Вопросительные знаки в голове

Дело режиссера Веделя: журналисты и юристы рассуждают о границах информационных сообщений, основанных на подозрениях

«Информационные сообщения на основании простых подозрений — это самая большая привилегия и самая большая ответственность, которая есть у журналистов», — говорит бывший главный редактор «Шпигеля» Георг Масколо. Подозрение может оказаться фальшивым, однако журналисты должны информировать об этом, если они придерживаются определенных правил.

Как же надо сообщать о случаях подозрения с неясным исходом? Какие условия и границы есть в распространении подобной информации, которая определяется общественным интересом, а не жаждой сенсации? Эти вопросы недавно обсуждались во время дискуссии в берлинском Союзе адвокатов. Поводом ее стали статьи журнала «Цайт», в которых актрисы обвиняли режиссера Дитера Веделя в сексуальных домогательствах в 90-х годах. Сам Ведель отрицает эти обвинения.

Освещение случаев, основанных на подозрениях, — сложная материя, требующая от журналистов большой точности. Хотя германский Кодекс прессы и задает допустимые масштабы для возможного информационного сопровождения, однако действенными остаются и права личности, и обязанность придерживаться абсолютной точности, и презумпция невиновности, которая призвана не допускать предварительного осуждения из-за распространенных в СМИ фактов. Сообщения журналистов могут испортить репутацию человека на всю жизнь. Подобное поспешное осуждение СМИ стало предметом дискуссии в связи со «случаем Веделя».

Информационные сообщения, базирующиеся на подозрениях, не должны убеждать аудиторию в виновности или невиновности человека

Специалист по медийному праву, адвокат «Цайт» Йорг Наберт, который был вовлечен в расследование дела режиссера, рассказал, что он вместе с журналистами заслушал 160 свидетелей и «настолько хорошо обезопасил всю процедуру получения информации, чтобы можно было об этом рассказать на страницах СМИ». Все высказывания он подкрепил ответами Веделя, которые тот давал под присягой. «Ведь речь шла о преступлениях, которые были совершены во время съемок фильмов, на работе», — обосновывает адвокат общественный интерес к информации.

Адвокат Гюль Пинар раскритиковала сообщения СМИ, последовавшие за публикациями в «Цайт»: «В статьях не должна производиться оценка доказательств. Это дело судов».

Но оценка содержалась не в статьях «Цайт», а в последовавших за этим телевизионных интервью, которые авторы давали после публикации. Информационные сообщения, базирующиеся на подозрениях, не должны убеждать аудиторию в виновности или невиновности человека, поскольку всегда действует презумпция невиновности. «Эта граница нарушается, когда у читателя больше не остается никаких вопросительных знаков».

Корреспондент по правовым вопросам газеты «Тагесшпигель» Йост Мюллер-Нойхоф выступил с требованием обязать журналистов рассказывать о последствиях описанных ими случаев, если они основаны на подозрениях. Редакции должны сообщать о результатах уголовных расследований и процессов, если в итоге подозрения были сняты.

Георг Масколо видит необходимость учитывать при обучении журналистов и подготовку материалов о случаях, основанных на подозрении. На вопрос, достаточно ли обучены коллеги, которые принимают на себя подобную ответственность, Масколо отвечает: «Иногда да, но все чаще нет». Поэтому редакции должны специально готовить репортеров, рассказывающих о случаях с правовыми оценками.

Источник: tagesspiegel.de
Фото: zeit.de
Сообщить об ошибке
Апр 23, 2018
Определяем, какие истории заслуживают публикации
Как телевизионщику с 20-летним стажем пережить Зиму
Дискуссия о грамотном применении современных аналитических инструментов