Агентству социальной информации — 25 лет

Бессменный директор АСИ Елена Тополева уверена, что журналистика будущего станет царством социальных информационных проектов

— Елена, что вы можете назвать главным успехом АСИ?

— За четверть века в той области, которая является приоритетной для АСИ, произошли большие перемены. Когда мы начинали, гражданские инициативы, так называемый «третий сектор», — это была абсолютно маргинальная тема, и люди часто вообще не понимали, чем мы занимаемся. Сегодня некоммерческий сектор и активные граждане наконец-то удостоились внимания общества в качестве субъектов общественной жизни, экономики и социальной политики. А такие понятия, как благотворительность и добровольчество, — практически мейнстрим. Конечно, это не только наша заслуга. Но существенный вклад АСИ в этом, я уверена, есть.

 

— Как родилось АСИ?

— Я тогда работала в агентстве «Постфактум». Вместе с единомышленниками — создателями первых российских некоммерческих организаций (благотворительных фондов «Душа человека» и «Нет алкоголизму и наркомании», педагогического объединения «Радуга») — мы задумали информационное агентство, которое будет рассказывать о том, как люди сами могут изменить жизнь к лучшему, как могут помогать другим. О новых некоммерческих организациях, которые возникали по всей стране и о которых практически не писали СМИ. У нас не было помещения, не было денег. Мы сначала работали на волонтерских началах. Наши выпуски новостей тогда выходили один раз в неделю, они были по 5-7 страниц каждый. В их подготовке принимали участие все — от корреспондента до директора. Иногда, чтобы все успеть, даже оставались ночевать на работе. Интернет еще не был распространен, и свои подборки новостей мы отправляли в редакции по факсу или развозили с курьером в печатном виде.

Сообщения были коротенькими и незатейливыми, ведь профессиональных журналистов у нас не было. Тем не менее нас перепечатывали, иногда журналисты из «больших» СМИ по нашей наводке ехали по указанным нами адресам. Со временем, в 96-м году, мы начали формировать региональную сеть. Тогда мы делали ее на базе партнерских некоммерческих организаций. Первыми в нее вошли Екатеринбург, Санкт-Петербург и Нижний Новгород. Помимо новостей мы стали выпускать информационно-аналитические бюллетени, посвященные отдельным социальным проблемам. Развивали контакты с редакциями.

 

— Сегодня все чаще в СМИ появляются сообщения о том, как волонтеры решили вопросы, которые казались неразрешимыми. Можно ли говорить о «втором дыхании третьего сектора» после 90-х?

— За последние годы волонтерское движение у нас сильно активизировалось. Волонтеры, или добровольцы, были всегда, но массовое движение началось в 2010 году, когда из-за экстремальной жары повсюду в России начались пожары и ресурсов государства просто не хватало, чтобы их потушить. Что-то такое случилось тогда с нашими согражданами, и они стали объединяться в волонтерские команды, закупать на свои средства огнетушители, ехали на своих машинах копать противопожарные рвы и так далее.

Потом то же самое повторилось в Крымске, когда там произошло страшное наводнение. Важную роль сыграли и Олимпийские игры в Сочи, в которых поучаствовали тысячи добровольцев от мала до велика. И буквально несколько лет назад развитием волонтерского движения активно занялось государство. Теперь у нас в каждом регионе создаются центры поддержки добровольчества, разрабатываются и проводятся образовательные программы, приняты разные нормативно-правовые акты.

МНОГИЕ ВИДЯТ ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ ИМЕННО СОЦИАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ. ВОЗМОЖНО, ДЕЛО В ТОМ, ЧТО ОНА ИМЕЕТ ОГРОМНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РАЗВИТИЯ — ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО И ЛИЧНОСТНОГО

Тем не менее говорить о волонтерском движении как секторе российской экономики, по-моему, пока рано. А ведь в других странах оно вносит серьезный вклад в ВВП. Но мы пока даже толком посчитать это не можем. По итогам Госсовета в декабре 2018 года было дано поручение президента о сборе таких данных, их обобщении и анализе, причем не только о добровольцах, но и о некоммерческих организациях. На сегодняшний день в России их зарегистрировано 220 тысяч, из них примерно 40 процентов реально работают, 10 процентов — активные. Наиболее успешно развиваются сейчас организации социальной направленности, прежде всего родительские объединения, организации инвалидов. Выросла целая когорта сильных, влиятельных, профессиональных НКО, они есть в каждом регионе, с ними власти уже просто не могут не взаимодействовать. Однако и такие НКО могут впасть в немилость.

 

— Как работает агентство сегодня?

— Сегодня мы вовсю продолжаем осваивать пространство интернета, благо, возможностей тут открывается все больше. У нас около 1 млн уникальных пользователей за год. Основная наша тематика — НКО и все, что с ними связано, а также волонтерство, благотворительность, социальная ответственность и новости социальной сферы. Как и 25 лет назад, мы не пишем о политике и экономике, религии.

Наша целевая аудитория — активные граждане, сотрудники НКО и коммерческих компаний, отвечающие за развитие корпоративной ответственности, журналисты, чиновники, эксперты. За эти годы мы стали для них важным источником информации в сфере гражданских инициатив.

Ведем партнерские медиапроекты с другими СМИ. Например, с Общественным телевидением России мы выпускаем совместные программы, с журналом «Русский репортер» — «Карту сообществ», где делимся новостями о работе НКО из разных регионов, регулярная подборка благотворительных событий от нашего агентства выходит на портале «Афиша Daily».

В 2017 году мы запустили кроссмедийный проект «НКОпрофи» — о людях, работающих в НКО. Проект реализуется в партнерстве с благотворительным фондом Потанина и группой Stada в России при поддержке Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере. Материалы выходят на сайте агентства, а также в «Новой газете», журнале «Русский репортер», на Les.Media, портале «Афиша Daily», в онлайн-журнале Psychologies, в соц сетях («Вакансии для хороших людей»).

С радостью отмечаю, что с недавнего времени социальные проекты появились у многих общественно-политических СМИ, у ИТАР-ТАСС, МИА «Россия сегодня», «Комсомольской правды» и т. д. Потребность в нашей информации растет.

Что касается материалов АСИ, то их формат изменился. Мы по-прежнему выпускаем новости, но уже работаем не только в новостном формате: поняли, что хорошо идут и развернутые материалы. Мы создаем портреты лидеров и участников общественных организаций, публикуем интервью, эссе, фоторепортажи, видео. Кроме того, работаем как экспертная организация: консультируем и некоммерческие организации, и бизнес, и СМИ. Обращайтесь — подберем информацию по интересующей вас теме, свяжем с организациями в регионах, найдем нужного эксперта. У нас обширный банк данных. Если нужен общественный эксперт по теме инвалидности, сиротства, старшего поколения, проблемам окружающей среды — мы всегда готовы поделиться контактами. Нам часто звонят журналисты из регионов, просят контакты…

 

— Иногда журналисты в регионе плохо знают, какие организации работают в их городе, к кому можно еще обратиться.

— Мы всегда помогаем. Вообще, готовы к сотрудничеству с редакциями. Проводим конкурсы и семинары для представителей медиа, интересующихся социальной проблематикой. С нами сотрудничают известные журналисты, главные редакторы. Мы работаем с факультетом журналистики МГУ. Много лет совместно с кафедрой периодической печати мы проводили учебный курс «Социальная журналистика», и, кстати, некоторые студенты, пройдя его, стали нашими сотрудниками. АСИ участвовало в разработке профессиональных стандартов освещения многих чувствительных тем — как писать о ВИЧ, о сиротах, о заключенных, о жертвах катастроф и преступлений. Эти стандарты сегодня реализуются в СМИ. Мы много занимались вопросами этических и профессиональных норм в журналистике и продолжаем эту работу.

МЫ ПО‑ПРЕЖНЕМУ ВЫПУСКАЕМ НОВОСТИ, НО УЖЕ РАБОТАЕМ НЕ ТОЛЬКО В НОВОСТНОМ ФОРМАТЕ: ПОНЯЛИ, ЧТО ХОРОШО ИДУТ И РАЗВЕРНУТЫЕ МАТЕРИАЛЫ

В то же время мы очень тесно взаимодействуем с некоммерческими организациями. Учим их самым разным вещам: как подготовить информацию для нашего агентства, чтобы она была нами размещена; как работать с другими СМИ, использовать мессенджеры для продвижения организации и т. д.

Информационное сопровождение работы некоммерческой организации или волонтеров — это сегодня очень важно, это способ воспитывать в людях активность, побуждать их действовать.

 

— Вы по-прежнему открыты информации, поступающей из регионов. Как проверяете ее подлинность?

— Наши корреспонденты и эксперты в регионах владеют информацией. Они точно скажут, действительно ли организация работает, является независимой, действительно ли делает то, о чем пишет. Конечно, всякое бывает, и если мы ошибаемся, то непременно сообщаем об ошибке читателям, это закон. И очень дорожим «обратной связью» — она нас питает, дает новые темы. Каждый год мы стараемся проводить встречи журналистов и сотрудников организаций некоммерческого сектора, отвечающих за информационное сопровождение.

 

— Несколько лет назад был составлен обобщенный портрет журналиста, пишущего о социалке, — женщина предпенсионного возраста, преимущественно традиционных взглядов, на ней, помимо проблем социума, — образование, здравоохранение и много чего еще. На последней конференции АСИ и центра «Благосфера» выступали Познер, главные редакторы «глянцевых» изданий и молодежных сайтов, а средний возраст присутствующих был далеко не пенсионный. Что изменилось?

— Наконец-то социальная тема перестала быть Золушкой. Может, она не стала еще принцессой, но, по крайней мере, 
уже очевидно, что социальная информация может быть нескучной, яркой, привлекательной. Познер говорит: вся журналистика социальна, отдельной, «профильной» социальной журналистики нет. Но многие видят какие-то особые приметы именно социальной журналистики.

Возможно, все дело в том, что она имеет огромный потенциал развития — и профессионального, и личностного. Например, онлайн-редакция совмещает журналистскую работу с прямой благотворительностью, как «Такие дела». И «глянец» находит здесь интересные для себя возможности. Подход меняется. И, кстати, сектор меняется тоже. В нем появились новые люди, в том числе, например, пришедшие из биз
неса. Люди, которые уже всего вроде бы добились, приходят за «работой со смыслом», хотят сделать что-то полезное для других, чтобы детям было не стыдно смотреть в глаза. Это новое явление.

 

— Есть ли в других странах агентства, подобные АСИ?

— Мы много лет искали, но так и не нашли. Есть журналы, порталы для разных категорий некоммерческих организаций, фондов. Есть разные социальные СМИ, но агентства, подобного нашему, похоже, нет.

 

— Бытует мнение, что журналистика как таковая в ближайшие десятилетия переместится из глобальных СМИ, где останутся промоушн и развлечения, в нишевые СМИ и стартапы по различным направлениям. Вы полагаете, АСИ и ваши последователи — социальные нишевые СМИ — справятся с этой задачей?

— Несомненно. Некоммерческим организациям в регионах всегда будет важно знать, что происходит на федеральном уровне и у их соседей, какие принимаются законы и разрабатываются программы. А людям всегда интересно читать о других людях — как они решают схожие проблемы, придумывают оригинальные решения. Важно видеть, что есть выход из самой сложной ситуации, во всяком случае, кто-то его находит и готов этим поделиться.

Фото: Марина Некрасова, АСИ
Сообщить об ошибке
мая 13, 2019
Опыт общественно-политической газеты «Победа»
Исследование провела выпускница журфака
Интервью о благотворительности на телевидении, конкуренции с YouTube и студенческом опыте

Вам будет интересно: