ЖУРНАЛИСТУ 108 лет

Отмечаем день рождения и вспоминаем, что журнал писал об образовании 50 лет назад

 
Справка

1 января 1914 года был напечатан первый номер профессионального журнала «Журналистъ». Сегодня нам исполняется 108 лет!

Все эти годы ЖУРНАЛИСТ, созданный профессором Фриче, оставался дискуссионной площадкой, где печатались лучшие журналисты, обсуждались важные отраслевые проблемы, защищал и обучал.

Вспоминаем, о чем писал журнал полвека назад. 

В 70-е ЖУРНАЛИСТ вел юмористическую рубрику «Пункт проката» — хранилище творческого инвентаря: заголовков, эпиграфов и редакционных планов. Каждая деталь профессии обыгрывалась штатными сатириками. В одном из разделов рубрики, на доске объявлений, разместили предложение: «Пущу студента на творческую кухню, покуда буду в заграничной командировке, — очеркист Ф.». Но о профессии не только шутили — в журнале публиковали и критические разборы, где журналисты рассуждали, например, что не так с системой образования, кто виноват и что с этим делать

 

60-е: Высшее образование — не панацея

В материале «Парадоксы районной газеты» журналист Евгений Каменецкий «проходится» по редакциям районок. Ругает за отсутствие оригинальности («поменяй название — не догадаешься, где выходит»), ориентацию на чиновников и освещение протухших инфоповодов, которые авторы настойчиво выдают за актуальные. Отдельно Каменецкий осуждает газеты, пеняющие на недостаток сотрудников с высшим образованием: «Так ли уж свет клином сошелся на университетских выпускниках? Ни один факультет не в состоянии удовлетворить заявки с мест». Поэтому и предлагает отправлять молодых людей, заинтересованных журналистикой, в техникумы с тремя отделениями: журналистским, полиграфическим и книжным. Такой, по словам автора, когда-то существовал в Ростове-на-Дону.

Еще один вариант — триада «литературное объединение — рабкоровский кружок — завод» и только потом районная газета. Поработал немного, познал жизнь — и снова за парту. Так, замечает Каменецкий, не боялись поступать даже состоявшиеся журналисты, в числе которых Александр Суичмезов, профессионал «с крепкой житейской закалкой», главный редактор областной донской газеты.

 

70-е: На журфак берут кого попало

В 70-е на страницах ЖУРНАЛИСТА Илмар Иверт, председатель правления журналистов Латвии и главный редактор газеты «Циня», рассказывает о неудавшемся педагогическом эксперименте. Иверта попросили укомплектовать новое отделение журналистики Латвийского госуниверситета — провести творческий конкурс. Автор подошел к заданию ответственно — предложил новобранцам три дня перед экзаменом поработать в редакции «Цини»: «Пусть напишут заметку, подышат воздухом редакционной кухни, взвесят свои способности», — пишет Илмар. Для СССР это было инновацией, а вот в Европе такое на тот момент уже практиковали. В ГДР, например, желающих поступить на журфак не допускали даже до экзамена, если те предварительно не провели в редакции два года в роли практиканта.

Три дня работы в поле начались — чтобы те, у кого уже был опыт работы в изданиях, не заскучали, Иверт с коллегами устроили разбор их прежних материалов: «Что же выяснилось? А вот что. В одном случае нам пришлось не согласиться с рекомендацией, в спешке подписанной редактором районной газеты. В другом — оказалось, что юноша совершенно не имеет литературного дарования, и мы сочли долгом предупредить его о явной ошибке в выборе будущей профессии», — возмущается он. Все разборы журналисты напечатали и отправили в приемную комиссию. И тут случилось неожиданное: руководство университета отчитало Илмара, обвинило в отсутствии юридического основания и, что больше всего задело журналиста, его даже не поблагодарили за эксперимент.

«Оказывается, в полном соответствии с «юридическим основанием» можно принимать в университет заведомо бесполезных в журналистике людей. С тем же основанием можно затрачивать на их подготовку государственные средства, нисколько не заботясь о том, какова будет отдача. Неужели же нужно доказывать, что перед человеком, который в силу многих причин не приспособлен к журналистской деятельности, по одному волшебному слову этот сезам не откроется?!» — заключает автор.

 

70-е: Университеты не успевают за профессией

В материале «Скоро сказка сказывается…» Ефим Лазебник, главный редактор «Рабочей газеты», пытается понять, где же университетское образование повернуло не туда. По его словам, всего несколько лет назад теоретики и практики «тяготели друг к другу», вместе развивали профессию. Одни классифицировали газетные жанры, прослеживали идейно-тематическую направленность печати, исследовали аудиторию и разбирались, как же сделать так, чтобы все в редакции чувствовали себя комфортно. А другие применяли это в профессии. Но в какой-то момент «университетские исследователи стали упорно искать вышку для чистого теоретического созерцания», занялись наукой ради науки. Так в некогда мирном союзе появился разлад — ученые стали обвинять журналистов в инертности, а те в ответ разводили руками — теория ценна, только когда опирается на профессиональные ситуации.

Однажды, вспоминает Лазебник, университетский исследователь, уважаемый в научном кругу, «вышел к народу» — отважился постучаться в редакцию, чтобы научить журналистов жизни. Старался сразить коллег вольными цитатами, жонглировал модными философскими терминами и хвастался памятью ученого, которая хранит «в неизвращенном виде» названия книг и фамилии авторитетов: «Еще не успел он обтереть свое лицо от обильных капель пота, как вся комната опустела и возле него задержался только тот, кто его представлял».

