4 ярких скандала в российской журналистике и их влияние на медиасреду

В этом материале мы вспомнили четыре скандальных события, произошедших в российских медиа за прошедший и текущий годы, и проанализировали их влияние на медиасреду

Онлайн-конфликт Василия Уткина и Владимира Соловьева

Публичная ссора Соловьева и Уткина началась с высказанных спортивным комментатором недовольств в адрес государства. Они были связаны с недостаточными, по его мнению, мерами по борьбе с коронавирусом и отсутствием поддержки малого бизнеса. Это произошло в рамках эфира программы «Паноптикум» на телеканале «Дождь» 8 апреля 2020 года, и слова Уткина быстро распространились в соцсетях.

12 апреля телеканал «Царьград» связался с Соловьевым, чтобы получить его реакцию. В своем ответе телеведущий не стал оспаривать мнение Уткина в отношении федеральных служб и больше сконцентрировался на оскорблении Василия в контексте его физического и психического здоровья.

В этот же день конфликт перетек в твиттер, где они перешли на открытые оскорбления. Затем конфликтующие перенесли спор на YouTube. 13 апреля телеведущий продолжил критику Уткина в своей передаче, причислив его к противникам действующей власти, таким как Алексей Навальный и Михаил Ходорковский. 15 апреля Уткин опубликовал ответное видео, где многократно оскорбил Владимира и напомнил, что в своем первом высказывании он критиковал государство, не обращаясь к телеведущему.

16 апреля выходит новый выпуск «Паноптикума», в котором Уткин сообщает о завершении «войны». Он сказал, что после его заявлений Путин пообещал поддержку населению, а также малому и среднему бизнесу и, по его мнению, услышал блогера, а не Соловьева.

Вот как прокомментировал ситуацию журналист Александр Невзоров:

«Я же друг Уткина, поэтому всегда за него. Все это время я потратил на самую черную зависть, поскольку довольно часто стреляя в ту сторону, я ни разу всерьез не попал, потому что крика раненого зверя не следовало. А Вася двумя простыми словами взял и залимонил прямо между бровей очень опытному, очень злому, очень подкованному и хорошо вооруженному противнику».

В ходе конфликта к обоим его участникам было приковано общественное внимание, интернет-пользователи растаскивали взаимные нападки оппонентов на цитаты и мемы. В основном люди вставали на сторону Уткина, так как он изначально затронул актуальную и многим близкую проблему. Конфликт хорошо сказался на карьере Уткина, приумножив количество его подписчиков и раскрутив его медийное лицо: на возросшей волне популярности он дал интервью Ксении Собчак, Дмитрию Гордону и стал гостем юмористического шоу «Что было дальше». Соловьев же снискал меньше общественных симпатий. Он был менее убедителен, так как в основном оскорблял и угрожал Уткину, и его выпады были расценены как преследующие цели пропаганды.

«В данном случае все началось просто с того, что Соловьев немножко не рассчитал свои силы и почему-то решил на меня прыгнуть. А я думаю, что зря это сделал. И вообще, это люди зря делают», — комментирует Василий Уткин.

Конфликт показал, что публика готова более охотно принимать сторону журналиста, который может не иметь связи с правительством и большой команды: видеоответы Уткина были ниже качеством, а его работу не финансирует государство. Решающим фактором в этой «войне» была актуальность для аудитории поднятой Василием проблем. Опыт Соловьева доказал, что недостаток фактов в публичном конфликте нельзя компенсировать агрессией и истеричностью. Выбор такой тактики пагубно сказался на численности его сторонников; снизил уровень доверия к федеральным СМИ в целом.

 

Алексей Пивоваров и «Норникель»

29 мая в Норильске произошло ЧП: около 21 тысячи тонн дизеля вылилось из резервуаров ТЭЦ-3, принадлежащих компании «Норникель», попав в почву и две реки. Региональные власти заявили, что узнали об аварии спустя два дня из соцсетей, а предприятие якобы умолчало о проблеме. В регионе ввели режим ЧС, возбудили уголовные дела и задержали руководителей ТЭЦ. Следственный комитет также возбудил уголовное дело против мэра Норильска.

