Александр Герцен: создатель русской зарубежной журналистики

О «Вольной русской типографии», «Полярной звезде» и «Колоколе»

Если сегодня у журналистов в тренде статус «иноагент», то в XIX и XX веке в моде было «уехать в эмиграцию». Новое явление было так популярно, что на рубеже веков даже появилось понятие «русская зарубежная периодика» — периодические издания, которые писали о России для российской аудитории, но печатались в Европе. Первопроходцем и основателем зарубежной журналистики считается публицист и филолог Александр Герцен. И не зря: за два десятилетия он смог наладить регулярный выпуск нескольких изданий и заставил правительство России ждать каждого выпуска своих газет и журналов.

 

Из России в Европу

Путь Александра Герцена в журналистику начался в российской печати в 1840-е годы, когда он стал публиковаться в «Отечественных записках» Краевского и в «Современнике» Некрасова и Панаева. Герцен сразу показал себя в столице как талантливый философ и публицист. В этот период он выпускает циклы философских статей «Дилетантизм в науке» и «Письма об изучении природы», повести «Записки одного молодого человека», «Доктор Крупов» и «Сорока-воровка», роман «Кто виноват?»

Еще во времена учебы в Московском университете на фоне всеобщего общественного недовольства Герцен вместе с другом Николаем Огаревым создал революционный кружок. Ничего экстремального члены кружка не делали: читали философские трактаты и обсуждали последние новости. Такая «деятельность» продолжалась и после окончания учебы, что привлекло лишнее внимание. В 1834 году Герцена вместе с другими членами кружка арестовали по обвинению в распевании пасквильных песен, порочащих императорскую семью. И хотя позже обвинение было признано ложным, Герцен уже был отправлен в ссылку, где продолжил свои не активные, но настойчивые поиски пути, который спасет Россию.

В январе 1847 года Герцен с семьей выехал за границу. Через год во Франции начинается революция, в которой публицист сначала видит путь решения многих российских проблем, но после поражение разочаровывается в своих убеждениях.

Пережив духовный кризис, он отказывается от прежних либеральных идеалов, вырабатывает новую систему взглядов, в основе которых лежит мысль об умирании «старой» Европы и исторической роли «славянской» России.

 

Создание Вольной русской типографии

Эмигрантская пресса, как социальное явление, стало ярким противопоставлением ситуации в Российской империи: абсолютная монархия закручивает гайки на фоне европейских революций, жесткие законы ограничивают все сферы жизни, новые цензурные уставы душат прессу сильнее предыдущих. На подобном фоне вольная зарубежная пресса оказалась для читающей публики настоящим глотком свежего воздуха.

А началось все с Вольной русской типографии, в которой Герцен после переезда из России планировал создать издание «свободной бесцензурной речью», чтобы «невысказанным мыслям… дать гласность, передать их братьям и друзьям, потерянным в немой дали русского царства». Несмотря на кажущуюся наивность идеи, публицист смог добиться успеха: благодаря оппозиционной тематике деятельности Вольной русской типографии с 1853 года быстро получила отклик как внутри России, так и в международном общественном мнении. У типографии сразу сформировался широкий круг читателей, что обеспечило тиражи и внимание. Правительственные сферы также отреагировали на деятельность типографии незамедлительно, чему способствовал сам Герцен, рассылая свою печатную продукцию высшим петербургским чиновникам.

В августе 1855 года в Лондоне начинает выходить журнал «Полярная звезда», в первую книжку которого вошли письма известных литературных деятелей, а также статья Герцена «К нашим», в которой он призывал к сотрудничеству всех образованных русских и публично обращался к Александру II.

В этом обращении одной из первостепенных задач, наряду с необходимостью освобождения крестьян от крепостного состояния, он ставит освобождение печати от цензуры.

Уже со второй книжки Герцен понял, что без периодичности выхода журнал может быть только сборником.

 

«Колокол»

События в России развивались так быстро, что вскоре Герцен почувствовал необходимость в оперативном печатном органе. 13 апреля 1857 г. было объявлено о готовящемся выходе газеты «Колокол», которую Александр Иванович выпускал вместе с другом Николаем Огаревым. Сначала она задумывалась как «прибавочные листы» к «Полярной звезде», но в итоге превратилась в самостоятельное издание. «Колокол» просуществовал десять лет, и не просто так.

Хотя в первых номерах «Колокола» были материалы только русской эмиграции, вскоре страницы издания заполнили письма из России. На страницах газеты авторы требовали освобождения печатного слова от цензуры, крестьян от крепостной зависимости, сословия от телесных наказаний. Благодаря общественному подъему в России спрос на лондонские издания все более возрастал. Было известно более ста корреспондентов Вольной русской печати из разных слоев общества. 

Такой поток реакции с родины подтолкнул Герцена издавать публицистические сборники «Голоса из России». Всего вышло девять выпусков с материалами, которые представляли разные взгляды и мнения. И даже если позиция автора не совпадала с позицией редакции, Герцен говорил: «печатать все полезное нашей общей цели».

В 1860 годах издательская деятельность Герцена и его единомышленников приобрела огромный размах. Материалы, поступавшие из России, печатались в «Колоколе», в приложении к нему, в «Исторических сборниках», в «Полярной звезде». Эти лондонские издания из-за рубежа оказывали значительное влияние как на общественные настроения в России, так и на действия правительственных сфер.

До издателей «Колокола» регулярно доходили слухи, что за газетой внимательно следит сам Александр II, а чиновники хотят создать «анти-Колокол» для опровержения герценовских идей.

 

Полемика за границей

Если общественность первое время поддерживала тезисы Герцена, то российская периодика выступала против. Полемики между зарубежными изданиями Герцена и разнонаправленными российскими газетами, и журналами были похожи на баталии и привлекали общественное внимания.

В 1859— 1860 годах журнал «Современник» начал спор с «Колоколом» об отношении к обличительной литературе и другим вопросам, по которым они расходились в программах. Полемика между либеральными изданиями показала, что при общих целях они по-разному видят путь к ее достижению. Если «Современник» в это время стал расходиться с либералами, то «Колокол», наоборот, стремился объединить всю оппозицию.

По мнению Герцена, для освободительного движения крестьян мирным путем через реформы могут быть выгодны все возможности.

Эта же позиция просматривалась в полемике Герцена с неизвестным под псевдонимом «Русский человек» на страницах «Колокола». Анонимный автор прислал в редакцию письмо, в котором упрекал Герцена за недостаточный радикализм, за стремление к мирному решению крестьянского вопроса. Надо отметить, что пути решения крестьянского вопроса — это одна из главных дилемм Герцена. Изначально он отдавал предпочтение мирной «самодержавной революции», опираясь на ранний исторический опыт, когда развитие России определялось неожиданным действиями правительства и образованного дворянства, но со временем его позиция стала меняться.

Обсуждение этой темы продолжилось в ответе на прокламацию «Молодая Россия», авторы которой обвиняли «Колокол» в отказе от либерализма. Герцен ответил на прокламацию двумя статьями, где показал, что революция может быть только народной. Между революцией и реформой он выбирает мирное решение проблемы, отвергая экстремизм.

Отвечая на статьи из России, Герцен сформировал теорию «русского социализма». По его мнению, буржуазная Европа «дописала последнюю страницу своей истории». Европейскому «концу» он противопоставлял русское «начало», которое видит в сельской общине и в освободительных традициях русского народа. По этой причине одним из программных вопросов «Колокола» стало обсуждение Земского собора. В обстановке того времени, когда идеи народного представительства получили широкое распространение в России за счет славянофилов, участие лондонских изданий в обсуждении идеи Земского собора имело большое значение.

Но такая дерзкая позиция подорвала статус публициста и среди либеральной общественности, и среди профессионального сообщества. В 1862 году Михаил Катков выпустил серию статей про «наших заграничных эмигрантов». Оскорбительный тон и обвинение Герцена в подстрекательстве молодежи были одобрены в правительственных кругах, из-за чего поступило распоряжение столичным изданиям также опубликовать этот текст. Недовольство Герценым, которого представляли кровожадным революционером, манипулирующим общественным настроением, росло, а после защиты польского восстания 1863 году в российской периодике его окончательно перестали поддерживать. Польские события окончательно развели по разные стороны Герцена и либералов. В результате спрос на издания Герцена стал падать, а сторонники отворачиваться.

Публицист понимал, что новая общественно-политическая ситуация требует новых форм пропаганды. Он пытался удержаться и даже перевез редакцию Вольной русской типографии из Лондона в Париж, но это не смогло спасти ситуацию. После он скажет: «Разные времена требуют разных оружий». Подводя итог своей издательской деятельности за границей, Герцен писал:

«Что касается до нашей русской речи, мы сказали почти все, что имели сказать, и слова наши не прошли бесплодно… Одна из наших великих наград состоит именно в том, что мы меньше нужны».

К концу XIX — началу XX века эмигрантская пресса разрослась до удивительных размеров и стала одним из ярких явлений российской и европейской культуры. А основой стал опыт издательской и редакторской деятельности такого первооткрывателя как Александр Герцен. Именного его издания дали старт для создания и развития огромной системы эмигрантской прессы, которая захватила Европу, Америку и даже Россию и внесла свой вклад в крушение крупнейшей державы мира. 

Изображения из открытых источников
Сообщить об ошибке
Дек 13, 2022

Вам будет интересно: