Долой читательские комментарии

Многим СМИ надоело модерировать отклики и бороться с троллями. Публиковать мнения читателей — проще

Журнал The Atlantic стал очередным СМИ, отказавшимся от читательских комментариев к статьям. В начале февраля журнал заменил комментарии на новый формат, наследующий печатной традиции: письма читателей. В редакции считают, что комментарии — это всего лишь послесловие, мысли по поводу. А читательские письма позволяют культивировать и публиковать лучшие читательские идеи. При этом лучшие письма публикуются хоть и в отдельной рубрике, но с тем же дизайном, что и обычные статьи авторов журнала.

Такой подход позволяет сохранять контакт с аудиторией и публиковать отклики. Лучшие мнения читателей создают добавленную стоимость и, главное, публикуются в управляемом редакцией режиме. В журнале считают, что новшество стало естественным эволюционным переходом от секции комментариев.

Самое главное, управляемые и направляемые редакцией отклики читателей, говорят в «Атлантике», дают аудитории позитивный опыт восприятия издания, тогда как комментарии зачастую оставляли у читателей неприятное впечатление. И это впечатление ассоциировалось с изданием.

Отношение редакций к читательским комментариям за 10 лет претерпело радикальные изменения — от влюбленности до отказа. Накануне появления социальных сетей, в первой половине нулевых, ведущие СМИ были очарованы авторствующей публикой и тем уровнем вовлечения, который приносили комментарии. Однако затем начали нарастать проблемы.

Через комментарии выливался негатив, который отнимал много сил на модерирование. Слабое модерирование отдавало ленту комментариев на откуп наиболее буйным и неприятным комментаторам, что отталкивало респектабельных читателей (и рекламодателей). Сильное модерирование вызывало нарекания и скандалы из-за ограничения свободы слова, что для репутации СМИ тоже не очень хорошо. Со временем ленты комментариев захватывали профессиональные тролли.

В конце концов, социальные сети перехватили ту ценность, которую могли бы создавать читатели своими реакциями и ничего уникального в комментариях не осталось. Зато остались тролли и головная боль с модерированием.

СМИ бросились в интернет с энтузиазмом, но быстро обнаружили, что они тут далеко не лучшие в плане трафика или вовлечения

Поэтому примерно с 2013 года СМИ стали отказываться от читательских комментариев. Одним из первых был Popular Science. Директор онлайн-контента журнала Сюзан ЛаБар разразилась целым манифестом на эту тему. «Комментарии могут быть злом для науки, — написала она. — Тролли и спам-боты заполонили дискуссии, мешая нам нести свет науки».

Журнал очень дорожил своей просвещенческой репутацией, а в комментариях он, получалось, предоставлял слово кому угодно, включая шарлатанов, которые получали под именитым брендом ту же трибуну, ту же аудиторию, что и отобранные редакцией авторы-ученые. Popular Science решительно отказался от вовлекающей модели соцмедиа и вернулся к традиционной модели старых добрых трансляционных СМИ: редакция выбирает и публикует, читатели читают.

Посмотрев на него, другие словно подумали: «А что так можно было?», — и стали тоже закрывать или ограничивать комментарии. В 2014-2015 от комментариев отказались CNN, Reuters, Bloomberg, The Verge, Chicago Sun-Times, The Daily Dot, The Daily Beast и многие другие. Читателей, желающих комментировать, приглашали на страницы СМИ в соцсетях. Пусть там резвятся. Там ответственность за тональность их восприятия несут платформа и сами комментаторы, а не СМИ.

Кульминацией разворота стал отказ от анонимных комментариев Huffington Post — СМИ, которое и возникло-то как блог-платформа, строящаяся на UGC (контенте, который производят пользователи).

Интересно, что некоторые ведущие СМИ пытаются сохранить пользу от читательских комментариев и минимизировать их вред. Но для этого нужны либо большие затраты на модерирование, либо... помочь могут роботы. Например, New York Times и Washington Post разработали программы, которые помогают редакторам обнаруживать вредоносные комментарии и бороться с троллями, используя самообучающиеся алгоритмы, а также краудсорсинговые оценки (то есть «лайки» и «дислайки» других читателей).

В целом намечается любопытная тенденция. СМИ поняли, что они не могут состязаться в рекламной модели, основанной на трафике, с интернет-платформами, прежде всего с Google и Facebook. Причина проста: СМИ — не самый мощный трафикогенератор в интернете. И они вернулись к модели, в которой наиболее сильны — к формированию лояльности, а не трафика. Аналогичный откат произошел в отношении к комментариям. СМИ поняли, что не могут состязаться в вовлечении с социальными сетями. Сила журналистики все-таки не в организации горизонтального общения, а в вертикальном редакционном отборе тем и материалов.

Можно посмотреть на происходящие процессы и следующим образом. СМИ бросились в омут интернета с энтузиазмом, гонясь за трафиком или вовлечением, но быстро обнаружили, что в этой среде обязательно вызревает кто-то «местный», кто выполняет эти функции лучше. Пришлось вернуться к своим осинам. Так что тут есть над чем подумать при осмыслении будущего журналистики в интернете.

Иллюстрации: niemanlab.org, shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Фев 21, 2018
Чему учат в Школе гражданской журналистики при патриотической организации «Сеть»
А это значит, что медиа-конкуренция ужесточится
ЖУРНАЛИСТ прочитал свежее исследование о том, как журналисты и PR-специалисты стран СНГ исп