Агрегаторы заменили «зомбоящик»

Негосударственные информационные агентства в условиях нарастающей конкуренции вынуждены трансформироваться, чтобы выжить

Модель подписки на информационные агентства практически мертва, потому что в ней нет особой потребности. Впрочем, есть несколько исключений. Первое: орган государственной власти, который заставляют подписываться на ленту ТАСС. Второе: биржевой брокер, которому важна оперативная экономическая информация для торгов на бирже. Третье: специалист узкого профиля, который сам формирует себе подписку новостей из RSS-каналов.

В принципе я больше не вижу необходимости в подписке. Информации много, а закрытые неспециализированные ленты — пережиток прошлого. Даже закрытые статьи из «Ведомостей» или ТАСС можно спустя некоторое время прочитать в перепечатке других СМИ.

Схема старых советских газет, которую некоторые коллеги пытаются перенести в интернет — мол, мы пишем красиво обо всем, — больше не работает. Я как пользователь пойду читать про машинки на один портал, про мобильные телефоны на другой, про международную политику на третий. Это раньше надо было прилагать усилия и выписывать массу газет и журналов, сейчас достаточно несколько раз нажать на экран смартфона. А в случае Telegram-каналов даже этого делать не надо. 

 

НАПЕРЕГОНКИ С TWITTER

Информационное агентство как формат СМИ умирает. Мы никогда по скорости и достоверности не перегоним Twitter Трампа или Facebook Марии Захаровой. Новость в чистом виде уже давно стала уделом социальных сетей. Instagram Кадырова до закрытия имел более четырех миллионов подписчиков. Это примерно в 4 раза больше, чем совокупная аудитория всех СМИ Чечни. Рамзан Ахматович — главный ньюсмейкер и главный генератор событий для СМИ. Примерно то же самое и у Трампа. Он просто обошел СМИ и новостные агентства и сам стал генерировать новости.

Большие тексты в информационных агентствах — тоже не от хорошей жизни. Единственное, на чем мы сегодня еще можем играть, это на привлечении читателя ответом на вопрос «и чё?». На вопросы «что?», «где?» и «когда?» уже ответили социальные сети.

Принято считать, что в сетях информация непроверенная и агентства служат фильтром и повышают ее достоверность. Но какая еще нужна проверка информации, если об этом пишет Трамп в своем официальном аккаунте? Или Рамзан Кадыров, когда пишет в Instagram? Соцсети создали прекрасную платформу для распространения информации. Вам не надо лезть на официальные сайты или получать официальную рассылку от органов госвласти. Журналист начинает работать, когда требуется интерпретация информации. Его труд только тогда начинает цеплять, когда он доделывает «ньюс» от источника. То есть интерпретирует его так или иначе. Разговоры о достоверности или о квалифицированности очень субъективны. Для кого-то Собчак — эксперт и истина в последней инстанции, а для кого-то и Алферов не авторитет.

 

К ВОПРОСУ О ТРУДЕ

Изменилась ли жизнь информационных агентств с появлением агрегаторов? Агрегаторы — вещь очень непростая. С одной стороны, ты получил гигантскую аудиторию, в которую легко попасть. Посмотрите на Яндекс.Новости, по-моему, только ленивый сейчас не умеет писать новость под «яндекс-формат». Десять-пятнадцать минут труда по переписыванию чужой новости, и ты попадаешь в топ — вот, законная тысяча-другая читателей у тебя есть. Нагонять трафик с помощью агрегаторов достаточно просто. С другой стороны, исчезает само понятие «журналистского труда», новости становятся как под копирку, и все СМИ, от федеральных до районок, пишут об одном и том же.

ЕДИНСТВЕННОЕ, НА ЧЕМ МЫ СЕГОДНЯ ЕЩЕ МОЖЕМ ИГРАТЬ, ЭТО НА ПРИВЛЕЧЕНИИ ЧИТАТЕЛЯ ОТВЕТОМ НА ВОПРОС «И ЧЁ?»

Когда рассказывают, что взгляды населения формирует «зомбоящик», это не совсем так. Взгляды интернет-аудитории точно так же формируют Яндекс.Новости. Агрегаторы и соцсети, с одной стороны, делают любое СМИ заложником самих себя, потому что в случае отключения от яндекс-трафика у любого СМИ серьезно упадет читаемость. С другой стороны, агрегаторы повлияли на то, что в СМИ пропал эффект «первой страницы». Если читатель увидел интересную ссылку и кликнул по ней, то неважно, в каком разделе сайта находится текст.

 

ИНФОРМАЦИОННО‑ОБЪЯСНИТЕЛЬНОЕ АГЕНТСТВО

Приведу пример из практики Regnum. Мы подготовили один большой материал по приграничным регионам и опубликовали его в январе 2017 года. Его не очень хорошо читали, и он ушел с главной ленты сайта. Каково было мое удивление, когда я посмотрел его статистику и обнаружил, что этот материал до сих пор читают ежедневно не менее 5 человек, а иногда и гораздо больше.

В принципе, можно сказать: если есть грамотный текст, который четко объясняет, что именно произошло и какие будут последствия, плюс хороший заголовок, этот текст будут читать и цитировать в любом случае. Время чистых информационных агентств уходит, мы переходим в разряд «информационно-объяснительных» агентств.

При этом у государственных агентств есть неоспоримое конкурентное преимущество в виде государственной поддержки. До тех пор пока она есть, с ними ничего не случится. 


Подготовлено при участии Камиллы Нигматуллиной
Фото: shutterstock.com; из личного архива игоря павловского
Сообщить об ошибке
Фев 22, 2018
Все больше людей читают про моду. Но все меньше — в СМИ
Издатели повсеместно начинают торговлю не контентом, а буквально трусами
Первое впечатление нельзя произвести дважды