Cancel Culture — феномен нового мира

Что такое «культура отмены» и кто выступает против нее

В англоязычных СМИ не утихает дискуссия вокруг так называемой Cancel culture. Медиасообщество условно разделилось на левые меньшинства и правые элиты. Первые кенселят вторых за нетолерантные высказывания, а вторые берут на щит либеральные ценности и свободу слова.

Что же происходит на самом деле, кто кого «банит» и как с этим всем связан автор Поттерианы?

 

Что это такое?

Процесс Cancel culture можно описать схематично: некую публичную личность, обычно представителя медиаиндустрии, ловят на оскорбительном высказывании, подразумевающем расизм, сексизм, дискриминацию меньшинств (ЛГБТ+ людей, иммигрантов, коренных народов, людей с ограниченными возможностями). Такое высказывание моментально распространяется онлайн посредством социальных сетей (в особенности твиттера), где пользователи активно обсуждают и осуждают его и требуют бойкотировать автора скандального заявления. Бойкот или «отмена» проявляется в игнорировании творчества, расторжении рабочих контрактов с медиаперсоной, упоминании его в СМИ.

«Отмена» часто бывает связана с реакцией на расистские комментарии и активно применяется в так называемом Black Twitter, где существует специальный хэштег #cancelled.

Первая волна «отмен» началась в 2017 году с появлением знаменитого хэштега #MeToo (и русскоязычного ответа #ЯНеБоюсьСказать). Разоблачение Харви Вайнштейна и крушение его карьеры стало ярким примером того, к чему может привести гласность и общественное порицание. Почти одновременно с историей Вайнштейна разыгрался скандал с актером Кевином Спейси — в результате полная «отмена», бойкот актера вплоть до буквального вырезания сцен с его персонажем из финальных серий сериала «Карточный домик», несмотря на последовавшее снятие обвинений.

 

Что произошло?

7 июня известная на весь мир детская писательница Джоан Роулинг ретвитнула цитату с сайта devex.com: «После COVID-19 нужно создать более справедливый мир для людей, которые менструируют»

Роулинг в ироничной манере предложила заменить наименование «Люди, которые менструируют» на более привычное слово: «Я почти уверена, что было какое-то слово для этих людей. Жунщины? Жанщины?»

Твит Роулинг сработал как бомба — писательницу моментально зашеймили и обвинили в трансфобии. Некоторые пользователи пошли дальше: они вовсе предлагают вычеркнуть имя Роулинг как автора из вселенной «Гарри Поттера». Последовали и реальные санкции — крупные издательства расторгли контракты с писательницей.

 

A Letter on Justice and Open Debate

Такая атака на популярную писательницу не оставила без внимания и других известных англоязычных литераторов. И уже через месяц, 7 июля в журнале Харпер появилось открытое письмо под названием A Letter on Justice and Open Debate, под которым оставили подписи 153 профессора, литератора, поэта и писателя. В числе подписантов оказались самые разные представители творческой элиты, разумеется, сама Джоан Роулинг, автор бестселлера «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд, журналистка и фем-активистка Глория Стейнем, философ и лингвист Ноам Хомский.

В письме утверждалось, что так называемая Культура отмены негативно влияет на свободу слова, а именно ставит под угрозу возможность открытой дискуссии и альтернативного мнения.

Редакторов увольняют за руководство спорными проектами, книги снимают с тиража лишь за подозрения в недостоверности, журналистам запрещается освещать определенные темы, учителей преследуют за цитирование литературных произведений в классе, научного работника увольняют за распространение результатов академического исследования, а главы корпораций теряют посты из-за нелепых оплошностей.

Вот какие негативные последствия видят авторы письма в развивающейся Cancel culture.

Ограничение свободы слова, вне зависимости от того, проводится оно правительственными репрессиями или нетолерантным обществом, неизбежно задевает тех, кто обладает меньшей властью и лишает всех участия в демократическом процессе. Способы борьбы с плохими идеями — это, в первую очередь, воздействие, аргумент и убеждение, а не принуждение замолкнуть или исчезнуть навсегда. Мы отказываемся делать ложный выбор между справедливостью и свободой, ведь одна не может существовать без другой. Как писателям, нам нужна культурная среда, которая позволила бы нам экспериментировать, допускать риски и, порой, даже ошибки.

К такому выводу приходят авторы письма. Казалось бы, нет ничего плохого в том, чтобы отстаивать свободу слова и иметь право высказывать любое альтернативное мнение, пока это мнение не наносит вред и не оскорбляет других.

Но, как говорится, наша свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Обращение литераторов и журналистов встретило ярую критику среди коллег по цеху. Ответ не заставил себя ждать, и уже в пятницу авторы The New York Times и Huffington Post опубликовали ответное A More Specific Letter on Justice and Open Debate, где подвергаются критике тезисы и основная идея оригинального письма.

 

Что не так с A Letter on Justice and Open Debate?

Критики отмечают, что авторы первоначального письма — белые зажиточные и влиятельные люди, представители интеллектуальной элиты и лидеры мнений — всерьез обеспокоены тем, что Культура «отмены» выходит из-под контроля и ставит под угрозу возможность свободно высказываться в медиапространстве.

Однако в письме нет ни слова о том, как на протяжении многих лет в науке, журналистике и издательском деле боролись и искореняли «инакомыслие», существовала дискриминация и ценз по половому и расовому признаку. Сейчас же, когда меньшинства наконец получили возможность говорить с элитами на равных и критиковать их, последние, почувствовав угрозу, заговорили о нарушении свободы слова.

Помимо этих обвинений, журналисты раскритиковали и случаи Cancel culture, которые приводят в качестве аргументов авторы письма. Шесть случаев «отмены» подробно разбираются в More Specific Letter и в колонке Майкла Хоббса Don’t Fall For The ‘Cancel Culture’ Scam, постоянного автора Huffington Post.

Каждое фактическое утверждение в письме либо сильно преувеличено, либо просто не соответствует действительности. Проще говоря, рассуждения о cancel culture — это самая настоящая буря в стакане. Действительно бывают случаи, когда обычные американцы попадают под суд общественности и лишаются работы, но это редкие единичные инциденты, масштабы которых сильно искажаются, — считает Хоббс.

Также Хоббс замечает нарастающую в обществе «моральную панику» — рядовые события СМИ и лидеры мнений превращают в катастрофы национального масштаба. В качестве примера он приводит достаточно давнюю историю с языком эбоникс. В 1996 году попытка легитимизировать в школах штата Окленд афроамериканский язык обернулась настоящей расовой истерией. Колумнисты в различных изданиях заявляли, что учителя собираются обучать белых детей эбониксу вместо стандартного английского, а телеведущие говорили, что этот регион отказался учить чернокожих детей литературному языку, который им необходим для вступительных экзаменов и собеседований.

 

Так существует ли Cancel culture, как ее видят авторы письма? Даже если взять последний громкий случай с Джоан Роулинг, мы не видим здесь отмены или уничтожения карьеры писательницы. Роулинг на протяжении всей своей писательской карьеры получала массу критики по поводу неполиткорректности своей сказочной вселенной и ее персонажей. Сказалось ли это на популярности книг о Гарри Поттере? Перестали ли мы читать Поттериану и смотреть фильмы? Нет. Скандальный твит Роулинг — это капля в море.

Получается, что Cancel culture на самом деле — не что иное, как реакция самих элит на набирающее силы движение политкорректности. Сталкиваясь с критикой и инакомыслием, лидеры мнений попросту боятся потерять надежный фундамент и не желают терять преимущество, которое они сохраняли долгое время.

 
Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Июл 27, 2020
В Google Австралии и Новой Зеландии задумались о судьбе печатной рекламы

Интервью с заместителем главного редактора издания «Такие дела» Владимиром Шведовым

Вам будет интересно: