Ю.РОМАНОВ. Осанна за наличные

Осанна за наличные


Юрий РОМАНОВ


Несмотря на обещанное много лет назад житие в "коммунистическом раю", оно так и не наступило, а совсем наоборот. Отощавший "призрак коммунизма", ранее вольготно бродивший по Европе, забился в какие-то щели и не подает признаков жизни. 

Сейчас мы все в России усиленно строим капитализм. Этот бурный процесс иногда приобретает неконтролируемый характер. Разражаются бури, тайфуны, вздымаются цунами, выплескиваясь на страницы различных изданий порой весьма интересными публикациями. Интерес они представляют чисто клинический, так как никакого отношения к действительности не имеют. Вызваны такие публикации исключительно меркантильными соображениями. 

В строительстве высокого и светлого капиталистического здания, как в свое время и в строительстве коммунизма, есть свои передовики и отстающие. Передовики, "первый сорт" - это наши славные олигархи - "владельцы заводов, газет, пароходов". В ходе капитализации одни из них прихватили недра с черным золотом - нефтью, другие завладели голубым топливом - газом. Опоздавшие - никель, алюминий, уголь, лес, прочее сырье и другое народное достояние. Кому повезло меньше, тем достались мясо- и молочные комбинаты и сельскохозяйственные угодья. 

В минувшую веселую эпоху первоначального накопления капитала раздувались и лопались радужные мыльные пузыри банков и фондов, которые собирали деньги с доверчивых и неискушенных граждан. Граждане, поверив рекламе, несли свои сбережения мошенникам. Собрав эти деньги, мошенники становились уважаемыми членами общества, обзаводились депутатскими неприкосновенностями и высокими государственными должностями. На улицах столицы было не протолкнуться от сверкающих иномарок с флагами на номерах и синими "мигалками" на крышах. Милиционеры становились "во фрунт" и, тихо матерясь про себя, отдавали честь неясным силуэтам, просвечивающим через сильно тонированные стекла.

Сейчас все как бы "устаканилось". Некоторые мошенники сидят, разоблаченные, но недостижимые короткими ручонками спецслужб, за границами. Их упорно ищут, но не могут найти ни ФСБ, ни Генпрокуратура. В мировых рейтингах они - в первой десятке богачей планеты, о чем с чувством законной гордости мы и сообщаем. "Передовики" приобрели собственные телеканалы, газеты, взрастили в своем огороде или прикормили звезд телеэфира и сами себе решают, когда и о чем им петь. Правда, тут есть свои издержки: сфальшивил или подул не в ту трубу, имеешь полную возможность, сидя на берегах туманного Альбиона или в солнечной Испании, петь соло….

Олигархи второго сорта, не имеющие своих газет и телеканалов, с помощью собственного РR-управления, используют чужие, вознося себе оплаченную осанну. И здесь сходятся интересы олигархов и журналистов.

"Независимая" журналистика кормит не то чтобы плохо, но как-то скудновато. Человек, как рыба - ищет, где червячок пожирнее. И однажды - слаб человек - приходит в голову воспользоваться возможностью поправить свое финансовое положение, которое даже нельзя назвать материальным. "Вторая древнейшая" - это о заказной журналистике, так называемой - "джинсе". 

Наше победное поступательное движение к рыночной экономике привело к спросу и на продукцию, выходящую из-под пера журналиста. Нет, не о том спросе речь, когда ответственный секретарь блажит, что ему полосу нечем закрыть. Мы говорим о том серьезном, конвертируемом спросе, когда бизнесмены и политики - нынешние "хозяева жизни", хотят видеть себя любимых, на страницах газет и журналов не только в разделах "Происшествия" или "Их нравы", но и в серьезных аналитических материалах. 

Если есть заказ, за который вдобавок неплохо платят, его нужно выполнять. Самое первое, хотя и самое банальное правило бизнеса - "спрос рождает предложение".

Стоны о продажности и непродажности журналистов - от лукавого. Все мы работаем для того, чтобы заработать. "Не продается вдохновение, но можно рукопись продать!" - всегда актуальный Александр Сергеевич Пушкин. 

Можно, конечно, встать в позу и театрально воскликнуть: "Продаваться!? Да никогда!". Можно. Но тогда, презренный вами, клиент найдет менее одаренного, но более сговорчивого вашего коллегу, и на страницах любимого издания искушенный читатель с омерзением обнаружит статью, с каждой строчки которой свисают розовые сопли. 

В последнее время такими материалами стала грешить уважаемая мной ранее "Комсомольская правда". Ничего в целом не имея против "джинсы" - надо же сотрудникам поправлять материальное положение - я категорически против такого качества самих публикаций, которое совершенно удалило нас от истины на световые годы и парсеки расстояний. 