Ситуацию в Норильске решил осветить журналист Алексей Пивоваров на своем YouTube-канале «Редакция». 10 июня 2020 года на канале «Редакции» вышел видеорепортаж с территории «Норникеля». Впервые репортаж сделали без участия самого Пивоварова: он появился лишь в начале и в конце ролика, а с места событий вещала корреспондентка Елена Светикова. Главред канала «полностью подписался» под ее словами.

Cветикова назвала «странной» версию МЧС о том, что загоревшаяся машина въехала в резервуар с дизельным топливом, и склонилась ко второй версии, соответствующей позиции «Норникеля». Светикова также опросила местных жителей: они посчитали, что руководство «не досмотрело». В своем интервью «Редакции» Владимир Потанин назвал катастрофу «совершенно неожиданной» для компании, а причина, с его слов, — «внезапное проседание свай из-за изменений в вечной мерзлоте».

Репортаж про Норильск массово раскритиковали в сети; подписчики встретили ролик негативно: на момент написания материала соотношение лайк-дизлайк — 42 и 65 тысяч соответственно. Зрители посчитали, что тему в ролике раскрыли однобоко и не ответили на поставленный в заголовке вопрос — «Кто виноват в экологической катастрофе в Заполярье?» . Авторов обвинили в том, что ролик был проплачен «Норникелем».

Ролик раскритиковал блогер Евгений Баженов (BadComedian) в группе в Facebook. Он тоже обвинил Пивоварова в исполнении «заказа».

«Внезапно собрали пул репортеров и повезли по местам боевой славы победы над топливом (ведь репортеры ничем не повязаны с конторой, которая возит, а сама контора, которая тратит бабки на подобные пулы репортеров и вертолеты, делает все это лишь для рассказа ПРАВДЫ честному люду)».

Баженов посчитал, что «Редакция» не проверила все факты и их ролик не объяснил ситуацию. Он также прикрепил ссылки на материалы, существенно расширяющие взгляд на аварию: например, о том, что состояние конструкции давно не проверялось и Ростехнадзор предупреждал о проблемах с ним. С Баженовым согласились в Твиттере, и под роликом на YouTube стало еще больше негативных комментариев.

На сложившуюся ситуацию «Редакция» ответила, прикрепив под видео следующий комментарий:

Был ли ролик проплачен или дело правда в упущениях команды Пивоварова, этот репортаж действительно подорвал доверие зрителей к «Редакции», которая имела репутацию независимого, взвешенного СМИ. «Это не журналистика, это позор. Пивоваров, у тебя в кадре из кармана деньги Потанина торчат», — комментарий под видео. Многие считают YouTube укрытием от телевизионной пропаганды, где журналистика имеет шансы быть независимой. Эта ситуация породила сомнения в добросовестности YouTube-журналистов, в частности Пивоварова. Если ролик действительно был проплачен, то это лишь укрепляет понимание того, что государство пытается освоить YouTube как рычаг давления на интернет-аудиторию, что уже известно, например, по историям о провластных ботах или покупке рекламы выборов у известных блогеров

 

Публикация интервью Анны Зосимовой на Wonderzine

18 марта 2021 года на сайте Wonderzine было опубликовано большое интервью Анны Зосимовой, бывшей девушки Петара Мартича, солиста группы «Пасош». В интервью журналу Анна рассказала историю их отношений и обвинила Петара в физическом и психологическом насилии.

Фрагмент из интервью: «Как-то он рассказывал мне, что его первая девушка чем-то его разозлила. Тогда он заставил ее встать на колени, засунул ей в рот ствол и заставил извиняться. Его последняя девушка, по его словам, после их расставания год принимала антидепрессанты. Он ей изменял, но она “была виновата, потому что сама так себя вела”. Я не придавала этому значения, потому что все было классно. Он меня любил, души во мне не чаял».

