Медиасообщество — об увольнении Анастасии Чумаковой с RTVI

«Если журналист хочет довести до руководства свою линию, он не будет писать посты в социальных сетях». Что думает медиасообщество об увольнении Анастасии Чумаковой с RTVI

6 декабря корреспондентка RTVI в Нью-Йорке Анастасия Чумакова сообщила о том, что ее уволили с телеканала за пост в личном телеграм-канале. В этом посте она критиковала канал за то, что он не публиковал в своих соцсетях новость о вооруженном человеке у офиса ООН в Нью-Йорке, потому что транслировал интервью врио Главы МЧС РФ Александра Чуприяна о взрыве на «Листвяжной». По ее мнению, Чуприян хотел показать себя в выгодном свете во время интервью, потому что хочет занять пост главы МЧС. Анастасия Чумакова посчитала, что такие действия телеканала предают принципы журналистики. Журналистка написала в Телеграме:

Я, конечно, все понимаю. Канал принадлежит Чемезову, передача Канделаки с самого начала была заказной программой, но зачем же настолько в лоб предавать журналистские принципы, когда ваш корреспондент (не я, моя коллега) на месте с эксклюзивной точки съемки дает эксклюзивную инфу не о бомбе, конечно, но о важной новости?

Анастасия также написала, что она работала на RTVI, потому что американская редакция канала всегда была независимой, но когда ее интересы пересеклись с интересами российской редакции, то случилась такая ситуация. Чумакова считает, что журналисту никто не может запретить высказывать мнение в соцсетях, а тем более увольнять за это:

Очевидно, что высказывать свое мнение в своем личном телеграм-канале, даже если оно не совпадает с мнением редакции, журналисту не может запретить никто. И увольнять за это — бред.

RTVI же написал в своем телеграм-канале, что на самом деле сообщение о вооруженном человеке у штаб-квартиры ООН передавалось в официальном аккаунте Facebook программы «Дежурный по Нью-Йорку» RTVI в 19:18 (когда интервью с Чуприяном еще транслировалось), а в прямом эфире передавались оперативные новости корреспондента Ольги Кошелевой, которая была на месте событий. Также RTVI написал, что уволили Анастасию не из-за личного мнения.

«Подход к освещению фактов, нарушение корпоративной этики и несоответствие редакционной политике, а не «высказывание личного мнения», сделало работу Анастасии в RTVI невозможной», — вот как канал обозначает причину увольнения Чумаковой.

На это Чумакова ответила, что ей «плевать» на этот стрим в Facebook и она считает, что срочные новости RTVI должен передавать в телеграм-канале.

ЖУРНАЛИСТ спросил Светлану Распопову, профессора Высшей школы печати и массовых коммуникаций Московского политехнического университета, постоянного автора журнала, о том, стоило ли Анастасии Чумаковой критиковать редакцию в Телеграме.

Тут возникает вопрос о статусе редактора. Именно он формирует повестку дня, это в общем-то журналистом не обсуждается. Журналистка, на мой взгляд, имела право написать об этом в Телеграме. Но создавая это сообщение с критикой своего руководства, она должна была предполагать, что будут последствия. Она, судя по ее высказываниям, не ожидала. Любое несогласие с редакционной политикой должно обсуждаться в коллективе. Если журналист хочет довести до руководства свою линию и достучаться, он не будет писать посты в социальных сетях, он будет обсуждать и отстаивать свою позицию.

Но Светлана считает, что в ситуации с увольнением Анастасии с RTVI дело не только в том, что журналистка поступила опрометчиво и не задумалась о последствиях поста с критикой, а еще в том, что в редакции недостаточный уровень доверия между сотрудниками:

Этот случай — далеко не этическая проблема. Это проблема непонимания, как функционирует редакция, каковы функции редактора и журналиста и проблема принципов. Стоило ли за это журналиста увольнять? Это опять вопрос не этики, а редакционной политики, степени доверия в коллективе и совместимости позиций в редакции. Этот случай показал, что ни того, ни другого здесь нет, доверие отсутствует с обеих сторон: и со стороны журналиста, и со стороны редакции.

Именно на доверии должны строиться отношения в коллективе, считает Светлана. Но если такого доверия нет, то стоит фиксировать в редакционных документах, как сотрудникам вести себя в соцсетях.

Кстати, во многих зарубежных СМИ правила, касающиеся ведения соцсетей и другой публичной жизни журналистов, зафиксированы в редакционном кодексе.

Например, в The Washington Post в кодексе Policies and Standards» есть отдельный пункт про социальные сети сотрудников. Там написано, что при использовании таких сетей, как Facebook, Twitter и т. д., сотрудники редакции должны защищать свою профессиональную честность и помнить, что журналисты Washington Post всегда являются журналистами Washington Post. А их аккаунты отражают репутацию и авторитет редакции. Также в редполитике говорится о том, что журналисты должны воздерживаться от публикации в соцсетях фотографий или видео, которые могут отражать политические, расовые, сексистские, религиозные или иные предубеждения.

А что касается выражения мнения о работе издания, то в редполитике NYT говорится о том, что сотрудники могут свободно обсуждать свою деятельность публично при условии, что их комментарии не создают впечатления, что у них отсутствует журналистская беспристрастность или их суждения противоречат принципам и ценностям The New York Times.

На ситуацию с увольнением Анастасии Чумаковой в медиасообществе отреагировали по-разному. Екатерина Винокурова, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и журналист RT? написала в своем телеграме об Анастасии как о человеке без профессиональных заслуг:

Дергачев и Солопов — суперкорректные и профессиональные люди, много раз доказавшие свое право на профессию. Девочка, которая сегодня добавила меня в свой канал, не сделала ни единого заметного журналистского материала (наверняка она еще и авторка). Как все знают, про мой тяжелый характер ходят легенды, но я себе что-то стала позволять только после того, как добивалась, добивалась и добивалась. Это раз. Два, самое смешное в том, что девочка за несколько постов до своего «разоблачения» об отсутствии в своем медиа нужных новостей репостит RTVI с новостями о том самом чуваке с ружьем. В остальном — обычная попытка монетизации себя за неимением профессиональных заслуг. Извините.

А вот руководитель новостной службы в Baza Глеб Трифонов поддержал Чумакову в личном телеграм-канале:

Я не очень хотел вступать в полемику по увольнению Насти Чумаковой из RTVI за ее пост в личной телеге (хотя гудит добрая половина тележеньки). Тем более как человек, под чьим руководством Настя работала несколько лет, прекрасно знаю ее плюсы и минусы. И еще больше я знаю о ее не самом простом характере. Однако, после поста Винокуровой меня чуть бомбануло. И я все же решил написать пару строк. Дорогая Екатерина. Огромное количество материалов (сначала на Мэше, а потом на Базе) было добыто/сделано именно Настей. Причем, речь именно о публикациях, которые, действительно могли угрожать здоровью, как Вы сказали, «девочки». И потом эти публикации обсуждались, разбирались всей страной (в том числе и Вами). И я уверен, что большинство других «журналисток» тупо струсили бы заниматься подобными материалами.

 
Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 10, 2021
Познакомились с научными исследованиями психологических проблем, с которыми столкнулись журналисты в пандемию
Проведение социально значимых проектов — предмет гордости и для их участников, и для самой газеты «Вести чертковские».

Вам будет интересно: