АСИ и журналистика решений

Алена Быкова, руководитель направления специальных проектов Агентства социальной информации (АСИ), — о том, как надежда становится реальностью

— АСИ изначально создавалось как СМИ, сфокусированное на социальной проблематике. Зачем агентству спецпроекты?

— Спецпроекты никак не исключают выполнения социальных задач. Это просто форма. Агентство изначально делало только короткие новости, потом заметки, тексты крупных форм. А спецпроекты появились как способ упаковки публикаций по теме, позволяющий раскрывать ее разные грани, формулировать какой-то посыл и делать это в партнерстве с фондами, компаниями, НКО, отдельными людьми, которым интересно объединяться с нами. Это и экономически, и содержательно выигрышный продукт.

АСИ — это некоммерческая организация. Мы работаем за счет президентского гранта, грантов донорских фондов и вот таких партнерских проектов. Из этих денег и платятся зарплаты и гонорары, то есть нам спецпроекты нужны не для рекламных доходов, а для прямой оплаты труда тех, кто их делает.

 

— Расскажите, с чего все начиналось.

— Спецпроекты появились до моего прихода в АСИ. К 2017 году, когда я пришла, у агентства уже были доброе имя и дружба с донорскими фондами и социально ответственными компаниями. Уже публиковались материалы и серии материалов в партнерстве, были проекты, которые длились годами.

Эти материалы полностью отвечали редакционной политике АСИ: мы специализированное информагентство и интернет-издание об НКО и для НКО, такое «b2b для некоммерческого сектора». Материалы спецпроектов работали (и работают) на ту же аудиторию, предлагали ей разбор темы, какую-то информацию для дальнейших действий.

В 2021 году мы произвели редизайн страницы спецпроектов. И стало возможным размещать не только цикловые материалы-серии, которые появляются в той же ленте, что и обычные редакционные новости и статьи, но и спецвыпуски с отдельными лендингами внутри домена asi.org.ru.

 

— Каковы были наиболее значимые, яркие сюжеты вашего подразделения?

— Направление спецпроектов веду я одна, подразделения как такового нет, есть только направление. Материалы могут писать как корреспонденты редакции, так и внештатные авторы.

А вообще у нас есть флагманский проект, который мы ведем уже пять лет в партнерстве с Благотворительным фондом Владимира Потанина, первоначально был еще третий партнер — фармацевтическая компания STADA. Проект называется «НКО-профи», и его смысл — показать деятельность в НКО как работу и карьеру.

В некоммерческий сектор можно и нужно приходить работать с самыми разными навыками, так же как в бизнес или на госслужбу. В организациях нужны и юристы, и менеджеры/управленцы, и пиарщики, и экономисты, и медики, и люди многих других профессий, и они могут расти внутри организаций, учиться, получать опыт и плюс к тому точно отвечать себе на вопрос, зачем они каждый день посвящают этой работе.

 
ТУТ ТОНКАЯ ГРАНЬ МЕЖДУ ЖУРНАЛИСТИКОЙ РЕШЕНИЙ И СВАЛИВАНИЕМ ЖУРНАЛИСТА В ОБЩЕСТВЕННУЮ РАБОТУ, КОГДА ОН САМ СТАНОВИТСЯ АКТИВИСТОМ

В проекте «НКО-профи» мы публикуем интервью с лидерами организаций на сайте АСИ, рассказываем их карьерные истории. Одно время мы писали материалы и для других изданий под их форматы, в том числе для ЖУРНАЛИСТА, проект был кроссмедийным.

Отдельная часть проекта — большой конкурс для российских журналистов, блогеров и студенческих медиа, занимающихся социальными темами. Конкурс идет при поддержке Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ, мы объявляем его каждый год на сайте АСИ, и лауреатов в разные годы награждали в Доме правительства РФ в Москве главы совета Татьяна Голикова и Ольга Голодец.

В медиапроекте есть офлайн-события, а еще спектакль-сторителлинг «Люди добрые», который мы сделали совместно с Театром сторителлинга (Театр.doc), и документальный фильм «Люди добрые» о работе профессиональных НКО в пандемию, снятый вместе с нашими друзьями Time Code Production, который показывали на Первом канале в сентябре 2021 года.

Афиша спектакля «Люди добрые» о работе сотрудников некоммерческих организаций на основе историй реальных людей

Недавно, тоже в партнерстве с Фондом Потанина, мы сделали своими силами чисто текстовый спецпроект о зарплатах в российских НКО: сколько зарабатывают, сколько мечтают получать, какие суммы предлагают вакансии, откуда вообще берется зарплата для сотрудников организаций. Тема — огонь. Мы органически, без платного продвижения набрали в первую же неделю больше просмотров, чем некоторые другие тексты у нас набирали за полгода.

Еще один спецпроект «Люди места», сделанный в партнерстве с Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко, включал сразу четыре спецвыпуска о людях, которые придумывают и делают важные социальные вещи в малых городах и селах. Вокруг этих людей образуются сообщества, появляются точки роста, и эти маленькие проекты уже приводят инвестиции в регион, люди перестают бросать свои деревни, туда начинают ездить туристы. Маленькое село Дебесы, например, становится шахматным центром Поволжья, а Петр Григорьев из Сорочинска в 70 с лишним лет принимает горнолыжников на склоне, который сделал сам.

Эти герои работают с фондом Тимченко, получают его поддержку. И без фонда мы, сидя в Москве, никогда про них не узнали бы. Так что это очень ценное партнерство.

 
Лекция Александра Амзина и Галины Араповой (признана Минюстом РФ СМИ- иностранным агентом) на конференции АСИ и «Благосферы» «ЗаЧем будущее  социальной журналистики?» — 2021
Лекция Александра Амзина и Галины Араповой (признана Минюстом РФ СМИ- иностранным агентом) на конференции АСИ и «Благосферы» «ЗаЧем будущее социальной журналистики?» — 2021

У нас несколько лет продолжаются проекты с фондом региональных социальных программ «Наше будущее», мы публиковали серии текстов о социальных предпринимателях на сайте АСИ и делали информационные карточки для них в наших соцсетях.

Это вообще интересная область: фонд 15 лет назад принес социальное предпринимательство в Россию, это был тот самый цветущий 2007 год, который сейчас все хотят вернуть, а потом начались кризисы. И люди с бизнес-мышлением с поддержкой фонда продолжали зарабатывать деньги и одновременно делать мир лучше: давать работу людям с ментальной инвалидностью, перерабатывать старую одежду, делать промышленных роботов по чертежам одаренных детей.

И есть у нас еще один большой спецпроект, только он уже не медиа-. Образовательный и грантовый проект «НКО-СОКРАТ» (НКО для социального и культурного развития территорий) вместе с Благотворительным фондом Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт». Это обучение и поддержка проектов НКО в регионах присутствия компании Алишера Усманова «Металлоинвест». Медиакомпонента там нет, но мы учим организации в том числе пиару и сотрудничеству с другими СМИ.

 

— Каков опыт взаимодействия с НКО с аудиторией в рамках проектов? Основные трудности?

— Объемный вопрос. Вообще спецпроекты на социальные темы — это благодарное дело. Тем и идей там миллион. Что бы ни происходило в мире, приходи за темой в НКО, и что-то найдешь. Есть общие трудности журналистской работы с НКО: бывает, что они хотят рассказывать только то, что считают нужным, при этом просят тебя писать о них как можно больше и чаще. Где-то сами скрытные, где-то боятся кого-то обидеть или получить проблемы за лишнее сказанное слово. Боятся журналистских некорректных трактовок. Есть такие спикеры, которые просят тексты на визирование «для спокойствия» и пытаются переписать их целиком своим языком и со своим видением.

А мы такие журналисты-староверы. При всем бережном отношении к тематике и к героям мы против требований согласовывать материалы и не считаем, что мы работаем ради обслуживания НКО, или социального бизнеса, или профильных чиновников. Мы публикуем то, что считаем полезным и интересным, и так, как считаем нужным.

 

— Что считаете своим самым большим успехом?

— Фильм «Люди добрые» делался не для Первого канала, а для YouTube-канала АСИ. Не было первоканальных ТЗ, согласования заявки и синопсиса. Наши друзья-кинематографисты снимали то, что видели в пандемию, а мы что-то им советовали по своему видению. Но фильм удалось показать документальной дирекции канала, он понравился, и первая федеральная кнопка со 100%-ным покрытием по стране показала НКО не как сумасшедших спасителей, которые вечно собирают деньги на срочные нужды, а как профессиональные команды, системно меняющие сферу помощи.

Сцена из спектакля «Люди добрые»
Сцена из спектакля «Люди добрые»

На зрителя главных федеральных каналов выходить нужно и важно. Нет ничего проще, чем сделать спецпроект для продвинутой и рафинированной московской аудитории соцсетей: она и без нас читает Елену Альшанскую и Лиду Мониаву и подписана на регулярные пожертвования в десять НКО. А говорить с аудиторией, которая с работой фондов или совсем не знакома, или считает ее волонтерством либо распилом президентских грантов, сложно, но без этого нельзя двигаться вперед.

 

— Как эпидемия повлияла?

— Когда все пересчитали деньги и поняли, что могут продолжать тратить их на социальные задачи, мы продолжили делать спецпроекты и находить партнеров.

Сейчас уже эпидемия не очень актуальна, наши новогодние желания на 2022 год забыть о коронавирусе сбылись. Спасибо, в следующий раз будем формулировать желания точнее. Украинские события угрожают и спецпроектам, и вообще журналистской работе намного серьезнее. Первое, что режет бизнес в условиях потери денег, — «косты» на социалку и уж особенно на социальные медиапроекты. Партнеры, которые у нас уже есть, героически выполняют обязательства, и им за это большое спасибо. Но вообще эту часть работы нам придется сильно перестраивать и, соответственно, искать тех, кто будет поддерживать и новые месседжи.

 

— Что помогают решить спецпроекты практически? Что важно знать журналисту и редактору?

— Они помогают копать глубже. Чтобы обеспечить спецпроекту интересную подачу, нужно использовать и более разнообразную верстку, и графику, и какие-то игровые штуки. Для всего этого нужно подходящее содержимое, которое ты должен найти.

В остальном работа над спецпроектами у нас не сильно отличается от работы над обычными текущими новостями и заметками. И для авторов, и для редакторов.

 

— «Журналистика решений» в России — ваше мнение?

— Уже существует. «Такие дела», которые собирают деньги с помощью текстов, — это та самая конструктивная журналистика как таковая. Ольга Алленова из «Ъ» (во многом благодаря ее публикациям началась реформа детских домов): она указывала на проблемы и с помощью экспертов подсказывала решения. Без Катерины Гордеевой не решилась бы проблема девочки С., которая с рождения и до пяти лет прожила взаперти в центре «Мать и дитя», потому что ее мама считала ее смертельно больной.

А 2020 год — манифест журналистики решений. В тот год, по данным исследования социологической Группы ЦИРКОН и АСИ, 23% публикаций СМИ об НКО и гражданской активности были посвящены не концертам и чаепитиям, а текущей работе НКО по решению общественных проблем.

Но тут тонкая грань между журналистикой решений и сваливанием журналиста в общественную работу, когда он сам становится активистом. Журналистику и активизм, я считаю, нужно разделять. Иначе как журналист ты перестанешь быть беспристрастным зеркалом.

 

— Ваш рецепт успешной стратегии и реализации проекта?

— Интересная тема, разнообразные формы внутри проекта, грамотные и хорошо говорящие спикеры и равноправное сотрудничество журналиста и героя, когда оба не лезут в работу друг друга и в равной степени стараются сделать хороший материал.

Фото: shutterstock.com, Вадим Кантор / АСИ
Сообщить об ошибке
Апр 1, 2022

Вам будет интересно: