Сто расследователей и одна награда

За что российская журналистка впервые получила британскую награду за расследования о коррупции

Российская журналистка впервые получила британскую награду за расследования о коррупции. ЖУРНАЛИСТ попросил ее рассказать, как добиться успеха в международном конкурсе.

«Хрустальный шар из Лондона в 2018 году уезжает в Россию, в Москву, в редакцию «Новой газеты». Вчера вечером я стала лауреатом премии для молодых журналистов, которую вручали Thomson Foundation и Foreign Press Association in London (FPA)», — этот пост я писала глубокой ночью в отеле на Ковент-Гарден.

За секунду до того, как должны были назвать имя победителя, я пыталась угадать, кого поддержит жюри — Асада Пабани из Пакистана, который снял документальную историю о задержании 24 христиан правоохранительными органами, или Йен Дуонг До Бао из Вьетнама, автора истории о женщинах, которые были похищены и проданы в Китай.

С Асадом и Йен мы провели втроем два дня в Лондоне. Больше всего мне запомнился момент, когда мы стояли на оживленном лондонском перекрестке и выбирали, где перекусить. На то он и лондонский перекресток: индийский ресторан, вьетнамское кафе боролись за наше внимание с европейским бистро (русской кухни поблизости не оказалось). В итоге пошли пить вьетнамский кофе со сгущенным молоком.

За чашкой говорили о том, что будем делать дальше, когда вернемся домой. Йен из Вьетнама — фотожурналист, Асад из Пакистана — видеожурналист, я — расследователь. Разные части света, разные герои и аудитория. Насколько? Асад, к примеру, рассказывал о том, что видеоформаты в Пакистане развиваются активнее, потому что доносят информацию до аудитории, которая не умеет читать. Не слишком-то актуально для России, не так ли? Как и для Пакистана — проблема новостных фейков. Различий много. Общее — почти все, что касается журналисткой этики, профессиональных табу. Абсолютное табу — на продажу и покупку информации, на то, чтобы выдавать источники и героев. Табу на то, чтобы замалчивать то, что должно быть сказано. Для меня этот фундамент — единственное, что может объединять журналистов. Не место работы и не язык, не город проживания и не политические убеждения. Важно признание тех, кто разделяет мои принципы.

 

КАК Я УЗНАЛА О ПРЕМИИ?

Все началось с одного вполне конкретного канала в Telegram с 463 подписчиками (уверена, они добавятся в самое ближайшее время). Его ведет Глобальная сеть журналистов-расследователей GIJN — в том числе и на русском языке.

ДЛЯ МЕНЯ ФУНДАМЕНТ — АБСОЛЮТНОЕ ТАБУ НА ПРОДАЖУ И ПОКУПКУ ИНФОРМАЦИИ, НА ТО, ЧТОБЫ ВЫДАВАТЬ ИСТОЧНИКИ И ГЕРОЕВ, НА ЗАМАЛЧИВАНИЕ ТОГО, ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ СКАЗАНО

Уже примерно два года подряд для меня это, пожалуй, главный источник информации о том, что происходит в расследовательской журналистике за пределами России. Подборки лучших историй с примерами визуализации, дельные советы, как использовать инструменты поиска, — все это там есть. Ну а еще — информация о стипендиях и премиях. Так я узнала про Young Journalist Award — премию для молодых (до 30 лет) журналистов, которая ежегодно вручается авторам из стран с ВНД ниже $ 20 000 на человека фондом Thomson Foundation и Foreign Press Association in London (FPA).

 

ЧТО ЭТО ЗА ПРЕМИЯ?

Премию Young Journalist of the Year фонд Thomson Foundation присуждает в партнерстве с Ассоциацией иностранной прессы Великобритании (FPA). Это первая в мире организация, объединившая иностранных корреспондентов еще в 1888 году. Сейчас в ней состоят журналисты 250 медиа из 60 стран мира, а в конце каждого года ассоциация вручает награды в Лондоне. В этом году номинаций было четырнадцать — награды разобрали журналисты BBC, Channel 4, The Observer, Stern Magazine, The Guardian и Reuters.

Премия Young Journalist of the Year — одна из четырнадцати номинаций, учрежденная для молодых журналистов. В 2017 году премию получила расследователь из Украины Марианна Мотрунич, а специальная награда досталась cирийской журналистке Ваад Аль Катеаб, которая сняла репортаж для британского канала Сhannel 4 в отделении неотложной помощи больницы в Алеппо, где работал врачом ее муж. Победителем 2015 года стала журналистка Каролина Ариба из Уганды, которая рассказала о гуманитарном бедствии на острове Тисаи, жители которого отрезаны от материка. В 2014 году премию получил продюсер из Кении Морис Онианго — он представил фильм, рассказывающий о детях, которые с оружием в руках охраняют деревню от эфиопских рейдеров. 

КАК «ПОДАВАТЬСЯ» НА КОНКУРС?

•   Тщательно выбирайте истории — думайте о том, что они о вас рассказывают. Хотите ли вы показать, что можете работать в разных жанрах или что способны досконально разобраться в ситуации?

•   Больше контекста — объясняйте специфику работы в вашей стране, издании или выбор визуализации.

•   Не отправляйте работы в последний момент — чем позже вы отправляете заявку, тем меньше вероятность, что ее изучат внимательно. Отдельное время может уйти на перевод.

А ЧТО В ЭТОМ ГОДУ?

В 2018 году в конкурсе участвовали 130 молодых журналистов из 40 стран. Сначала жюри выбрало двенадцать номинантов, но в ноябре в Лондон отправились лишь трое финалистов — фотожурналистка из Вьетнама Йен Дуонг До Бао, видеожурналист из Пакистана Асад Пабани и я.

Для конкурса я выбрала три истории о региональной коррупции, которые имеют федеральный масштаб. Расследование «Черный альбом» рассказывает о схеме нарушений на выборах в России 18 сентября 2016 года. Команда гражданских активистов из 30 человек целый год отсматривала 3000 часов видео с камер, установленных на избирательных участках в Петербурге. Эта работа позволила установить личности 100 человек, которые участвовали в фальсификации в 21 избирательной комиссии в Петербурге. Каждый из них голосовал на разных участках в Петербурге от двух до девяти раз, сгенерировав 1840 лишних голосов. 

История дольщиков компании «САНА» в городе Петрозаводске — история самого большого отчаяния, которое я когда-либо видела. Несколько тысяч из них взяли деньги в долг у компании «САНА», которая выдает кредиты под залог жилья с жесткими условиями. Просрочив платежи, многие теряют свое жилье и годами возвращают компании деньги. Таких должников несколько сотен, их игнорируют местные власти и суды, как и федеральные ведомства. Должники сходят с ума и заканчивают жизнь самоубийством от безысходности.

«Черный альбом» рассказывает о схеме нарушений на выборах 2016 года
«Черный альбом» рассказывает о схеме нарушений на выборах 2016 года

Статья «Медные люди» рассказывает о борьбе жителей Челябинска против строительства Томинского горно-обогатительного комбината, которое грозит городу экологическим бедствием. Противники проекта собрали 300 тысяч подписей, но «Русская медная компания», принадлежащая промышленнику Игорю Алтушкину, продолжает строительство. Статья собрала в «Новой газете» 100 тысяч прочтений, а спустя месяц после публикации активисту движения «Стоп ГОК» Борису Московцу позвонил президент России Владимир Путин. В пятиминутном разговоре сказал, что строительство должно вестись с учетом мнения жителей Челябинска. «Новая газета» была первой, кто опубликовал эту аудиозапись, — казалось, перемены неизбежны. Но как только прошли выборы, все вернулось на свои места.

 

ПОСТСКРИПТУМ

Моя победа — победа героев моих публикаций и моей редакции. Я пришла в журналистику в августе 2008 года, в разгар грузино-российского конфликта. Это была практика после первого курса, но в редакции петербургского интернет-портала Закс.Ру я осталась надолго. Это был путь от автора заметок о задержаниях на акциях протеста до главного редактора портала Лениздат.ру, который в те годы рассказывал о жизни медиасообщества Северо-Запада. Свое первое расследование я написала четыре года назад в редакции «Новой газеты» в Петербурге. Последние два года работаю корреспондентом отдела расследований в московской редакции «Новой газеты», который носит имя своего основателя Юрия Щекочихина.

Любой текст можно написать лучше. Особенно если речь идет о расследовании. Поэтому моя победа — победа редакторов, которые работали с моими текстами в «Новой газете», — Сергея Соколова, Романа Анина и Романа Шлейнова, Дианы Качаловой. Тех, кто помогал мне в самом начале — десять лет назад, когда я только пришла в профессию. И тех, кто вдохновляет сейчас. 

РАССЛЕДОВАНИЯ

•   Обновляйтесь. Каждый день в открытом доступе появляются новые данные — они могут подарить вам истории.

•   Объединяйтесь. Командой из ста расследователей сегодня никого не удивишь — кооперация (в том числе международная) стала нормой, а не исключением.

•   Визуализируйте. Ищите способы рассказать историю ярко — визуализация не украшает, она спасает (вы же хотите, чтобы вашу историю дочитали до конца?).

•   Наблюдайте. После выхода расследования все только начинается. Собирайте реакции, следите за развитием собы‑ тий, будьте готовы вернуться к теме.

Фото: novayagazeta.ru; thomsonfoundation.org; thomsonfoundation.org
Сообщить об ошибке
Фев 8, 2019
Рассказывает главный редактор «Крымской газеты» Мария Волконская
Эстетические амбиции не должны мешать информативности газеты 
Как федеральные СМИ выбирают громкие инфоповоды из региональной жизни

Вам будет интересно: