Спасение для СМИ — найти миллионера-филантропа

Самая надежная бизнес-модель медиа строится на расходах инвестора

Очередной миллионер купил старое СМИ с хорошим брендом. Марк Бениофф с женой Линой приобрели за  $190 млн Time, некогда самый читаемый журнал в Америке.

Сделка вписалась в тенденцию последних лет. Началось все в 2013-м, когда владелец Amazon Джеф Безос приобрел The Washington Post. В прошлом году Лорен Пауэл Джобс, вдова Стива Джобса, купила The Atlantic. Весной этого года один из богатейших жителей Лос-Анжелеса Патрик Сун-Шионг, инвестирующий в биотех, купил The Los Angeles Times. И вот теперь Time дождался своего миллионера.

В общем, новые цифровые деньги покупают старые медийные бренды. Любопытно, что 10 лет назад цифровые деньги поглядывали с интересом на цифровые медийные стартапы. Mashable и BuzzFeed рассматривались как перспективные адреса для вложений.

Но интернет жесток ко всем СМИ, хоть старым, хоть новым. Читатели уходят в социальные сети, рекламодатели — туда же и еще в Google. Медиабизнес сжимается. Mashable и BuzzFeed, хотя и прогремели в свое время, но теперь уже не показывают обнадеживающих результатов и не привлекают инвесторов. Однако у старых СМИ есть хотя бы весомые бренды. Как некогда сыновья богатых американских фермеров женились на дочерях обедневшей британской аристократии, чтобы прибрести потомкам имя и респектабельность, теперь новые цифровые деньги женятся на старых медийных брендах.

Продажа для Time стала очень своевременной. Журнал еще прибылен, но прибыль снижается год от года. Печатный тираж еще достаточно высок — 2 миллиона, но он тоже снижается — четыре года назад было 3,5 миллиона. Новый собственник, конечно, будет как-то отстраивать бизнес, но вложение явно рассматривается как филантропический акт. В своем Твиттере Марк Бениофф назвал Time «сокровищницей нашей культуры и истории» и заявил, что будет рад служить этому «иконическому бренду».

Впрочем, не все миллионеры покупают старые СМИ из филантропических побуждений

Похожие мотивы были у Патрика Сун-Шионга, купившего The Los Angeles Times за полмиллиона долларов (в пакете там еще шла The San Diego Union Tribune). «Я переплатил, — говорил он в июне. — Дело не в деньгах. Это не бизнес. Вопрос стоит так: хотим ли мы, чтобы эта газета существовала, или нет?»

Конечно, каждой городской газете найти бы такого богатого горожанина. И проблема местных СМИ была бы решена. Возможно, поиск такого инвестора может стать даже бизнес-моделью для СМИ. Например, тот же Сун-Шионг помнит, как еще в 2007 статья L.A. Times про трудности в местной больнице (он сам доктор и иммигрант) так тронула его, что он поехал в эту больницу и дал денег. Тогда он осознал значимость городской газеты для местного сообщества и для него лично.

Тема «филантропической» бизнес-модели (то есть поиск богатого дядюшки) всерьез обсуждается в отрасли на Западе. По сути, переформатирование СМИ в некоммерческие организации с акцентом на социальной миссии журналиста и привлечением крупных и малых пожертвований — вариант реализации такой модели. Если бизнеса нет, то еще можно настаивать хотя бы на миссии и просить у общества денег на эту миссию.

Впрочем, не все миллионеры покупают старые СМИ из филантропических побуждений. Владелец Amazon Джефф Безос купил The Washington Post, чтобы сделать на базе газету цифровую компанию, а на базе этой компании — издательскую и торговую платформу наподобие Amazon, но для медиаиндустрии. (ЖУРНАЛИСТ писал об этом: Washington Post может стать троянским конем, на котором Amazon въедет на медиарынок.)

Иллюстрация: кадр из фильма «Великий Гэтсби»; shutterstock.com; скриншот: twitter.com/benioff
Сообщить об ошибке
Окт 8, 2018
Оплата фрилансеров отличается в разных СМИ не только размером, но и методом расчета
Международная сеть изданий об искусстве и арт-рынке The Art Newsрaper принадлежит российской владелице Инне Баженовой.