ПРИЧИНЫ СЛЕДУЕТ ИСКАТЬ В ТЕХ, КТО ПРИЗВАН ДВИГАТЬ ВПЕРЕД НАУКУ. КТО ЭТИ ЛЮДИ? НАСКОЛЬКО БЛИЗКА ИМ НАША ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРАКТИКА?

При этом, отмечает автор, преподаватели факультетов выступают с семинарами и лекциями в Союзе журналистов, устраивают научные конференции. Вот только темы, которые они там обсуждают, далеки от «жгучих проблем», волнующих практиков. Дальше журналист переходит к прямым обвинениям: «Причины следует искать в тех, кто призван двигать вперед науку. Кто эти люди? Насколько близка им наша профессиональная практика, как они ею увлечены? <…> На факультетах журналистики, на кафедрах, особенно таких, как теория и практика печати, зачастую читают люди, которые не могли себя проявить в работе в редакциях, либо те, кто после прохождения университетского курса так и не попробовал журналистского пера».

Задача теоретиков, обреченных на прозябание в тени коллег-практиков, уверен редактор «Рабочей газеты», — помогать журналистам разбираться в том, что происходит. Пока этого не произойдет — авторы так и будут искать решение во всех отраслях наук, кроме самой журналистики. А главное, подытоживает Лазебник, чтобы ученые не воротили нос от практиков и приглашали их преподавать на факультеты, воспитывая себе подобных. Интересно, позвали ли после этого пламенного текста редактора в преподаватели.

 

80-е: Студенты-журналисты боятся технологий

В 80-е в Москве появился Всесоюзный институт повышения квалификации руководящих и творческих работников печати Госкомиздата СССР, который возглавил Виктор Скорупа. Через институт прошли работники ТАСС, АПН и сотрудники издательств. В интервью ЖУРНАЛИСТУ Скорупа рассказывает, что во время разработки учебного плана преподаватели советовались с социологами, медиками и психологами — вокруг было слишком много паники перед электронными вычислительными машинами (ЭВМ).

С учетом рекомендаций педагоги разработали программу, которая приучала студентов к технике. Сначала создавали «почву» — читали лекцию «Научно-технический прогресс и пути развития средств массовой информации». Затем — круглый стол со специалистами, где «пассивные слушатели превращались в активных участников дискуссии», делились страхами и сомнениями. А завершалось все практикой: в дисплейном классе студентам показывали, зачем журналистам компьютеры, и просили выполнить задания: «Компьютер можно использовать для совершенствования текущего и перспективного планирования. Благодаря несложной для ЭВМ процедуре можно вычислить проблемы, о которых давно не писали, проанализировать, какие авторы чаще всего публикуются на страницах газеты или журнала, выявить жанровую палитру», — объясняет Скорупа. В институте убеждены: менять привычки сложно, но зачем же драматизировать — за два месяца курсов страх перед техникой пропадает у всех студентов.

 

80-е: Профессия теряет престиж у молодых, нужна реформа образования

В конце 80-х Геннадий Селезнев, главный редактор «Комсомольской правды» и бывший выпускник журфака Ленинградского университета, задается нехитрым вопросом: откуда берутся журналисты? Ежегодно в «КП» поступали заявки от школьников с просьбой опубликоваться, чем ближе к концу десятилетия — тем заявок становилось меньше, а те, что до издания доходили, были некачественными: «Создается ощущение, что в среде молодежи падает престиж журналистского труда, теперь уже и факультеты оказались втянутыми в процесс постепенного снижения конкурсов, преподаватели отмечают и снижение уровня подготовки абитуриентов», — замечает Селезнев.

спустя пару десятилетий мечта Геннадия Селезнева исполнилась — в России стали появляться профильные журналистские классы при школах
спустя пару десятилетий мечта Геннадия Селезнева исполнилась — в России стали появляться профильные журналистские классы при школах

Настоящих журналистов, уверен главный редактор «Комсомольской правды», нужно готовить еще в школах. Он предлагает преподавать журналистику на уроках русского, литературы и обществознания — задавать ученикам вместо сочинений, сугубо научных текстов, у которых нет двойников в прессе, журналистские жанры. А еще лучше — ввести отдельные классы, которые готовили бы будущих профессионалов: «Опыт конкурсов, которые проводит наша газета, показывает, что ребятам и в 16 лет уже есть о чем рассказать, есть за что бороться, но литературный уровень приходящих на конкурс работ частенько повергает в уныние».

Да и сами школьники сознавались в недостатке опыта, терялись, когда оказывались в поле. К примеру, юная участница «Золотого пера», вспоминает Селезнев, написала организаторам письмо, в котором призналась, что раньше недооценивала журналистику: «Одно из ваших заданий требовало написать о детском доме, но как я могла что-то написать, когда ушла оттуда в слезах? Тут не писать надо было, а помогать, я пошла в комитет комсомола, начала ругаться с шефами, мне захотелось узнать, во всех ли детдомах такая плачевная картина и что я, если буду журналистом, смогу сделать, чтобы изменить положение?»

Реформировать школьную программу, по словам редактора, должны не только ученые, но и сотрудники редакций, а привлекать практиков можно поощрениями: сделать часть премий Союза журналистов специализированными и награждать ими сотрудников газет, журналов, радио и телевидения, которые «отдают свое время и сердце ребятам». Стоило подождать пару десятилетий, и мечта Селезнева исполнилась — в России стали появляться профильные журналистские классы при школах. А вот «Комсомольская правда» со школьниками сотрудничать перестала…

Фото: их архива журнала ЖУРНАЛИСТ
Сообщить об ошибке
Янв 14, 2022
Познакомились с научными исследованиями психологических проблем, с которыми столкнулись журналисты в пандемию
Проведение социально значимых проектов — предмет гордости и для их участников, и для самой газеты «Вести чертковские».

Вам будет интересно: