно. Нет сомнения, что блогосфера будет развиваться, а блогеры постепенно приобретут профессиональные навыки сбора и интерпретации информации. Профессионализм предполагает соблюдение правил игры на информационном поле: нужно договариваться с «коллегами по цеху», героями сюжетов, аудиторией. Необходимость принятия общих правил работы в блогосфере стоит на повестке дня давно. Однако пока что единый действующий документ, посвященный этике в Рунете, так и не выработан.

 

ЭКСПЕРТЫ ГОВОРЯТ

РОДИОН СКРЯБИН, директор по развитию проекта «Лайфхакер»​:

В проблеме принятия кодекса этики много противоречий. С одной стороны, медиа подчиняются закону о СМИ, а блогеры делают, что хотят. Этим отличаются подходы к производству контента. Думаю, что фактчекинга и качественной обработки источников никогда не будет у блогеров. Часто звучит ложный тезис о том, что блогеры работают с информацией, зарабатывают на этом деньги и значит они всем должны. Важно понимать: на русском YouTube есть 100 тысяч видеоблогеров, зарабатывают из них от силы 10 тысяч человек. Блогинг остается не более, чем хобби, это творчество, самовыражение. Его ограничивать нельзя, иначе у нас не было бы, например, Сальвадора Дали. Возьмем историю про разборки с Тиньковым. Основной тезис канала «Немагия»: «Это художественный материал, сатира, наше личное мнение. Почему вы считаете, что это клевета, когда мы сразу обозначили, что это наше субъективное суждение?» А если ролик посмотрели несколько миллионов человек и есть явное воздействие на аудиторию — это клевета или не клевета? Надо разбираться.

В конечном счете неплохо, что медиасфера разделена на регулируемую и нерегулируемую части. Официальные СМИ, зажатые в рамках законодательства, могут в каких‐то публикациях ссылаться на блогеров, на их личное мнение. Это будет хороший инфоповод, чтобы рассказать о той или иной ситуации

С другой стороны, наверное, нужно использовать какой‐то документ, который бы нормировал принципы блогосферы и прописывал там правила коммерческого взаимодействия с блогерами. Можно его распространить через блогерские агентства, объединяющие разных авторов и бренды. Правда, они еще не консолидированы, не получили официального статуса. Ну вот, предположим, ты клиент, который берет этот документ, приходит к блогерам и говорит: «А вот вы же читали кодекс? Я могу рассчитывать на то, что вы будете вести себя по правилам? Если вы согласны с общепринятым документом, то начнем сотрудничество». Нужен какой‐то пакт, чтобы клиенты не переживали, что это все обман. Пока что нередко люди отказываются работать с видеоблогерами, потому что не знаешь, чего ожидать. Сегодня солидный банк дает рекламу через чей‐то канал, а через неделю автор блога выпускает провокационный ролик, в котором пьет, плюет в экран и сыплет бранью, например, в адрес президента. Это однозначно удар по репутации клиента. Если этический кодекс блогера примут, то наверняка он будет во многом похож на журналистский — с очевидными для любого человека вещами. Ничего нового из него адекватные авторы не узнают, а неадекватные скажут: «Ну и что мне эта ваша хартия?»

ИЛЬЯ СТАХЕЕВ, старший преподаватель Института телевидения, бизнеса и дизайна:

Будет ли продолжаться профессионализация блогосферы? Если под профессионализацией мы имеем в виду, что люди за свой продукт будут получать деньги, то да, количество блогеров на коммерческой основе будет увеличиваться. Люди собирают огромные аудитории, которые готовы перечислять деньги их видеоканалам, смотреть на них рекламу. И это означает, что финансовые потоки будут перераспределяться. Это нравится не всем. В первую очередь, государству и крупным корпорациям. Уже сейчас видны  попытки регулировать свободу распространения контента в соцсетях. Государство как главный «торговец угрозами» напирает на безопасность, компании пользуются предлогом защиты авторских прав. Однако это всего лишь попытки взять под контроль то, что им недоступно и существует независимо от них. Все эти разговоры про «этические кодексы блогеров» из той же серии. Люди сами обо всем могут договориться, не нужно никаких патерналистских инициатив.

Заходная иллюстрация: shutterstock.com

Ноя 2, 2017
Хотите разобраться в основах медиа? Нет времени читать многостраничную литературу? «Неучебное пособие» для вас
О том, что рассылка электронных писем превратилась для СМИ в один из эффективных инструментов формирования лояльной аудитории,
Учимся быть осторожными со словами с