Читатели рассказывают: Коко из уральской глубинки

История фотокорреспондента ТАСС из Свердловской области

В 70-80-х годах прошлого века на севере Свердловской области репортажными снимками славился Александр Потапов. Выработав стаж в шахте, он обеспечивал прекрасной фотоиллюстрацией газету Североуральска. В «Заре Урала» Краснотурьинска долго и плодотворно трудился Виталий Петрик. Среди газетных фотокорреспондентов Северного Урала более позднего периода нельзя не отметить творчество Владимира Суворина из Карпинска.

В Серове же до сих пор помнят имя первого фотокора газеты «Серовский рабочий» Василия Коковихина, сотрудничавшего с ТАСС. Об этом человеке расскажем в этом материале.

 

Смел да умел

Родом он с Вятки. Как все деревенские мальчишки рано познал крестьянский труд. Семья считалась крепкой, хотя и не жила богато. С земледелием справлялись своими силами, работников не нанимали. Десять лет исполнилось пареньку, когда в России произошла социалистическая революция. Все изменилось в коллективизацию. Лошадь, корову увели со двора. Отца выслали. Вот тогда познали, что такое бедствовать.

Василий, не долго размышляя, завербовался на стройку в Березняки Пермского края. Кое-какой навык имел. Плотницкое дело осваивал легко, с интересом. Решение перебраться на север Урала пришло само собой — в Надеждинске обосновались родственники. Мастеровитого рослого юношу быстро заметили, зачислили в ударную строительную бригаду. На его глазах и при его участии росли лечебные корпуса больничного городка со сквером и фонтаном, встали в ряд двухэтажные деревянные дома для медперсонала. Довелось возводить жилые дома на улице Парковой, участвовать в строительстве Дворца культуры металлургов и его открытии в 1931 году. Спустя полвека на юбилейном торжестве Василий Иванович Коковихин оказался в числе награжденных памятной медалью с изображением здания ДКМ, признанного памятником архитектуры регионального значения.

 

Случай, ставший счастливым

Жизнь настойчиво налаживалась в рабочем поселении, получившем в 1926 году статус города. И у Василия все складывалось благополучно. В руках надежная профессия, стабильный заработок. Приобрел велосипед. Встретил свою любовь, женился. Родилась дочурка — первенец. Но размеренно текущая его жизнь враз превратилась в бурную событиями.

Однажды на городском рынке стремительный Василий притормозил у оживленной толпы и долго не смог уйти. Так происходит, когда простое любопытство перетекает в любознательность. С того дня каждый раз, бывая на рыночной площади, спешил к заветному месту и надолго там задерживался. Стоял в сторонке и наблюдал за действиями фотографа-моменталиста Ибрагима Нигматулина. Люди, сменяя друг друга, вставали и замирали перед громоздкой камерой, не мигая, не улыбаясь. А вскоре восторженно разглядывали полученные фотокарточки. Таинственный процесс завораживал, а Василия по-особому: ему страсть как хотелось совершать чудо самому. Но так, чтобы люди на фото выглядели не застывшими истуканами, а как живые.

Свою гордость и радость, свой двухколесный транспорт он без сожаления обменял на фотоаппарат. За первым шагом последовал второй. Напросился в ученики в фотомастерскую Ногтева. Освоил зарядку и проявку фотопластинок, фотопленки, составление растворов для печати снимков. Фотографировал все, что видел. Дома и деревья при дневном и вечернем освещении, людей вблизи и издалека, в профиль и в анфас, на улице, в парке, в помещении. Кто-то бежал, кто-то стоял, кто-то смеялся, читал газету, играл с ребенком… Это так увлекло, что даже потеснило любимое занятие рыбалкой и охотой. А если выбирался в лес, на речку, не забывал прихватить аппарат. Фотоснимки печатал в кухоньке с занавешенным окном. Потом спешил показать родне, раздавал друзьям, знакомым, а то и совсем незнакомым людям.

 

Из плотников в фотокоры

Кто-то посоветовал ему показать фотографии в редакции местной газеты «Пролетарий», ставшей в 1939 году, в связи присвоения городу новому имени, «Серовским рабочим». Снимки сразу по достоинству оценили, почти все опубликовали. Под каждым стояла фамилия автора. Так плотник стал фотокорреспондентом, а вскоре, и уже на долгие годы, хорошо известным в городе и округе человеком.

Высокий, крепко сложенный, громогласный Василий Коковихин быстро освоился в коллективе газетчиков. Все журналисты тогда были бойкие, шумливые, рьяные. Общительность, открытость молодого человека пришлись им по душе. Со временем Василий стал заводилой разговоров на разные темы.

Литературные сотрудники отправлялись с ним за репортажами, собирать материал для будущих статей, очерков. Александр Лестов, техник по образованию, познакомил Василия с полным циклом металлургического производства, заводскими цехами. Борис Черезов освещал на страницах газеты школьную жизнь, спортивные мероприятия и всегда оставался доволен фотоиллюстрацией.

Частенько до позднего часа задерживался Василий в фотолаборатории, даже в выходной. Бывало заночует в редакции, положив под голову газетную подшивку. А рано утром на столе редактора лежали готовые снимки.

Еще больше их обновлялось на стенде у редакции газеты. Горожане шли сюда специально, делая крюк по дороге с работы. Знали, что кроме свежего выпуска газеты обязательно увидят много интересного. Газетный стенд стал особенно популярным с появлением сатирических выпусков рабселькоровского клуба. Хорошим подспорьем его художникам и поэтам служили снимки Коковихина. Он и сам находил темы для резких фотообвинений.

 

Дядя Вася, достань воробышка!

Возвращение фотокора после очередной съемки наполняло редакционные кабинеты оживленными разговорами, смехом. И громче всех был Василий, легкий на шутку и щедрый на дружеские прозвищами, не вызывавшие у коллег обид, а только улыбку. И к нему в редакционной среде прочно пристало одно. Он откликался как на что-то обыденное, когда называли «Вася Коко» или просто «Коко».

Редакция располагалась в большом жилом доме, во дворе всегда бегало много ребятни. Завидев фотокора, весело щебечущая толпа обступала его, а он, величественно возвышаясь, и не пытался вырваться, находил, о чем поговорить с юными почитателями. Не только от сорванцов слышал: «Дядя Вася, достань воробышка!». Как же это казалось точно, символично в обращении к нему. Не просто из-за роста. Словно маленький воробышек уютно умещался в его огромной ладони фотоаппарат «ФЭД». Они всегда были вместе.

 

Шагал широко

Василий работу в газете совмещал с сотрудничеством с ТАСС — Телеграфным агентством Советского Союза. Его фотоснимки металлургов, горняков, шахтеров, лесозаготовителей, представителей северных коренных народов разлетались по различным печатным изданиям нашей тогда огромной страны. Целая серия фотографий Коковихина посвящена Анатолию Константиновичу Серову и его двоюродному брату, тоже летчику, погибшему в годы Великой Отечественной.

На фронт Василия Коковихина не призвали. Великан не слышал на одно ухо. Потому и говорил так, и собеседники повышали голос, зная о его недуге. Всю войну трудился в газете, отмеряя десятки километров, ради нескольких фотоснимков. Шагал всегда широко, ходил быстро. По улицам, по таежной тропе, по пригородным дорогам. Скор был во всем.

Прежде всего — большая работа и высокая ответственность. Фотосъемка в шахтах, разрезах Богословска (ныне город Карпинск), на рудниках поселка Турьинска (г. Краснотуриьинск). Для него обыденным считалось преодолеть 40-50 километров. Нужны снимки тружеников Петропавловска (ныне Североуральск), и Коковихин, взяв запас фотопленки, снова в пути. Прошел 100 километров, выполнил поставленную задачу и пешком же вернулся назад. А км 10 до поселка Филькино для него, что сбегать за водой до колодца у дома.

 

Фотомастер по туризму

Василий с гордостью носил на пиджаке значок «Мастер спорта по туризму». Увлечение охотой, рыбной ловлей к этому его достижению отношения не имеют, как и переходы, связанные с работой. В середине прошлого столетия в Серове на металлургическом заводе возникло мощное туристическое движение. В каждом цехе, в отделах заводоуправления и разных службах возникли турсекции, объединенные в турклуб. Не десятки, сотни молодых рабочих и служащих ходили в походы выходного дня, более опытные — и во многодневные, совершали экскурсионные поездки в соседние города с посещением музеев, шахт, рудников, состязались в готовности к путешествиям на летних и зимних турслетах. К туристам-заводчанам примкнули студенты Серовского металлургического техникума.

О том периоде сохранилось немало фотографий, сделанных Коковихиным. Туристическое объединение метзавода имени А.К. Серова в 1952 году признали лучшим среди предприятий черной металлургии СССР. В чем несомненная заслуга фотодокументалиста Василия Коковихина. 

 

К съемке всегда готов

Дядю Васю знали все и уважали. Многие семейные альбомы хранят его снимки. Стал пенсионером — посыпались приглашения и на свадьбу, и на похороны. Не отказывал, шел и снимал, не думая сколько заплатят. Не отказывал, если наливали. Поговаривали, что в возрасте стал выпивать, но пьяным его никто не видел. Молодым ребятам любил повторять: до 40 лет не смейте злоупотреблять, будете алкоголиками. Все знали, что он безотказен и доброжелателен. Не жаден до денег. Тратил на химикаты, пленку, фотобумагу. Что оставалось, приносил в дом, детям.

Не мог он расстаться с тем, что искренне и навсегда когда-то полюбил, что стало смыслом его жизни. В старости, как и прежде бережно, держал в руках фотоаппарат. Походка стала угловатой, голову склонял на бок, чтобы лучше слышать. И всегда был готов к съемке, в нужный момент оказаться в нужной точке.

Когда взгляд устремлен через видоискатель аппарата, внимательность к личной безопасности притупляется. В один из таких моментов очутился под машиной. Подтолкнул вездесущего конкурента знакомый фотограф из ателье. Говорили, что специально. Обошлось травмой ноги. Василий Иванович сильно хромал до конца своих дней, но фотографировать не бросил. На обидчика махнул рукой, мол, не на смерть же.  

 

Говорящие фото

Самое страшное, когда у художника погибают его произведения. Такая участь не обошла Коковихина. Фотографии, стеклянные пластинки и пленки с негативами сгорели при пожаре.

В начале семидесятых редакция «Серовского рабочего» при поддержке своих общественных корреспондентов — фотолюбителей организовала фотовыставку в фойе кинотеатра «Родина». Там были представлены и работы Василия Ивановича. Две фотографии, приклеенные когда-то на картон. Все, что у него осталось.

Чудом сохранившийся снимок — выходной день в городском парке. Не оригинал, не раз переснятый. Пришлось прибегнуть к фотошопу, чтобы хоть как-то восстановить былое изображение. Оборванные края, желтеющие пятна говорили о возрасте и небрежном хранении.

Всему на снимке место, ничего лишнего. В контровом свете дерево и фигуры гуляющих. За счет чего фото приобретает глубину, объем. Фон словно отступает от переднего плана, но хорошо просматривается. Изгиб реки, лесистый берег. Серебрится рябью водная гладь. Готовится к переправе паромщик.

 

Помните, потомки

Мальчишка у фотоштатива подражает позе отца. Малыш — сын Василия Ивановича. Вырос Анатолий и единственный из пятерых детей Василия и Валентины Коковихиных заинтересовался фотоделом. Но не выдержал критических оценок отца. Разжечь костер в лесу в дождливый день — научил, обращаться с ружьем на охоте, пилить и колоть дрова, заготавливать кедровый орех научил, а вот свои секреты, как получить хорошие фотоснимки, не смог раскрыть...

Фотографии из архива Василия Коковихина
Сообщить об ошибке
Ноя 25, 2022
На что стоит обратить внимание журналисту?
Как заинтересовать аудиторию купить подписку

Вам будет интересно: