Что можно публиковать о детях в СМИ

Советы юристов

Для начала журналистам нужно запомнить общее правило, которое поможет ориентироваться при публикации информации о детях: чаще всего нужно брать разрешение у родителей (опекунов, попечителей). Именно у них, а не у директора школы, учителя или воспитателя. Такую ошибку часто допускают фотокорреспонденты и операторы, которые, к примеру, приходят снимать школьников во время урока. Согласовав посещение школы с директором, они считают, что автоматически получили разрешение публиковать фото детей. Но это не так.

Исключение здесь может составлять работа в детских домах, где живут воспитанники, чьи родители лишены родительских прав. В этом случае разрешение на публикацию действительно дает руководство учреждения.

 

СНИМАЕМ ВИДЕО, ДЕЛАЕМ ФОТО

Самый необдуманный поступок, который может совершить бильдредактор, — поставить к тексту случайную фотографию. Но, как ни странно, такие случаи до сих пор встречаются.

Несколько лет назад в Центр защиты прав СМИ обратилась редакция белгородского издания. К ней подали иск родители ребенка, чьей фотографией был проиллюстрирован текст о вреде чрезмерных физических нагрузок для детей. Публикация имела характерный заголовок «Сила есть — ума не надо». На фото маленький ребенок пытался поднять штангу. Фотография лежала в архиве редакции и дождалась своего часа. Никто не подумал о последствиях. Родители возмутились. Юристы рекомендовали единственный путь — заключить мировое соглашение с родителями. Редакция так и поступила, и конфликт был исчерпан.

Возвращаясь к общему правилу, напомним: публикация изображений детей на фото и видео согласовывается с родителями. Но есть несколько исключений, которые облегчают жизнь редакций:

1.   Наличие общественного интереса.

В этом случае редакция или автор должны быть готовы доказать, что без публикации изображения конкретного ребенка было бы невозможно раскрыть общественно значимую проблему. На практике такие случаи встречаются редко. Будьте осторожны: обсуждение даже самых острых проблем обычно не требует обязательно публиковать фото ребенка, оказавшегося в центре внимания по той или иной причине.

2.   Съемка проходит в публичном общедоступном месте, при этом ребенок — не основной объект изображения.

Сюда относятся, как правило, концерты, спортивные соревнования, утренники, линейки, выпускные и подобные им мероприятия. Главная юридическая сложность здесь в том, что не всегда понятно, является ли место проведения праздника общедоступным. Сейчас территории школ и детских садов имеют пропускной режим и поэтому не являются общедоступными. Поэтому обращайте внимание на условия доступа на место проведения мероприятия в каждом конкретном случае.

ПУБЛИКАЦИЯ ИМЕЛА ХАРАКТЕРНЫЙ ЗАГОЛОВОК «СИЛА ЕСТЬ — УМА НЕ НАДО». НА ФОТО МАЛЕНЬКИЙ РЕБЕНОК ПЫТАЛСЯ ПОДНЯТЬ ШТАНГУ. РОДИТЕЛИ ВОЗМУТИЛИСЬ

Если лицо ребенка снимается крупным планом даже в публичном месте, разрешение на публикацию все равно нужно брать. Исключение может быть только если фото или видео раскрывает ход событий, действия, то есть, говоря по‑журналистски, является репортажным. В таком случае согласие не требуется.

 

ЧТО ГРОЗИТ НАРУШИТЕЛЯМ?

Право гражданина (то есть и ребенка) на изображение регулирует статья 152.1 Гражданского кодекса РФ. Родители детей имеют право обратиться в суд и взыскать с нарушителей компенсацию за причинение морального ущерба. В среднем 15‑20 тысяч рублей (если изображение не использовалось в коммерческих целях).

 

ПУБЛИКУЕМ ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ

Персональные данные — это любая информация о человеке, позволяющая идентифицировать его личность. Когда речь идет о ребенке, к такой информации относятся его фамилия и имя, школа, где он учится, домашний адрес, данные о его родителях — в общем, все, что позволяет аудитории определить, о ком конкретно идет речь в журналистском материале.

Для публикации персональных данных ребенка во многих случаях нужно письменное согласие родителей или заменяющих их лиц, написанное по установленной форме:

•   когда публикуются данные о состоянии здоровья ребенка;

•   когда персональные данные публикуются вместе с изображением ребенка;

•   если ребенок стал жертвой преступления;

•   если данные ребенка используются для предвыборной агитации.

Во всех остальных случаях согласие может быть дано в любой форме: достаточно даже сообщения в переписке через социальную сеть или мессенджер. Главное, чтобы вы смогли доказать получение разрешения, если это потребуется.

В случаях публикации персональных данных важно учитывать, какой именно объем сведений позволяет идентифицировать конкретного человека. Одно дело — указать имя и фамилию ребенка, который живет в Москве. Если они достаточно распространенные, то вряд ли по ним можно идентифицировать героя публикации. А вот если речь идет о маленьком поселке, то понять, о ком идет речь, будет несложно. Но такие тонкости решаются в каждом конкретном случае при возникновении конфликта либо судом, либо Роскомнадзором.

НЕ ТОЛЬКО ЖЕРТВЫ, НО И МАЛЕНЬКИЕ НАРУШИТЕЛИ НАХОДЯТСЯ ПОД ЗАЩИТОЙ ЗАКОНА. ГОСУДАРСТВО ТАКИМ ОБРАЗОМ ДАЕТ ИМ ШАНС ИСПРАВИТЬСЯ

Когда можно не брать разрешение на публикацию персональных данных детей? При осуществлении профессиональной журналистской деятельности и при наличии общественного интереса.

Но и тут важно следить, чтобы публикация персональных данных не была избыточной. Конечно, если вы готовите материал о детском конкурсе, назвать имена его победителей необходимо. Но важно ли при этом сообщать о ребенке другие сведения?

 

ДЕТИ-ЖЕРТВЫ, ДЕТИ-НАРУШИТЕЛИ…

Есть несколько категорий несовершеннолетних, которые находятся под особой защитой от любопытных глаз.

 

ДЕТИ В КРИЗИСНОЙ СИТУАЦИИ

«Кризисная ситуация» — это достаточно широкое понятие. Говорим о такой ситуации, когда ребенок живет в проблемной семье, когда убегает из дома и бродяжничает, когда подвергается травле в школе. Во всех этих случаях журналисты должны публиковать сведения о ребенке так, чтобы не нарушать его право на частную жизнь.

Главное, что нужно проверить, — действительно ли информация, которую мы рассказываем о ребенке, необходима для защиты общественного интереса? Нужны ли здесь его настоящие имя и фамилия? Необходима ли фотография, на которой его можно узнать? Рассказывая о подробностях жизни семьи этого ребенка, мы действительно описываем там причины кризиса или просто раскрываем пикантные подробности частной жизни? Пытаемся ли мы выйти на социальную проблему или только рассказываем историю конкретной семьи? Важно быть готовым отвечать на эти вопросы, если родители ребенка обратятся в суд с иском о защите частной жизни.

Если вы не уверены — пытайтесь получить разрешение у родителей или дозируйте информацию о личности ребенка так, чтобы его нельзя было идентифицировать. Во многих случаях реальные фамилии, фотографии без «плашек» и другие персональные данные вовсе не обязательны, чтобы подготовить журналистский материал на общественно значимую тему.

Несколько лет назад одна из рязанских газет опубликовала материал под заголовком «Сотрудник нефтяной компании застрелился в московском тире». В качестве иллюстрации редакция использовала семейное фото, на котором был изображен и несовершеннолетний сын героя публикации. Кроме того, в тексте содержались подробности семейной жизни погибшего, которые относились к его жене и сыну. Вдова обратилась в суд с требованием компенсации морального вреда за вмешательство в частную жизнь в размере 1 млн рублей. Суд признал нарушение тайны частной жизни, которая не имела никакого общественного интереса. Суд удовлетворил исковые требования, уменьшив компенсацию до 250 тыс. рублей. Тем не менее это стало очень большой компенсацией в делах такого рода.

 

ДЕТИ-ЖЕРТВЫ

Закон особо охраняет от публичного любопытства детей, ставших жертвами преступлений или противоправных действий. Этот вопрос регулирует статья 4 ФЗ «О СМИ». В ней четко указано, какие идентифицирующие сведения о детях‑жертвах нельзя указывать. Это фамилия, имя и отчество, изображение ребенка и его родителей, аудиозапись голоса ребенка, место его проживания и учебы, дата рождения и т. п.

Есть два условия, когда можно распространять информацию, идентифицирующую ребенка‑жертву:

1) письменное согласие родителей (если ребенку меньше 14 лет) и самого ребенка (если ему больше 14 лет);

2) цель публикации — защитить права и законные интересы ребенка (найти потерявшегося ребенка или преступника, который совершил преступление в отношении него, провести расследование и т. д.). При этом после того, как цель достигнута, публиковать данные ребенка уже нельзя — так считает Роскомнадзор.

Особый случай — если речь идет о сексуальном насилии над детьми. Здесь публикация идентифицирующих сведений о ребенке возможна только в трех случаях:

•   для расследования преступления;

•   для установления лиц, причастных к преступлению;

•   для поиска пропавшего ребенка.

Во всех остальных случаях нужно дозировать информацию о личности ребенка так, чтобы его невозможно было точно идентифицировать. И не забывайте, что при нарушении этих требований автора и редакцию может ждать не только иск от возмущенных родителей. КоАП на этот случай предусматривает жесткие административные штрафы — до миллиона рублей.

 

ДЕТИ-НАРУШИТЕЛИ

Не только жертвы, но и маленькие нарушители находятся под защитой закона. Государство таким образом дает им шанс исправиться, не привлекая к себе большого общественного внимания. При публикации данных, позволяющих идентифицировать таких детей, необходимо согласие их самих и их родителей. Об этом нередко забывают журналисты, делающие репортажи из колоний для несовершеннолетних. Они ошибочно полагают, что для съемки детей достаточно разрешения ФСИН. Те же самые ограничения действуют при распространении информации о тех, кто совершил правонарушение или даже просто антиобщественный поступок. И здесь не существует никаких целей, оправдывающих публикацию идентифицирующих данных ребенка без разрешения. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Сен 30, 2019
Люди устали от серьезного контента и плохих новостей
Подведены итоги конкурса на лучший материал о проблемах молодежи в СМИ и интернете

Вам будет интересно: