Редакция и реакция

Теги: 

На прошлой неделе в посольстве РФ в Праге случилась церемония награждения российской медалью одного чешского гражданина. Я имел к этому некоторое отношение. Еще в мае опубликовал в «АиФ» статью про Вацлава Билицкого. В январе 1991 года он, тогда сапер-криминалист полицейского управления, спас от большой беды и свой городок, и советскую воинскую часть. Там по неизвестной причине загорелся танк Т-72, доверху напичканный снарядами. Потушить его танкисты не смогли, три снаряда сдетонировали, разметав стальную машину в клочья. Горела земля, горели постройки рядом, корчились в муках раненые, но самое ужасное заключалось в том, что вот-вот могли взорваться остальные снаряды числом двадцать девять, а этот взрыв мог вызвать детонацию снарядов в других машинах и на складах. Страшно подумать, что стало бы тогда и с воинской частью, и с чешским городом, где она располагалась.

Но на счастье мимо проезжал капитан Вацлав Билицкий — он сразу понял, что следует делать, сам принялся гасить пламя, убирать снаряды подальше от огня. Оставшиеся в живых танкисты беспрекословно подчинялись этому невесть откуда появившемуся чеху, а подоспевшие вскоре пожарники довершили дело.

Выйдя на пенсию, бывший сапер организовал в своем доме и на прилегающем к дому участке музей пиротехнических средств и мемориал в память о погибших солдатах. Там, в саду, рядом с цветущей магнолией, стоит малая башня от того взорвавшегося танка. Там он высадил аллею из семнадцати японских тополей — по числу ребят, что не вернулись домой.

Музей Вацлава Билицкого — уникальный, такого, наверное, нигде больше нет. Четыреста образцов разной пиротехники: от патронов и ручных гранат до ракет класса «воздух-воздух». Однако сам бывший сапер настаивает на том, что центральная часть его экспозиции посвящена подвигу советских воинов из 1991 года.

Вацлав Билицкий (справа)
Вацлав Билицкий (справа)

Недавно музей получил статус муниципального. Слава о нем разнеслась так далеко, что к Вацлаву едут со всей Европы. Я смотрел книгу записей гостей, там отметились британцы, французы, немцы, русские. Приезжала супруга президента Земана, были послы, депутаты, политики…  За одиннадцать лет его посетили более трех с половиной тысяч человек.

Завершая свою статью, я обратился к Министерству обороны РФ с ходатайством наградить чешского сапера за проявленное мужество и за ту работу по сохранению памяти, которую он подвижнически ведет много лет. Честно скажу, был почти уверен, что на мое обращение никто не обратит никакого внимания. Ушли те времена, когда публикации в прессе рождали адекватную реакцию у чиновников.

Оказалось, ошибся. Стараниями редакции «АиФ» и главного редактора Игоря Черняка справедливость, хоть и с запозданием, но восторжествовала. Приказом министра обороны Сергея Шойгу чешский герой награжден медалью «За увековечивание памяти погибших защитников Отечества». Игорь Черняк лично доставил медаль в Прагу и на днях она была вручена в нашем посольстве.

Мой ровесник Вацлав Билицкий, выступая на церемонии, с волнением вспоминал тот день 9 января 1991 года, когда случилось ЧП в мотострелковом полку.

— Я никогда не думал о награде, просто выполнял свой долг сапера, — признался он. — Потом я понял, что обязан сделать музей.

Если все мы будем делать «что-то большее», окружающая жизнь станет лучше

А еще в своем коротком выступлении Вацлав поблагодарил российского журналиста (то есть меня) «за старание сделать что-то большее, чем написать статью».

Так ведь и он сделал что-то большее, чем просто «выполнял свой долг». Если все мы будем делать «что-то большее», то окружающая жизнь, конечно, станет лучше.  Это раз.

И если наши чиновники опять станут уважать труд журналистов, внимательно читать (смотреть, слушать) их публикации, теле и радиопередачи, а затем — адекватно реагировать на них, как это случилось в данном случае, то жизнь станет еще лучше. Это два.

К великому сожалению, в СМИ давно исчезла рубрика «По следам наших выступлений» или ей подобные. Власти перестали замечать и громкие расследования, и очерки о позитивных деяниях. Помню, как сильно расстраивался по этому поводу мой друг великий публицист и расследователь Борис Резник. Будучи депутатом Госдумы, он много лет боролся за то, чтобы пробить закон, обязывающий властные структуры всех уровней реагировать на выступления СМИ. Не успел. Год назад Резника не стало. А проблема осталась.

Случай с моей публикацией в «АиФ» скорее исключение, нежели правило. А надо, чтобы было наоборот.  

Иллюстрация: shutterstock.com; фото: mestoralsko.cz
Сообщить об ошибке
Дек 4, 2018
Рекомендации экспертов по созданию качественного лонгрида
Все больше людей читают про моду. Но все меньше — в СМИ