Потерянные и тревожные: журналисты в пандемию

Познакомились с научными исследованиями психологических проблем, с которыми столкнулись журналисты в пандемию

В условиях пандемии журналисты разделили с большинством людей в мире испытания, негативно сказавшиеся на психоэмоциональном состоянии. Трудности перехода на работу из дома или страх болезни и смерти были общими. Но специфика журналистской деятельности приводит к особым профессиональным сложностям. ЖУРНАЛИСТ познакомился с научными исследованиями психологических проблем, с которыми столкнулись журналисты в пандемию.

 

В мае–июне 2020 года Международный центр для журналистов и Центр цифровой журналистики при Высшей школе журналистики Колумбийского университета провел опрос среди почти полутора тысяч журналистов из 125 стран. Вопросы психического здоровья оказались на первом месте среди проблем, обогнав даже беспокойство о потере рабочего места или снижении доходов (67% опрошенных) и интенсивные переработки (64%).

Опрос журналистов, работающих в международных новостных редакциях, показал, что журналисты демонстрируют признаки «клинических проявлений эмоциональной дезадаптации вследствие стрессовых событий». Дезадаптация может проявляться в неадекватных эмоциональных реакциях: к ним относится чрезмерная раздражительность в ситуации, когда раньше человек и не заметил бы проблемы, или наоборот, неадекватная ситуации безэмоциональность.

 

Пандемия как война

Профессор психиатрии из Университета Торонто Энтони Фейнштейн исследует психологическое здоровье журналистов с 2000 года: пандемия встала в один ряд с такими событиями, как теракты 11 сентября в США, война в Ираке, войны наркобаронов и кризис приема беженцев в Европе. Вместе с Меерой Сильва, директором стипендиальной программы для журналистов при Институте изучения журналистики Reuters, они опросили более 70 журналистов, работающих в международных новостных редакциях. Каждый четвертый респондент в их исследовании показал симптомы, характерные для генерализованного тревожного расстройства: беспокойство, чувство нервозности, бессонницу, плохую концентрацию и усталость. Каждый десятый дал ответы, которые свидетельствуют о выраженных симптомах посттравматического стрессового расстройства: повторяющиеся мысли и воспоминания о событиях, связанных с травмирующим событием, желание избежать воспоминаний об этом событии, а также переживание вины, страха, гнева и стыда.

пандемия встала в один ряд с такими событиями, как теракты 11 сентября в США, война в Ираке, войны наркобаронов и кризис приема беженцев в Европе

Данные опроса полутора тысяч журналистов из 125 стран не менее тревожные. Каждый третий опрошенный сотрудник медиаорганизаций по всему миру столкнулся с выгоранием, бессонницей, чувством беспомощности, навязчивыми негативными мыслями. 42 % заявили о повышенной тревожности, 12% столкнулись с тревожностью впервые в жизни. Женщины-журналисты испытывали больший стресс, чем мужчины, и на них серьезнее сказалась необходимость решать вопросы с домашним обучением детей.

 

Что влияет на психоэмоциональное состояние?

На первое место стоит поставить столкновение с человеческими страданиями, особенно для тех журналистов, которые раньше не освещали травмирующие психику события. Но изменение привычных практик работы — тоже источник стресса, показало исследование более двухсот американских журналистов. В среднем легкий или умеренный стресс вызывала необходимость дистанционно работать с источниками и с коллегами, осваивать новые технологии, соблюдать дистанцию во время съемок и носить защитное оборудование. Отсутствие эмоциональной подпитки от множества контактов с разными людьми и работы «в поле» сильно демотивировало и оставляло беззащитным перед негативными эмоциями, как выяснила Майя Симуньяк. Кроме того, освещение пандемии заставило политических журналистов срочно разбираться в науке и здравоохранении, а научных — столкнуться с политическим влиянием.

Майя Симуньяк указывает, что основной проблемой во время пандемии, возможно, стал не только стресс как таковой, а то, что в условиях ограничений нельзя было прибегнуть к прежним способам справляться с эмоциями и находить эмоциональную поддержку. В разных исследованиях журналисты отмечали как источник стресса невозможность перекинуться парой слов в редакции и найти поддержку у коллег. Потеря привычных способов управления эмоциями приводит к тому, что негативные эмоции переживаются в течение более длительного времени и превращаются в чувства, тесно связанные с работой.

 

Гордость и выгорание

И раньше журналисты работали в условиях, которые приводят к высокому уровню стресса и выгоранию: их заработная плата падает, а объем обязанностей неуклонно возрастает. В пандемию у многих ухудшилось финансовое положение. Кроме того, резко выросли общественные ожидания, а с ними — требования к надежности, достоверности, своевременности информации. 20 % участников международного исследования отметили, что столкнулись с гораздо худшими нападками со стороны аудитории — вплоть до угроз или вербального насилия онлайн. В то же время журналисты разных стран говорили исследователям о возросшем чувстве гордости за свою работу, значимости своей профессии. Исследователи в один голос обращают внимание на острую необходимость в поддержке психического здоровья журналистов, чтобы уменьшить риск эмоционального выгорания. Как заключают Энтони Фейнштейн и Меера Сильва, журналисты смогут помогать обществу своей работой только в том случае, если они получат поддержку, которая поможет им справиться с экстремальными условиями пандемии.

Автор благодарит Марию Оборотову и Янину Ледовую за помощь в трактовке исследований. Доступ к полным текстам научных статей предоставлен СПбГУ.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Янв 25, 2022

Вам будет интересно: