75 лет журналистскому образованию в Петербурге: что дальше?

О прошлом и будущем журналистского образования

 

Празднуя юбилейные даты, очень важно говорить о будущем. В 2021 году к журналистскому образованию предъявляется гораздо больше требований, чем это было в 1946-м, когда появилось отделение журналистики при филологическом факультете СПбГУ. За 75 лет мы прошли длинный путь, сформировали культуру научной школы, образовательные стандарты и подходы, традиции в методологии творчества, воспитали не одно поколение успешных журналистов.

 

Но что мы видим сегодня?

С одной стороны, недоверие к высшему образованию в целом и к журналистскому в частности со стороны действующих журналистов, которые не получали профильного образования. Но, с другой стороны, высокий запрос на медийных специалистов со стороны рынка и все увеличивающийся конкурс на журналистскую специальность со стороны абитуриентов. В этой ситуации мы, представители университета, решаем принципиально новые задачи: расширяем границы журналистики до медиакоммуникаций в образовании, активно привлекаем практиков к преподаванию и взаимодействию со студентами, смещаем акцент с аудиторной работы студентов (сегодня — в виртуальных классах) на самостоятельную, в частности — проектную.

 

О чем студенты журфака мечтали еще 20 лет назад?

Возглавить редакцию газеты, отправиться в увлекательное путешествие на край земли ради специального репортажа, появиться в кадре новостной телевизионной передачи, взять интервью у знаменитости? Сегодня мечты и цели становятся более амбициозными и сложными: запустить медиастартап, спродюсировать VR-проект, настроить кроссплатформенные продажи, разработать редакционную стратегию цифровой дистрибуции. И при этом нужно уметь работать «руками» — писать, говорить, снимать, обрабатывать, монтировать, заниматься дизайном для профилей в соцсетях, презентовать и вести переговоры, настраивать автоматические системы.

 

Что может измениться еще лет через 20?

Будет ли вообще существовать профессия журналиста? Несомненно. В цифровом пространстве, где количество авторов и контента различного качества умножается ежесекундно, потребность в специалистах — которые осуществляют навигацию в этом море фактов и мнений, проверку и обработку данных, тонкую настройку эмоций аудитории на конструктивную волну, занимаются повышением медиаграмотности и в целом критического мышления аудитории, — неизбежно возрастает. Мы видим, что в подготовку универсальных и узкоспециализированных «солдат» включились не только государственные и частные университеты (сегодня в образовании журналистов принимают участие около 130 школ по всей стране), но и коммерческие компании и индивидуальные блогеры. Это провоцирует размывание стандартов, порождает дисбаланс на рынке труда, ставит под сомнение необходимость системного образования специалиста в медиакоммуникациях и журналистике. Я верю, что и через 20–25 лет мы сможем усилить академические позиции и повысить престижность журналистского образования в гуманитарной сфере. И тогда, на праздновании 100-летнего юбилея, наши последователи вернутся к этому тексту, чтобы спросить себя, ответили ли мы на вопросы, поставленные в 2021 году, и выполнили ли эти задачи.

 
Изменения в журналистском образовании — это не про замену одних предметов на другие или лекторов-профессоров на лекторов-продюсеров

Эти изменения должны касаться адаптивности учебного плана и гибкости в построении карьерного маршрута, самостоятельности студентов и поворота преподавательской деятельности в сторону менторской поддержки и проектной фасилитации, если говорить о профессиональных, а не фундаментальных дисциплинах. Преподаватель сегодня, и тем более в будущем, — это, прежде всего, коммуникатор, а не информатор. Он не передает знания в одну сторону, а провоцирует рождение нового знания и практики непосредственно в аудитории. Казалось бы, в этом нет ничего революционного, но еще недавно мы думали и работали в очень комфортных условиях, когда не было гонки цифровых платформ, резких колебаний в медиапотреблении, серьезных изменений в процессах медиапроизводства, да и хотя бы пандемии с ее дистанционкой. Последний год показал нам всем, насколько важен навык адаптации и гибкой настройки медиа в условиях меняющейся среды.

Современный журналист — это коммуникатор в сложной ситуации неопределенности, который мигрирует между платформами и находится в постоянном слушании аудиторных настроений. Журналист будущего преодолел все волны цифровой адаптации и вернулся к большим гуманитарным вопросам: как человек должен обращаться с миром физическим и миром информационным, на ком лежит ответственность за качество коммуникационных потоков и характер медийных эффектов, что является действительно важным и нужным для развития дигитализированного человечества. И тогда хранители культуры и традиций журналистского образования предложат те принципы, которые формировались в академической школе, как ценный ресурс для ответов на эти вопросы.

Сегодняшним студентам-журналистам я бы пожелал настроить свой профессиональный тюнер на волну будущих изменений, чтобы видеть ситуацию в медиа как минимум на 4 года вперед для бакалавров и на 2 года вперед для магистров. Если раньше график изменений плавно шел наверх, то сегодня он буквально взметнулся вертикально. Самое время пристегнуть ремни и удержаться в своем космическом корабле.

Фото: Роман Павлов / jf.spbu.ru
Сообщить об ошибке
Апр 30, 2021

Хочешь заработать? Пройди онлайн-курсы!

«Новые диджитал-медиа»

«Как создать диджитал-отдел на основе редакции» 

Для членов Клуба Журналиста с VIP-пакетом скидка 5% 

Вам будет интересно: