Артдокфест-2019. Чем документальное кино отличается от журналистики

С 5 по 12 декабря в Москве и Санкт-Петербурге пройдет неделя документального кино. В рамках фестиваля будет работать образовательная секция «АртдокШкола», в которой известные режиссеры, операторы и продюсеры прочитают лекции и проведут мастер-классы

Авторское документальное кино, которое собирает под своей крышей «Артдокфест», по-прежнему мало знакомо и мало интересно российскому зрителю. Фестиваль проходит только в трех городах — Москве, Санкт- Петербурге и Риге. Вот и получается, что хорошее документальное кино до широкой публики не доходит, поэтому привычки смотреть документалку у россиян как не было, так и нет. Хотя Россия притягивает документалистов со всего мира природным и человеческим многообразием.

Британский документалист Энтони Баттс (Antony Butts) — один из тех, кто сделал о России несколько документальных фильмов. Снимал протесты на московских улицах, освещал процесс по делу Пуси Райт. Он окончил университет в Лондоне. По образованию физик. Учился на режиссера документального кино в Польше. Снимал сначала новости для ВВС, потом стал делать собственные документальные фильмы. На одном из фестивалей «Артдокфеста» был показан его документальный фильм о событиях на Украине. Во время нашей встречи несколько лет назад он рассказал, зачем нужно документальное кино, чем оно отличается от журналистики и чего не должен позволять себе документалист.


Я не журналист, я документалист. Это совсем другое

Журналист — это человек, который собирает информацию для того, чтобы о ней рассказать быстро и без ошибок зрителям или читателям. А я снимаю фильмы.

Могу снимать одну тему в течение многих месяцев. Во время монтажа у меня обычно достаточно материала, чтобы выстроить фильм, как угодно. Насколько мой взгляд будет совпадать с событиями, вопрос только моей этики. Это может быть далеко от истины, хотя мы стремимся к ней. Для меня важен какой-то новый взгляд на ситуацию. Как, впрочем, и для журналиста. Но мой взгляд не такой прямой, как у него.

Поскольку я снимаю фильм как адвокат главных героев, я представляю интересы и тех, кто их поддерживает. Вот почему документальное кино — это не чистый вид журнализма, потому что ты все показываешь через какую-то определенную призму.

Если я вас о чем-то сейчас спрошу, вы начнете рассказывать. В тот момент вы будете выступать как актриса. Это не интересно, потому что вы в определенном смысле будете работать на публику. А когда вы закончите говорить, мне будет интересно наблюдать за вашей реакцией. Для меня важно, как ведет себя человек перед тем, как начнет что-то делать. Это мое правило. Самое ценное — это начало и то, что происходит после события. А сам процесс не интересен. Мы смотрим мультфильм. Что мы видим? Мы видим, как заяц готовится к бегу, а потом, как он вдруг оказывается в другом месте. Мы не наблюдаем за тем, как он бежит, потому что это понятно и очень скучно.

документальное кино — это не чистый вид журнализма, потому что ты все показываешь через какую-то определенную призму

Я стараюсь снимать жизненные моменты, в которых люди себя по-разному ведут. Я наблюдаю за ними, много снимаю и стараюсь найти момент, когда разные люди окажутся в одном кадре. Такое редко получается. Вот тогда не надо комментариев никаких, потому что все понятно без слов.

Я очень сочувствую своим героям, хотя нельзя проявлять эмоции. Это непросто, потому что тебя всякий раз захлестывает чувство толпы. Даже если ты нейтрален, ты заражаешься ее энергией и превращаешься в болельщика на футбольном матче.

Кино я снимаю о социальных и о политических событиях в мире. Я сделал фильм о ядерных испытаниях в Семипалатинске, фильм про цыганских детей, которые живут в Германии, но их хотят отправить в страну, откуда родом были их родители, в Косово. Я выступаю против цыганского образа жизни. Но я думаю, что дети не виновны и не должны отвечать за родителей. Этот фильм я делал в основном на собственные деньги. Я очень верю, что

Есть вещи, которые я себе не позволяю в работе. Я не позволяю себе компрометировать людей. Документальное кино — это не сборник желтых кадров. Вообще, работа над документальным фильмом дает возможность испытывать разные чувства. Но это только одна сторона документализма. Другая сторона проявляется в том, что ты на сложной ситуации из жизни людей зарабатываешь деньги. Я иногда чувствую себя эксплуататором. Это для меня сложная тема. Поэтому, когда есть возможность, я снимаю фильмы не для заработка, а для того, чтобы просто помочь людям. Но даже в этом случае я получаю много лично для себя: возможность путешествовать и реализовывать себя в творческом смысле.

Я стараюсь не делать людей жертвами. Зрители это сразу чувствуют и не верят автору. Люди должны получить из фильма полную информацию, чтобы составить свое мнение. Поэтому если кто-то хочет снимать для блага общества, он не должен думать, что зрители дураки. Если люди начнут понимать, что у события всегда есть две стороны, то будет намного меньше крови на свете. А когда мы снимаем только одну сторону, да еще с эмоциями, у нас всегда получается очень плохо. Люди должны владеть информацией, чтобы мудрее себя вести.


Международный фестиваль авторского кино «Артдокфест» проводится ежегодно с 2007 года в Москве, а с 2014 года — в Санкт-Петербурге и в Риге. Традиционно победители фестиваля объявлялись в Москве, но в этом году победитель был выбран и награжден в Риге. Президент фестиваля Виталий Манский сказал, что к этому решению он пришел из-за сложившейся политической ситуации в России, и что первый раз Артдокфест» будет проходить без девиза:

Мы решили прием закрашенных слоганов сделать символом российского «Артдокфеста. И пусть все догадаются, что мы на самом деле там написали.

У «Артдокфеста» непростая судьба. В 2014 году фестивалю было отказано в государственной поддержке и часть средств на его проведение собирались на краудфандинговой платформе Planeta.ru. Отдельные фильмы были вообще сняты с показа. Так в 2015 году не дошел до проката «Грозный блюз», в 2017 году — «Азов», «Мустафа», «Полет пули». Но Виталий Манский и его команда, несмотря ни на что, продолжают делать фестиваль.

В программу фестиваля были включены неигровые фильмы, официально размещенные в интернете в рамках конкурса «АртдокСеть».

Документальный фильм «Голунов» Сергея Ерженкова можно бесплатно посмотреть на сайте artdocfest.com
Документальный фильм «Голунов» Сергея Ерженкова можно бесплатно посмотреть на сайте artdocfest.com

Была организована трансляция лучших фильмов на «Дожде» и начал работать онлайн-кинотеатр «Артдокфест». Организаторы фестиваля постарались максимально приблизить онлайн-показ по форме к фестивальному показу: назначается время сеанса, продаются электронные билеты. С 2014 года «Артдокфест» изменил статус с российского на международный.

В различных секциях нынешнего «Артдокфеста» покажут 150 документальных фильмов, которые были сняты на русском языке во всем мире. Кинокритик Лариса Малюкова советует посмотреть «Государственные похороны» Сергея Лозницы, «Космические собаки» Эльзы Кремзер и Левина Петера, «Бесмертные» Ксении Охапкиной, «Стриптиз и война» Андрея Кутило, «Секретарь по идеологии» Юрия Пивоварова, «Мама для Юлии» Натальи Кадыровой, «Поколение миллениум» Ирен Лангемен, «Черная книга» Бориса Мафцира, «Полет Ивано-Франковск-теплокоммунэнерго» Нади Парфан.

Виталий Манский в одном из интервью сказал: «Такое кино может рассказывать о локальных событиях и непубличных людях. И конечно, оно ничего не выдумывает. Но и не сводится к констатации фактов. Был знаменитый фильм Герца Франка «Старше на 10 минут». Это съемка скрытой камерой мальчика в театре, 10-минутное наблюдение за лицом ребенка. За взрослением, можно даже сказать, за очеловечиванием маленького, только входящего в мир существа. Это не постановка, и там ничего не придумано».

Снимать документальное кино — головная боль, если, конечно, делать его по-настоящему. Для чего снимать? Ответов может быть много. Документалист Сергей Мирошниченко как-то сказал: «Я люблю людей, мне их жалко, и я хочу изменить мир, чтобы они жили лучше. Вот повод. А если чисто физиологически, у меня отец был слепой, и я был у него с трех лет поводырь. Естественно, поводырь, когда водит, очень много смотрит. Это, наверное, сказалось на выборе профессии, то есть я осматривал все — ямы и так далее, чтобы через дорогу перевести отца. Вот это повод был для того, чтобы пойти в кино. Документальное кино».

Фото: shutterstock.com; artdocfest.com
Сообщить об ошибке
Дек 2, 2019
5 декабря в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь» состоялась церемония открытия «Артдокфеста».
О своем отношении к самоцензуре — Леонид Никитинский
«Я не участвую в войне. Война участвует во мне»

Вам будет интересно: