А слава тебя найдет...

Редко кто из нашего брата не мечтает об известности. Только путь к ней бывает разным

Правильнее всего начать с нашумевшей истории про Бабченко. Когда из Киева пришла весть о его убийстве и в социальных сетях все стали наперегонки комментировать это злодейство и писать о том, каким храбрым человеком был Аркадий, я отмолчался.

Конечно, это было нехорошо. Ведь покушались на жизнь коллеги, моего собрата по сообществу фронтовых корреспондентов, следовало по этому поводу как-то высказаться. Но вот что мне мешало. В 2013-м году, когда в Стамбуле вспыхнули антиправительственные акции, Бабченко тоже прибыл на берег Босфора, однако на свою беду приехал он к затуханию бузы, протестовавшая молодежь уже как-то договорилась с властью, тема ушла. И тогда репортер придумал вот что: он намеренно нахамил полицейским и даже изобразил нечто, напоминавшее попытку подраться с представителями закона. Естественно, его тут же скрутили, поместили в участок, могли и срок дать. А ему только того и требовалось. Поднялся шум, в прессе появились фотографии «узника совести», к его вызволению из темницы подключились российские дипломаты.

Так почти забытый тогда Бабченко снова стал знаменит. А на его счет в Яндекс-кошельке посыпались новые пожертвования.

Я тоже работал тогда в Стамбуле и прекрасно знал подоплеку этой некрасивой истории. Мне было стыдно перед турецкими журналистами за Аркадия Бабченко. Немедленно убрал его из своих «друзей» в фейсбуке. То же самое сделал и мой товарищ, известный российский телевизионщик, как и я, немало походивший фронтовыми тропами.

Бабченко явно перешел за флажки

Поэтому, когда Бабченко неожиданно «воскрес» в Киеве, я не удивился. Фокус вполне в его духе. Не знаю, какие цели преследовали представители украинских спецслужб, придумавшие этот мутный водевиль, но догадываюсь, зачем в нем согласился участвовать Аркадий Бабченко: надо было вновь напомнить о себе, а последующую славу монетизировать.

И не будем путать божий дар с яичницей.

Да, жизнь человека является наиважнейшей ценностью, ради нее можно на многое пойти. Но только и для этого «многого» есть границы — каждый сам определяет их для себя, руководствуясь своим пониманием морали и нравственности. Бабченко явно перешел за флажки, не случайно его поступок осудило международное журналистское сообщество, фактически исключив репортера из своих рядов.  

Даже газета, в которой когда-то работал Аркадий и которую никак не заподозришь в симпатиях к Кремлю, по этому поводу высказалась вполне определенно: «Само предположение, что у Бабченко было лишь два выхода: отправиться на тот свет или войти в игру добровольным помощником… — от лукавого».

Нет ничего плохого в том, что наш брат хочет стать известным. Но одно дело, когда путь к славе лежит через высокое творчество, поиск, преодоление, когда твои статьи (телепередачи, фильмы, интервью, расследования) ждут люди, а твоя фамилия становится для них знаковой. И совсем другое, когда популярность зарабатывается дешевыми скандальными трюками.

Это не слава, а ее иллюзия. И расплата всегда неизбежна.  

Заходная иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Июн 7, 2018
Интервью с начинающим журналистом
Ради (из‑за) чего репортеры лишаются работы в 2018 году — в обзоре ЖУРНАЛИСТА
Где и как просить деньги на журналистику