Публикация вызвала незамедлительную реакцию: коллеги Петара по группе приняли сторону Анны, и группа приостановила свою деятельность из-за, по их словам, несовпадающих позиций. Также распалось творческое объединение «Домашняя работа», которое состояло из множества музыкальных коллективов, в числе которых были «Пасош». Общественность склонилась к позиции Зосимовой, что было видно по высказываниям людей, которые были близки к их паре, а также по Instagram-аккаунту Петара: он был переполнен гневными комментариями, и количество подписчиков резко упало.

На следующий день Петар ответил публикацией в Instagram, в которой заявил, что одни высказывания Зосимовой — выдумка, а в других не хватает важных деталей.

В опубликованном на The Village материале было сказано следующее: «В день выхода интервью мы пытались связаться с Петаром Мартичем, но от него не было никакой реакции. Незадолго до публикации этой статьи артист прислал The Village обращение, в котором рассказал, как, с его точки зрения, развивалась история. Мы хотели представить позицию героя и взять выдержки из его письма, но он запретил нам публиковать его ответ в усеченном виде». 20 марта переписку музыканта семилетней давности выставили на аукцион почти за тысячу долларов на сайте Mintable.

Аудитория была намного более склонна поддержать Зосимову, позиция которой была опубликована раньше, а слова Мартича были встречены с недоверием. В музыкальном сообществе на обвинения отреагировали по-разному: чаще артисты писали о полном прекращении сотрудничества с Мартичем, реже встречались «нейтральные» мнения, и лишь немногие встали на сторону Петара.

Вот как ситуацию прокомментировал музыкальный продюсер Александр Ионов, увидевший в ней проявление западной тенденции обвинений публичных лиц в харассменте:

«Я аплодирую Wonderzine и Ане — их спецоперация удалась на славу. Наконец-то в России появился свой собственный Харви Вайнштейн».

Реакция общественности показала, что после серьезных обвинений в адрес публичного лица, не обязательно подкрепленных реальными доказательствами, репутация обвиняемого резко портится, а встречные заявления звучат неправдоподобно, так как первое впечатление крайне сложно изменить.

Фактически обе стороны были на равных правах (вес доказательств примерно одинаков), но более серьезно была воспринята позиция, озвученная раньше. Обстоятельства скандала подходят под описание «эффекта Вайнштейна», где обвинения обретают массовый резонанс и «хоронят» карьеру обвиняемого, несмотря на то, что истинный, объективный расклад остается никому неизвестным.

СМИ, обозревавшие эту новость, были либо на стороне девушки, либо просто отражали суть ее обвинений, за редким исключением донося до читателей позицию стороны Мартича. На данный момент это самый громкий случай кэнселинга публичного лица в российских медиа, напоминающий уже не новую для западной медиасферы тенденцию. В своей основе она преследует благую цель всеобщего осуждения любых проявлений насилия к человеку, но также такие публикации могут быть использованы в личных, корыстных целях. Этот скандал может предвещать возможную волну новых обвинений в сторону других знаменитостей по западному примеру: первые случаи такого рода влекли за собой новые обвинения, порождали движения и выносили тему на всеобщее обозрение. Если эта тенденция получит развитие в российских СМИ, это будет новым, пока что неизведанным для него ответвлением.

 

Ксения Собчак и скопинский маньяк

22 марта 2021 года телеведущая Ксения Собчак выпустила на своем YouTube-канале фильм о вышедшем на свободу после 17 лет тюрьмы скопинском маньяке Викторе Мохове, который 3,5 года держал в подвале и насиловал двух несовершеннолетних девушек. Собчак взяла у него интервью, в котором он рассказал, что ему приятно внимание журналистов, и признался, что не занимался самокопанием. Мохов произвел впечатление человека, не раскаявшегося в совершенном преступлении, напротив — чувствующего себя комфортно. Более того, его рассуждения наталкивали на мысль, что он готов совершить нечто подобное снова, потому что он остался озабочен жизнями своих жертв, а маниакальные наклонности в нем сохранились.

«Вину свою искупил, что теперь — всю жизнь страдать? У девочек сейчас все хорошо, меня это радует, у них все наладилось».

Слова Мохова о том, что ему нужно «заняться» одной из бывших пленниц, обеспокоили Госдуму. Депутат Оксана Пушкина потребовала от ФСИН и Генпрокуратуры проверки высказываний маньяка. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский после выхода фильма потребовал отстранить Собчак от эфира. Также политик заявил о необходимости запретить брать интервью у лиц, осужденных по статьям о насилии или убийстве на законодательном уровне. Пушкина пообещала подготовить соответствующий законопроект.

Фильм стали бурно обсуждать в интернете, в первую очередь из-за того, что ставить подобного человека в центр внимания — крайне неоднозначно, некорректно.

Главный редактор Esquire Сергей Минаев высказался о том, что осуждающим Собчак следует понять, насколько она, по его словам, беспринципна в делах, касающихся привлечения внимания.

Стоит отметить, что фильм все же указал на недостаток в карательных мерах. После многолетнего срока Мохов вышел из тюрьмы, по большому счету не сделав из них никаких выводов.

Крайне резко о фильме и о Ксении высказался российский и грузинский журналист Отар Кушанашвили на своем YouTube-канале: «У убийц-ублюдков интервью не берут. Снимают о них документальные фильмы: для этого достаточно федеральных каналов, которые время от времени посылают свои делегации, чтобы заснять, как их, сгибая в три погибели, проводят по этим коридорам и им не дают житья там. Потому что их удел — быть бессловесным животным, в том месте, которое они заслужили своими преступлениями. А она возвела его в ранг собеседника и совершила глумление, не над ним, над нами всеми. Она предоставила ему трибуну, чтобы он сказал, что он “оступился немножко”. Вы вслушайтесь в это».

25 марта компания «Авивир», дистрибьютор тестов для выявления коронавируса отказалась от сотрудничества с Собчак. Михаил Василенко, глава отдела маркетинга компании объяснил это решение тем, что рекламу их продукта показали в видео о скопинском маньяке Викторе Мохове. По его словам, в договоре не было указано, кто будет героем ролика с их рекламной интеграцией.

«Мы на эту историю не согласились бы. Такой сюрприз нас, мягко говоря, удивил», — сообщил Василенко.

До публикации ролика в интернете появлялись сведения о том, что Собчак заплатила Мохову 50 тысяч рублей, а Telegram-канал Mash утверждал, что она оплатила маньяку покупку новой мебели. Жириновский заявил, что ведущая заплатила Мохову три миллиона рублей. После этого телеведущая задумалась о том, чтобы подать против него иск о клевете. Собчак отрицает, что она платила маньяку, и утверждает, что договорилась об интервью «не за деньги, а за давние отношения с определенными людьми».

Благодаря «дурной славе» фильм вызвал большой интерес у интернет-аудитории — на момент написания текста интервью посмотрели почти 7 миллионов раз. Позднее Собчак объяснила, что интервью — не обязательно форма комплимента, а его герой — не обязательно человек, которому симпатизирует автор. «Как по мне, плох тот журналист, кто не воспользуется подвернувшимся шансом взять интервью у Гитлера», — заявила ведущая. При всем негодовании публики интервью привлекло внимание людей, хоть и ценой крупного скандала.

Выход фильма заставил российские медиа задаться морально-этическими вопросами: где рамки дозволенного в делах, касающихся преступников-убийц; можно ли давать им слово, если да, то в какой форме; насколько далеко можно зайти в исследовании бесчеловечных преступлений, может ли подобный человек давать интервью? На основе этого скандала можно формально обозначить границу неприемлемого. С одной стороны есть традиционная документалистика, которая может раскрывать историю недостаточно живо, с другой — фильм Собчак, вызвавший много возмущения. Фильм поставил задачу поиска золотой середины между следованием морали и желанием показать больше. Хорошим примером такой работы можно назвать фильм канала «Редакция» об ангарском маньяке Михаиле Попкове, который сочетает в себе эти два стремления и был встречен зрителями тепло.

 
Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Авг 18, 2021

Рассказываем о платформе «Сила слова»
Интервью с автором и редактором издания «Люди Байкала»
Приемы, которые сэкономят медиаменеджерам силы и время

Вам будет интересно: