Подведены итоги конкурса «Легко ли быть молодым»

Подведены итоги конкурса на лучший материал о проблемах молодежи в СМИ и интернете

 

Полвека назад в «Комсомольской правде» появилась самая необычная в советской прессе рубрика, точнее, целая страница — «Алый парус». Главными героями и авторами публикаций были сами школьники, идея принадлежала Симону Соловейчику и Ивану Зюзюкину. Вскоре молодой ведущий, «капитан АП» Юрий Щекочихин открыл там первую «горячую линию» для «трудных подростков», и при газете возник клуб, члены которого впоследствии стали известными журналистами, писателями, политическими и общественными деятелями.

Школа «Паруса» оказала несомненное влияние на отечественную журналистику всех последующих лет. Проект Фонда имени Юрия Щекочихина, поддержанный Фондом президентских грантов, отталкивался от опыта «Алого паруса», от необходимости построить диалог поколений, и пригласил молодых журналистов и блогеров к разговору о меняющемся мире и месте профессии в обществе.

В онлайн дискуссиях приняли участие люди разного возраста и опыта — соавтор Закона о СМИ профессор Высшей школы экономики Михаил Федотов, последний капитан «АП» писатель Борис Минаев, «Золотое перо России», член совета по правам человека Ева Меркачева, основатель КМЖ Виталий Челышев, директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, известный блогер главный редактор издания «7х7» Олег Григоренко, главный редактор портала «Такие дела» Анастасия Лотарева и многие другие, в том числе студенты и начинающие блогеры.

На конкурс «Легко ли быть молодым?», объявленный в рамках проекта и при участии «Журналиста», поступило несколько сот материалов в самых разных жанрах и форматах из 47 регионов страны. Члены жюри констатировали: вопреки бытующему мнению, молодые не только активно осваивают профессиональное мастерство, разрабатывают острые темы, но и продолжают лучшие традиции отечественной журналистики, зовущей к честному анализу прошлого и настоящего, правде и справедливости и сочувствию к тому, кто в нем нуждается.

Победителями в различных номинациях стали белгородский журнал «ОнОнас» (лучшее молодежное издание), студентка МГУ Полина Захарченко за очерк «Жизнь на две страны и одну республику» (лучшая публикация), Дмитрий Пархоменко, ГТРК «Самара» за фильм «Русская трагедия» и Ольга Абаева, НТК Осетия-Ирыстон» за фильм «Любовь и горы. Новая история» (лучший материал на ТВ), Александр Матвеев из Новосибирска за видеоблог Top NSK (лучший блогер), интернет-издание «Мел» (за лучшие материалы в интернете). Дипломы конкурса получили газета «Огни Кубани» за рубрику «До 16 и старше», Яна Абаева за статью «Между городом и деревней» (ИА Юнпресс-Пермь»), студенческий YouTube-канал «Доступ свободный» Воронежского государственного университета, Наталья Грибенькова за статью «Борщи варить и шашкой рубить» проекта Гильдии межэтнической журналистики, Алеся Зайцева за статью «Темные аллеи интернета», Даниил Бобошин, главный редактор студенческого онлайн-журнала факультета журналистики МГУ, журнал «ШИПовник», студия ШИП, Лучегорск, Приморский край.

Предлагаем вашему вниманию заметки главного редактора белгородского молодежного журнала и очерк-победитель.

 


Жизнь «ОнОнасная»

Редактор журнала «ОнОнас» (победитель в номинации «Лучшее молодежное издание») Алина Михайлова


Журнал белгородской молодежи «ОнОнас» появился в сентябре 2013 года. Он пришел на смену областной молодежной газете, которая на тот момент ничего общего с молодежью практически не имела: черно-белое подписное издание формата А4, скучные отчеты с мероприятий, а то и вовсе официальные документы. И средний возраст редакции составлял 42 года. «ОнОнас» должен был совершить революцию в молодежной прессе региона, и он ее совершил. Фото с фестиваля косплея, история авантюристов, восстановивших старый запорожец и рванувших на нем в Крым, размышления о герое нашего времени — 10000 экземпляров первого выпуска разлетелись как горячие пирожки. Да и последующие номера — на данный момент их вышло 72 — на стойках не залеживались. Выходит издание 10 раз в год, каждый месяц, за исключением июля и августа, когда основная часть аудитории — студенты — разъезжаются на каникулы.

Называется журнал так, потому что он о нас: старшеклассниках, студентах, работающей молодежи. Социально активных, интеллектуально развитых, участвующих в жизни своего вуза, поселка, города, региона страны. И при этом умеющих красиво отдыхать: на концертах, выставках, в палатке у реки или в новой для себя стране.

Большой плюс журнала для целевой аудитории в том, что он распространяется бесплатно. На данный момент в регионе 65 точек распространения. «ОнОнас» можно найти в вузах, ссузах, центрах молодежных инициатив, кофейнях, спортзалах. Однако, брать журнал снова и снова, обмениваться выпусками, потому что стойки опустели за пару дней, молодежь в первую очередь заставляет контент.

Мы пишем о молодежи, ее стремлениях и увлечениях, помогаем определиться с делами жизни, находим интересные события, явления, места, рассказываем вдохновляющие истории, просвещаем, иногда смешим. Наша цель — развить у читателей критическое мышление, способность анализировать, видеть разные картины мира, расширить их кругозор. Конечно же, при подготовке материалов мы учитываем особенности восприятия информации современным поколением читателей, поэтому стараемся красиво упаковывать контент.

За годы существования журнала сформировались его основные рубрики: «Испытано на себе», «Репортаж», «Знай наших» (о белгородцах, добившихся больших успехов в своем деле или ставших известными), «Профессия», «Мотай на ус» (полезные материалы, лайфхаки), «Свое дело» (о молодых бизнесменах) и многие другие. Рубрикатор постоянно расширяется, так, в этом году появилось «Искусство в массы», где мы наглядно, с помощью инфографики, рассказываем о картинах, скульптурах, зданиях, как всемирно известных, так и местных, белгородских.

Говорить с молодежью на понятном ей языке и формировать контент в зависимости от ее запросов помогает тот факт, что средний возраст штатных сотрудников редакции — 23 года. Их четверо: редактор Алина Михайлова и три корреспондента: Наталья Малыхина, Александра Токтарева, Андрей Шилин. Последние двое — студенты третьего курса местных вузов. Кроме того, на внештатной основе с журналом сотрудничают студенты-журналисты и студенты-дизайнеры. Собственно, благодаря молодости редакции мы не испытываем проблем в поиске тем: мы берем их из своего окружения, соцсетей, вузов и просто внимательно смотрим по сторонам.

Своих корректоров и верстальщиков в штате редакции нет: так как «ОнОнас» — это часть издательского дома «Мир Белогорья», включающего в себя большое количество изданий, все технические функции выполняют сотрудники конвергентной редакции.

Пожалуй, не найдется в крупных местных вузах студента, который не слышал об «ОнОнасе». С каждым выпуском мы получаем множество приятных отзывов. С обратной связью помогают соцсети: журнал представлен во «ВКонтакте» и в «Инстаграме». Кстати, прочесть журнал можно не только в печатном виде: его материалы размещаются на портале belpressa.ru, который тоже является частью издательского дома «Мир Белогорья». Там же можно найти архив номеров журнала за все семь лет.

 


Жизнь на две страны и одну республику

Полина Захарченко, победительница конкурса «Легко ли быть молодым?» (лучшая публикация, студенческий журнал факультета журналистики МГУ)


Киев, Украина

19 июня, 19:00. Автостанция «Новоясеневская», успевшая стать родной за последний год. Вокруг автобусы с украинскими номерами. Легкое волнение. Последний шанс проверить, не забыл ли ты паспорт. Да, скоро я буду на родной земле. Дорога до таможни всегда легкая. Вот сам КПП, всех таможенников ты уже тоже выучила в лицо. В 7 утра ты «на воле», едешь в Киев. Ни голод, ни недосып не портят настроение. Смотришь в окно автобуса и видишь поля — с пшеницей, кукурузой, соей, подсолнухами. Привычная картина еще с детства. По дороге от Москвы до Курска не было ни одного поля. Для меня это такая четкая, хоть и условная, грань между двумя странами. Сказать честно, на Украину я ехала наесться вдоволь дешевых, но вкусных фруктов, ягод и овощей. Раньше я и представить себе не могла, что черешня бывает по 400 рублей, да еще и невкусная за такие-то деньги! Переехав, поняла, насколько богатая и плодородная у меня страна.

Киев начинается с Левого берега и станции метро «Лесная». По правде говоря, отвратное место. Еще в 2014 году я поняла, что не просто не люблю, а именно ненавижу столицу Украины. Во-первых, переехала в Мать городов русских я не по своему желанию. Во-вторых, после чистого, аккуратного и действительно европейского по уровню жизни моего родного города Киев казался свалкой. Но за три года жизни я смирилась, к чему-то привыкла. Особенно поняв, что не вернусь на ПМЖ в Донецк, начала искать положительное в новом для себя.

И вот я еду по тому самому Левому берегу и осознаю странную вещь. Меня все вокруг бесит, но мне нравится. Как бы я плохо не говорила об этом городе, но у меня много с ним связано, даже слишком. Когда-то давно я услышала выражение: «Дом делает не место, его делают люди». На данный момент складывается ситуация, что я живу на две страны и одну республику, так сказать. Но в каждом городе есть близкие люди, которые всегда ждут тебя. Прошлым летом, прощаясь со всеми своими киевлянами, я сказала: «Донецких людей проверили временем и расстоянием, теперь ваша очередь». Проверку прошли не все, но это и к лучшему. Все люди приходят в нашу жизнь и уходят из нее именно тогда, когда это нам зачем-то надо.

В окрестностях аэропорта Донецк

Первые четыре дня я жила у одной своей подруги, которая тоже переехала из Донецка. Ее семья меня давно знает и любит. Иногда складывалось ощущение, что мама ждала меня больше, чем сама подруга.

Несмотря на жару, мы гуляли целыми днями.

Все те три года я жила в самом центре, возле Золотых Ворот. Этот район вызывает у меня невероятную ностальгию. Когда хорошо знаешь город, пешие прогулки доставляют особое удовольствие. Раньше я подобное испытывала только когда приезжала в Донецк.

Спустя четыре дня я приехала к дедушке под Киев. Только с возрастом я поняла, что с дедами очень интересно, у них всегда много историй из жизни, большой опыт. Дед переживал, что мне скучно у него в селе. Для меня же это такое удовольствие: просто сидеть в тихом саду, играть в нарды, болтать, стрелять из ружья по мишеням, качать мед и гнать самогон с главным представителем семьи Захарченко. Это как отдельная вселенная, абсолютно другая жизнь. В такие моменты понимаешь, что семья — самое ценное. Да, раньше у меня были не очень теплые отношения с дедушкой. Но, благодаря войне и переезду, мы сблизились, стали хорошо общаться. Это одна из причин, почему я рада, что моя жизнь полностью поменялась. Из деревни мне не хотелось уезжать. Не важно, сколько мне будет лет, но между самой классной «тусовкой» и обычным душевным вечером с дедушкой я выберу последнее без сомнений. Странно, что люди настолько глупы, что начинают что-то ценить, только когда потеряют. И сколько бы раз тебе не говорили эту общеизвестную истину, ты все равно споткнешься на ней.

