Магия слова

Отчего одни строки «искрят», а другие словно «компьютерная щебенка»

Вот загадка: отчего один человек пишет, вроде бы, хороший текст, где правильно расставлены точки и запятые, есть диалоги и авторские отступления, присутствует сюжет и обрисованы герои, но текст этот не трогает тебя, не задевает внутренних струн, оставляет равнодушным. А другой автор пишет текст, особенно не заботясь об правилах и абзацах и даже, случается, вопреки правилам, но зато чтение это доставляет тебе непередаваемое удовольствие, душа трепещет, словно от встречи с чудом. Ты вчитываешься в такие строки раз за разом, словно бы они обращены прямо к тебе, ты и сам так думал, такое переживал, только сказать не мог — а он, автор, смог.

Это касается не только высокой литературы, но и журналистики.

Конечно, я имею в виду не ту «компьютерную щебенку», которая сегодня щедро сыпется на страницы газет и журналов, а высокую авторскую Журналистику, пространство которой, увы, сжимается с каждым годом.

Ведь почему люди в те старые времена так ждали публикаций Анатолия Аграновского в «Известиях», Геннадия Бочарова в «Литературке», Василия Пескова и Инны Руденко в «Комсомольской правде»? Не только оттого, что они глубоко копали, основательно раскрывали свои темы и ярче других показывали своих героев. Из их очерков, репортажей, статей на читателя обрушивалась такая необыкновенная энергетика, там так искрило…

За легкостью, прозрачностью стиля стояли часы и недели тяжелейшего труда, десятки и сотни исписанных, скомканных и снова написанных страниц

Конечно, секрет в таланте авторов. Но не только. Помню, как работали над словом мои коллеги по той старой «Комсомолке», как мучительно рождались из-под их пера те шедевры. За легкостью, прозрачностью стиля стояли часы и недели тяжелейшего труда, десятки и сотни исписанных, скомканных и снова написанных страниц. Такая была «творческая лаборатория», а лучше сказать — каторжный труд.

Мастера, умевшие балансировать на тонкой грани между журналистикой и литературой, были во многих редакциях. В «Советском спорте» — Станислав Токарев, он писал о гимнастике. В журнале «Смена» — Леонид Плешаков, он ко всему прочему был знаменит тем, что в художественных фильмах играл ямщиков и вышибал, имел огромный рост и могучую комплекцию. В «Литературке» — Юра Рост, блистательные тексты которого почти всегда обрамляли столь же чудесные фотографии.

И сейчас в некоторых редакциях есть свои классики, любимцы читателей. Но, признаемся, их все меньше. Да, время теперь иное. Но я обеими руками за то, чтобы ту старую традицию сохранить. А не выплескивать с водой ребенка.

Заходное фото: shutterstock.com
Фото: gorno-altaisk.ru, ujmos.ru, kp.ru

Сен 7, 2017
Хотите разобраться в основах медиа? Нет времени читать многостраничную литературу? «Неучебное пособие» для вас
О том, что рассылка электронных писем превратилась для СМИ в один из эффективных инструментов формирования лояльной аудитории,
Учимся быть осторожными со словами с