Примером неудачной "джинсы" можно привести опус Андрея Нефедова, который провел один день с "сахарным королем", президентом одной из агропромышленных фирм, Игорем Потапенко. ("Комсомольская правда" № 191 от 17.10.2002 года). Уже из самого заголовка статьи кокетливо смущенный миллионер, зардевшись, машет нам ладошкой: "Ну, какой я олигарх?!" А неистовый репортер с праведной дрожью негодования в голосе обличает его: "Нет! Ты - олигарх!". 

Предусматривается, что "герой", хотя и еще не набрал еще кондиций Березовского и Гусинского, но уже стал олигархом, правда, только пока - второго сорта. Статья состоит из беспомощных вопросов журналиста, совершенно не владеющего информацией, и развернутых ответов самого героя, из которых явствует, что он-то уж действительно - олигарх! Подумаешь, не набрал 100 миллионов долларов "на коммерческие маневры". Впрочем, за скобками статьи остались многие пикантные подробности, которые не заметил, либо не захотел увидеть бытописатель. Жесткого бизнесмена, действительно за глаза подчиненные зовут "олигархом" без разделения на "сортность". Работающие в Центре общественных связей корпорации, принадлежащей герою, десантные полковники в отставке, боятся его до икоты и дрожи в коленках. 

"В свой кабинет аграрный магнат взбирается по лестнице, начисто игнорируя лифт…" - пишет Нефедов, подчеркивая спортивность героя. На самом деле лифтом Потапенко не пользуется не потому, что принципиальный его противник, а просто потому, что лифт не работает уже несколько месяцев, так как (по словам сотрудников) создалась непонятная ситуация с правами собственности на него. А что касается спортивной составляющей, то немного потребовалось бы изобретательности журналисту, чтоб, к примеру, "пока хозяин кабинета совещался с начальником отдела безопасности", спуститься (без лифта) на первый этаж в превосходно оборудованный тренажерный зал. Зато большое место в статье уделено "деловым" обедам и ужинам. В дополнение к домашним пирожкам эти застолья наводят на мысль о том, что "олигарх" не долго останется таким спортивным - лишние калории все-таки…

Рассматривая вышеприведенную публикацию с точки зрения ее качества, я испытывал сильные сомнения в том, что она была оплачена. На месте заказчика, если и был таковой, я бы подал в суд за нанесение морального вреда. А редактору следовало рассмотреть вопрос о взыскании суммы, потерянной газетой из-за того, что статья заняла место на полосе. И по рекламным расценкам! Кровожадно получилось!?

Если браться за изготовление "джинсы", то почему бы не поучиться делать это добросовестно. В работе "по заказу" нет никакого криминала, если она не слишком грешит против истины и выполнена мастерски. Не стоит лицемерить и примерять на себя тогу ханжеской нетерпимости. Явление есть и нужно принимать его как данность. Никто из пишущих или снимающих журналистов не гарантирован от того, что в один прекрасный день к нему не придут и не предложат за деньги написать или снять "на заданную тему". На мой взгляд, профессионально готовый к своей работе журналист должен в такой ситуации гордиться даже таким признанием своего труда и таланта. Но, чтобы браться за эту работу, во-первых, необходимо, как минимум, знать заказчика: чем он дышит, к чему стремится, какие читает газеты, какие смотрит телепередачи… 

Что собой представляют нынешние "хозяева жизни"? Для начала, в большинстве своем - это очень закомплексованные люди. Они, как правило, знают только свой бизнес и у них ни на что другое не остается времени. "Узкий специалист подобен флюсу" - говаривал Козьма Прутков. Кроме того, сомнительность происхождения их капитала, постоянное балансирование на грани закона и беззакония, делает их крайне закрытыми людьми, которые могут общаться только в своем замкнутом мирке, куда нет доступа постороннему, тем более - журналисту. "Сумма знаний, которые выработало человечество", их не отягощает, но наличие богатства, возможностей, которые предоставляет обладание большими деньгами, питает их иллюзию всезнайства. "Отдельные" же недостатки воспитания позволяют им судить обо всем и высказывать свое мнение по любому поводу. 

Таким образом, профессионалам-журналистам нужно быть начеку, потому что оригинальность решения заказной работы может быть просто не понята, ибо еще Ларошфуко говорил: "Посредственность обыкновенно осуждает все, что выше ее понимания". И готовая работа будет не оплачена потому, что "кому-то", имеющему влияние на руководство заказчика, что-то не понравилось. 

Работа по изготовлению "джинсы" всегда носит полукриминальный характер, так как оплачивается она, как правило, "черным налом" и у исполнителя не остается никаких документов. Зато списки проплаченных творческих работников всегда остаются в делопроизводстве заказчика. При случайном взгляде на этот список я понял, почему сотрудники Центра общественных связей не скрывают легкого оттенка презрения, разговаривая с наемными работниками от прессы. 

Тысячи долларов переходят из рук в руки, оставляя государство без налогов, а самих "творцов" - беззащитными от произвола, потому что клиент считает себя вправе, повинуясь капризам собственного вкуса, как правило, дурного, оставить законченную работу без оплаты. Это при том, что один из лозунгов, написанных на его гербе - "порядочность". 

Все "договоренности" - вместо грамотно и юридически безупречно оформленного договора - ставят исполнителя в зависимость от не отягощенного интеллектом представителя заказчика и самого распорядителя кредитов - хозяина. В работе "на заказ" самым печальным является то, что заказ творцу делают одни - представители PR-службы или центра общественных связей, а вопрос об оплате решают совершенно другие - те, кто распоряжается деньгами. И здесь руководствуются простыми, как полено, критериями - "нравится - не нравится". Причем, нужно быть готовым к тому, что никто не захочет, да и не сумеет ответить на вопрос "почему?". И получается обыкновенное "кидалово". Впрочем, манеру "кидать на деньги" благополучно освоили олигархи всех сортов еще на заре капитализма в России. А иначе они были бы бедными и не достигли своего сегодняшнего положения….

В фильме Говорухина "Место встречи изменить нельзя" есть эпизод - своеобразный экзамен, который Горбатый устроил Шарапову, попавшему в воровскую "малину". Шарапов, в доказательство своего умения играть на пианино, виртуозно исполняет классический этюд, на что Промокашка говорит: " Это что! Так и я могу! А вот сыграй "Мурку"!

В результате несовпадения вкусов исполнителя и заказчика, первому приходится выступать в роли Лисы из известной басни Крылова, которой очень хочется получить свой кусочек сыра от жадной Вороны. Она прибегает к беспроигрышному ходу: "Какие перышки! Какой носок!". Вывод: лесть "гнусна, вредна", но… мастерски изготовленная, тонкая лесть хорошо оплачивается.

Рассуждать о "высокоморальности" делания больших денег, по меньшей мере, наивно. Беззубых акул бизнеса не бывает. Любое движение приличных сумм даже по легальным каналам, не говоря уже о нелегальных, невольно подминает под себя судьбы, а порой и жизни людей. Возвращаясь к материалу о "второсортном олигархе" можно отметить, что вопрос о происхождении "начального капитала" миллионера в статье остался как бы за скобками. А вопрос этот мог бы показаться интересным, ибо начиналось богатство с того, что был он "трейдером" на зерновом рынке. 

Для непосвященных - красивым словом "трейдер" называют обычного зернового спекулянта, который, пользуясь традиционным бедственным положением крестьянина, скупает у него зерно за бесценок, а продает его по твердой закупочной цене своему же родному государству, а если повезет, то и кому-нибудь другому, но уже за валюту. 

Фокус в том, что деньги крестьянину нужно отдать тогда, когда у него "трубы горят" с похмелья, либо ему срочно нужно купить горючее или сельхозмашины. Государство покупает только зерно, которое находится в закромах, а "трейдер", манипулирующий свободными деньгами, может скупить урожай на корню, еще не убранный. Конечно, в этом есть некоторый риск, но ведь "кто не рискует, тот не пьет шампанского…". 

При "Советской власти" маленький человек имел иллюзию защищенности от произвола, поскольку мог апеллировать к вышестоящему начальству. Сейчас, при "хозяине" он предоставлен сам себе, ибо выше "хозяина" только Господь Бог. Свора высокооплачиваемых бизнесменом юристов докажет, как дважды два, что работник виноват кругом. Поэтому ожидать от сотрудников компании правдивой информации не приходится. Всю "правду" о деятельности фирмы журналист может получить только от руководства, чаще всего в лице главы пресс-центра компании, но, скорее всего, он ее не получит никогда…. 

Идеальный PR- это пиар убедительный, мастерски сработанный настолько, что не оставит места сомнениям и досадным несуразицам. Помните портняжек из сказки Андерсена "Новое платье короля"? Они уверили не только самого короля, но и его министров, и весь народ в том, что на короле надето прекрасное платье. Только один-единственный неискушенный мальчик сказал: "король-то голый"! Но, что один - против массы убежденных?

Газеты и телеканалы перестали быть независимым источником правдивой информации, постепенно превращаясь в оплаченный рупор богатых компаний, банков и отдельных частных лиц. Эта тенденция ведет к тому, что во многих случаях ими начнут управлять те, у кого денег больше всего - криминал и олигархи всех сортов. 

А куда бедному крестьянину податься? Здесь просто - нужно опять учиться читать между строк, так, как мы читали раньше, при Советской Власти и цензуре.


Автор: Эксперт Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России. В издательстве "Олма-Пресс" вышла книга, написанная им с соавторстве с Александром Михайловым: "Обитатели миража. PR особого назначения".

Страница №: 
76