Тем не менее, обрадовав дедушку, что скоро опять приеду, я вернулась в столицу, где была еще несколько дней. В общей сложности я наведалась в ненавистно-любимый Киев на две недели. Количество знакомых, увиденных за это время, зашкаливало. Приятное чувство осознания, что есть люди, которым ты нужен, которые ради тебя меняют свои планы. Как мне сказала одна подруга: «Я не меняла ради тебя свои планы. Ты и есть мои планы». Это люди разных возрастов, из разных городов. Много моих друзей познакомились друг с другом, просто встречая и провожая меня на вокзале. Из Киева уезжать не так грустно, как из Донецка. Возможно, потому что до столицы доехать проще и быстрее. Возможно, потому что у твоих близких в Киеве больше возможности приехать к тебе. Все-таки нам хочется ощущать людей рядом с собой. Кто-то говорит, что расстояние в XXI веке не так страшно. Есть телефоны, социальные сети. Я считаю, никакая видеосвязь не заменит обычных посиделок с подругой у нее на балконе до самого утра. За четыре года я научилась дружить, любить и вообще жить на расстоянии.

Прошлым летом я поймала себя на мысли, что я не хочу уезжать из Украины. В конце 8-го класса я рассталась с друзьями, семьей, но не по своему желанию. Тут же я добровольно от всего отказываюсь. Зачем? В тот момент мне казалось это очень глупым решением. Я только привыкла к новому городу, новым людям, и тут все придется опять «создавать». В украинском языке есть чудное слово «Доля», переводящееся как «Судьба». В тот момент я подумала: «Якщо доля, то доля. А якщо не доля, то не доля». И переехала. Опять бросила всех и все. Глупо? Возможно. Но за этот год я ни разу не пожалела о своем решении. Киев для меня навсегда останется временным местом жительства, таким себе перевалочным пунктом и разгоном перед чем-то бОльшим.

При этом никто из близких не осуждал меня за переезд в Россию. Возможно, поэтому они и близкие. Тебя просто поддерживают, разделяют твои успехи и радуются, когда ты доволен своей жизнью.

БТР выезжает из Киева, трасса на Донецк

Уже столько раз я ездила по маршрутам Донецк-Киев, Киев-Москва. Всегда сложно прощаться. Каждый раз ты оставляешь часть себя в городе и людях. Часть их остается в тебе и едет дальше. Заметила одну закономерность: если есть стимул в городе, куда ты возвращаешься (как в этот раз у меня была Москва), в виде людей или какой-либо деятельности, морально проще. Иногда специально нахожу этот стимул, обманывая саму себя. А надо ли вообще тогда ехать, если так больно и сложно потом? Надо

«Сильный город с сильными людьми»

Донецк, самопровозглашенная ДНР

Дон, Донецк, Донбасс. Родное место, лучшее место. Только там я чувствую себя по-настоящему своей. Я чувствую себя ДОМА. Если про Киев я говорила, что дом — это не стены, а люди, то тут оба фактора важны. Въезжая в Донецкую область, первое, что видишь, — терриконы. Для большинства людей это слово, не имеющее никакого значения. Для меня же это детство. Многих приезжих удивляет, что у нас даже в центре города есть эти насыпи. Так и в этот раз любимый регион встретил меня своими «горами».

Я не была дома полтора года. До этого же исправно ездила на все каникулы. По этой причине такой большой промежуток времени вдали от Донецка казался вечностью. Характер города и менталитет людей начинаешь чувствовать уже на блокпостах. Пожалуй, это атмосфера, которую трудно передать в письменной форме. Это смесь чувства, что тут все едины, все люди свои, но при этом невероятно агрессивные и «быкующие». Каждый раз мне говорили: «Ты больная ехать отдыхать в военный город?» Порой мне кажется, что да, больная. А как еще назвать людей, которые слушают методичные звуки залпов и никуда не бегут, потому что привыкли; людей, которые еще в 2014 году ждали на остановке автобус, а мимо проезжал танк; людей, у которых есть друг-военный, который на спецтехнике может подвезти, куда тебе надо? Донецкие — это абсолютно другой образ мышления, восприятие мира. В каком уголке планеты я бы не была, всегда с гордостью говорю, откуда я.

И вот я дома, впереди встречи со всеми родственниками, друзьями. Заметила странность: когда приезжала часто — люди сильно менялись внешне за короткий промежуток времени; за полтора же года все остались такими, как были. Город продолжает бороться. На улицах все так же чисто, ухожено, а в парках можно сосчитать те самые 2 миллиона роз. Многие, насмотревшись телевизора, думают, что тут нет жизни, люди доедают последнее, дома разбомблены, а в центре города тебя запросто застрелят ни за что. Возможно, они никогда не узнают, что были нагло обмануты. Все реставрируют и отстраивают по мере возможности; ходить с оружием по городу было запрещено еще в 2015-ом; а если у тебя застолье, то ты можешь купить сыр и за 200 рублей, и дорогой французский. Я не говорю, что все идеально, это далеко не так. Но мне по-прежнему приятно приезжать сюда. У меня есть знакомые, которые один раз после начала войны наведались в Донецк, разочаровались и больше не обременяли себя поездками домой. Хотя для них это уже и не дом. Эти люди говорят, что город стоит на месте. Такая консервная банка без перспектив в ближайшем будущем, что ее откроют. Неменяющиеся аборигены добавляют этого ощущения. В этот приезд я более конкретно выделила два типа дончан: те, кто уехали и те, кто остались.

Все оставшиеся жалеют о своем решении, но у многих не было выбора. Кто-то не решился бросить семью, работу. Кто-то уехал, но не выдержал и вернулся. Когда я переехала, мне было очень трудно морально. До слез трудно. И вот осень-зима 2014 — переломный момент для всех. Ты либо выдерживал, перебарывал себя и оставался там, куда уехал. Либо нет и возвращался. Как показывает время, первые счастливы и довольны жизнью. Вторая категория — немного жалкое зрелище. Молодежь потеряна, низкие зарплаты, отсутствие перспектив работы. Очень трудно жить в таком состоянии. Хоть я и до неприличия люблю Донецк, но на ПМЖ туда я бы не вернулась. Приезжать — да. Там я отдыхаю душой.

Кто бы что не говорил, это сильный город с сильными людьми. Человек вообще привыкает ко всему. Мне кажется, что нас уже мало чем можно запугать или сломить. Зато чувство юмора хорошо помогает оставаться психически здоровым человеком. Правда непривыкших людей пугает, когда я говорю о войне абсолютно спокойно, шучу об этом. Ответ банален: если бы мы не шутили, то сошли бы давно с ума. Что уже говорить, если даже военные на блокпостах шутят. Это было три года назад. Я ехала на машине с семьей. Учитывая нашу фамилию, грех не шутить. Нас останавливает вооруженный военный и говорит: «Выходим из машины. Руки на капот, ноги на ширине плеч». Когда мы уже начали приводить в исполнение его приказ, он добавил: «Та ладно, я пошутил. Езжайте, хорошего дня». Или как-то 1-го января я пошла прогуляться. Мимо меня проезжает БТР, украшенный новогодней мишурой. Военные оттуда кричат мне: «С наступившим, девушка! Вас прокатить?» Довольно странно для неместных выглядит обычный семейный ужин или посиделка друзей в столице сепаратизма. Вначале обсуждают погоду, дела на работе, планы на выходные, а потом ненавязчиво переходят на:

—Сегодня так бахнуло.

— Да-да, у меня тоже было слышно.

—Та это на Курахово развлекаются.

Молодежь вообще не обсуждает войну. Во время встреч с друзьями в Донецке за все четыре года мы говорили обо всем на свете, кроме этого. И слава Богу, потому что такая тема сильно утомляет. Иногда хочется забыть, абстрагироваться. Это прозвучит, странно, но я рада, что все так случилось. Понимаю, что легко говорить, когда твой дом цел, а близкие живы и здоровы, но все же. Я не знаю, как бы сложилась моя жизнь, не будь этого всего. Я не о чем не жалею. При этом продолжаю любить город. Скажу больше: после начала войны я полюбила его еще больше. Много людей отказываются от своей родины. Не понимаю их. Что бы не случилось, это МОЙ город, МОЙ дом, это Я.

Фото: Unsplash.com
Сообщить об ошибке
Ноя 20, 2020
Тенденции и прогнозы от Александра Оськина — вице-президента СППИ (ГИПП) по распространению печатной продукции
Интервью с автором книги «Автор, ножницы, бумага»

Вам будет интересно: