Сто расследователей и одна награда

За что российская журналистка впервые получила британскую награду за расследования о коррупции

Российская журналистка впервые получила британскую награду за расследования о коррупции. ЖУРНАЛИСТ попросил ее рассказать, как добиться успеха в международном конкурсе.

«Хрустальный шар из Лондона в 2018 году уезжает в Россию, в Москву, в редакцию «Новой газеты». Вчера вечером я стала лауреатом премии для молодых журналистов, которую вручали Thomson Foundation и Foreign Press Association in London (FPA)», — этот пост я писала глубокой ночью в отеле на Ковент-Гарден.

За секунду до того, как должны были назвать имя победителя, я пыталась угадать, кого поддержит жюри — Асада Пабани из Пакистана, который снял документальную историю о задержании 24 христиан правоохранительными органами, или Йен Дуонг До Бао из Вьетнама, автора истории о женщинах, которые были похищены и проданы в Китай.

С Асадом и Йен мы провели втроем два дня в Лондоне. Больше всего мне запомнился момент, когда мы стояли на оживленном лондонском перекрестке и выбирали, где перекусить. На то он и лондонский перекресток: индийский ресторан, вьетнамское кафе боролись за наше внимание с европейским бистро (русской кухни поблизости не оказалось). В итоге пошли пить вьетнамский кофе со сгущенным молоком.

За чашкой говорили о том, что будем делать дальше, когда вернемся домой. Йен из Вьетнама — фотожурналист, Асад из Пакистана — видеожурналист, я — расследователь. Разные части света, разные герои и аудитория. Насколько? Асад, к примеру, рассказывал о том, что видеоформаты в Пакистане развиваются активнее, потому что доносят информацию до аудитории, которая не умеет читать. Не слишком-то актуально для России, не так ли? Как и для Пакистана — проблема новостных фейков. Различий много. Общее — почти все, что касается журналисткой этики, профессиональных табу. Абсолютное табу — на продажу и покупку информации, на то, чтобы выдавать источники и героев. Табу на то, чтобы замалчивать то, что должно быть сказано. Для меня этот фундамент — единственное, что может объединять журналистов. Не место работы и не язык, не город проживания и не политические убеждения. Важно признание тех, кто разделяет мои принципы.

 

КАК Я УЗНАЛА О ПРЕМИИ?

Все началось с одного вполне конкретного канала в Telegram с 463 подписчиками (уверена, они добавятся в самое ближайшее время). Его ведет Глобальная сеть журналистов-расследователей GIJN — в том числе и на русском языке.

ДЛЯ МЕНЯ ФУНДАМЕНТ — АБСОЛЮТНОЕ ТАБУ НА ПРОДАЖУ И ПОКУПКУ ИНФОРМАЦИИ, НА ТО, ЧТОБЫ ВЫДАВАТЬ ИСТОЧНИКИ И ГЕРОЕВ, НА ЗАМАЛЧИВАНИЕ ТОГО, ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ СКАЗАНО

Уже примерно два года подряд для меня это, пожалуй, главный источник информации о том, что происходит в расследовательской журналистике за пределами России. Подборки лучших историй с примерами визуализации, дельные советы, как использовать инструменты поиска, — все это там есть. Ну а еще — информация о стипендиях и премиях. Так я узнала про Young Journalist Award — премию для молодых (до 30 лет) журналистов, которая ежегодно вручается авторам из стран с ВНД ниже $ 20 000 на человека фондом Thomson Foundation и Foreign Press Association in London (FPA).

 

ЧТО ЭТО ЗА ПРЕМИЯ?

Премию Young Journalist of the Year фонд Thomson Foundation присуждает в партнерстве с Ассоциацией иностранной прессы Великобритании (FPA). Это первая в мире организация, объединившая иностранных корреспондентов еще в 1888 году. Сейчас в ней состоят журналисты 250 медиа из 60 стран мира, а в конце каждого года ассоциация вручает награды в Лондоне. В этом году номинаций было четырнадцать — награды разобрали журналисты BBC, Channel 4, The Observer, Stern Magazine, The Guardian и Reuters.

Премия Young Journalist of the Year — одна из четырнадцати номинаций, учрежденная для молодых журналистов. В 2017 году премию получила расследователь из Украины Марианна Мотрунич, а специальная награда досталась cирийской журналистке Ваад Аль Катеаб, которая сняла репортаж для британского канала Сhannel 4 в отделении неотложной помощи больницы в Алеппо, где работал врачом ее муж. Победителем 2015 года стала журналистка Каролина Ариба из Уганды, которая рассказала о гуманитарном бедствии на острове Тисаи, жители которого отрезаны от материка. В 2014 году премию получил продюсер из Кении Морис Онианго — он представил фильм, рассказывающий о детях, которые с оружием в руках охраняют деревню от эфиопских рейдеров. 

КАК «ПОДАВАТЬСЯ» НА КОНКУРС?

•   Тщательно выбирайте истории — думайте о том, что они о вас рассказывают. Хотите ли вы показать, что можете работать в разных жанрах или что способны досконально разобраться в ситуации?

•   Больше контекста — объясняйте специфику работы в вашей стране, издании или выбор визуализации.

•   Не отправляйте работы в последний момент — чем позже вы отправляете заявку, тем меньше вероятность, что ее изучат внимательно. Отдельное время может уйти на перевод.

А ЧТО В ЭТОМ ГОДУ?

В 2018 году в конкурсе участвовали 130 молодых журналистов из 40 стран. Сначала жюри выбрало двенадцать номинантов, но в ноябре в Лондон отправились лишь трое финалистов — фотожурналистка из Вьетнама Йен Дуонг До Бао, видеожурналист из Пакистана Асад Пабани и я.

Для конкурса я выбрала три истории о региональной коррупции, которые имеют федеральный масштаб. Расследование «Черный альбом» рассказывает о схеме нарушений на выборах в России 18 сентября 2016 года. Команда гражданских активистов из 30 человек целый год отсматривала 3000 часов видео с камер, установленных на избирательных участках в Петербурге. Эта работа позволила установить личности 100 человек, которые участвовали в фальсификации в 21 избирательной комиссии в Петербурге. Каждый из них голосовал на разных участках в Петербурге от двух до девяти раз, сгенерировав 1840 лишних голосов. 

История дольщиков компании «САНА» в городе Петрозаводске — история самого большого отчаяния, которое я когда-либо видела. Несколько тысяч из них взяли деньги в долг у компании «САНА», которая выдает кредиты под залог жилья с жесткими условиями. Просрочив платежи, многие теряют свое жилье и годами возвращают компании деньги. Таких должников несколько сотен, их игнорируют местные власти и суды, как и федеральные ведомства. Должники сходят с ума и заканчивают жизнь самоубийством от безысходности.

«Черный альбом» рассказывает о схеме нарушений на выборах 2016 года
«Черный альбом» рассказывает о схеме нарушений на выборах 2016 года

Статья «Медные люди» рассказывает о борьбе жителей Челябинска против строительства Томинского горно-обогатительного комбината, которое грозит городу экологическим бедствием. Противники проекта собрали 300 тысяч подписей, но «Русская медная компания», принадлежащая промышленнику Игорю Алтушкину, продолжает строительство. Статья собрала в «Новой газете» 100 тысяч прочтений, а спустя месяц после публикации активисту движения «Стоп ГОК» Борису Московцу позвонил президент России Владимир Путин. В пятиминутном разговоре сказал, что строительство должно вестись с учетом мнения жителей Челябинска. «Новая газета» была первой, кто опубликовал эту аудиозапись, — казалось, перемены неизбежны. Но как только прошли выборы, все вернулось на свои места.

 

ПОСТСКРИПТУМ

Моя победа — победа героев моих публикаций и моей редакции. Я пришла в журналистику в августе 2008 года, в разгар грузино-российского конфликта. Это была практика после первого курса, но в редакции петербургского интернет-портала Закс.Ру я осталась надолго. Это был путь от автора заметок о задержаниях на акциях протеста до главного редактора портала Лениздат.ру, который в те годы рассказывал о жизни медиасообщества Северо-Запада. Свое первое расследование я написала четыре года назад в редакции «Новой газеты» в Петербурге. Последние два года работаю корреспондентом отдела расследований в московской редакции «Новой газеты», который носит имя своего основателя Юрия Щекочихина.

Любой текст можно написать лучше. Особенно если речь идет о расследовании. Поэтому моя победа — победа редакторов, которые работали с моими текстами в «Новой газете», — Сергея Соколова, Романа Анина и Романа Шлейнова, Дианы Качаловой. Тех, кто помогал мне в самом начале — десять лет назад, когда я только пришла в профессию. И тех, кто вдохновляет сейчас. 

РАССЛЕДОВАНИЯ

•   Обновляйтесь. Каждый день в открытом доступе появляются новые данные — они могут подарить вам истории.

•   Объединяйтесь. Командой из ста расследователей сегодня никого не удивишь — кооперация (в том числе международная) стала нормой, а не исключением.

•   Визуализируйте. Ищите способы рассказать историю ярко — визуализация не украшает, она спасает (вы же хотите, чтобы вашу историю дочитали до конца?).

•   Наблюдайте. После выхода расследования все только начинается. Собирайте реакции, следите за развитием собы‑ тий, будьте готовы вернуться к теме.

Фото: novayagazeta.ru; thomsonfoundation.org; thomsonfoundation.org
Сообщить об ошибке
Фев 8, 2019
О тенденциях развития медийной отрасли в 2019 году, эффективной редакционной политике и использовании новых платформ
Как знаменитости и компании наказывают СМИ — материально и не только

Вам будет интересно: