Как ответили на пандемию корпоративные СМИ

Удаленка убила рутину

Во время коронакризиса тяжело пришлось не только маленьким и независимым медиа. Корпоративным тоже досталось, хотя в большинстве своем они освобождены от борьбы за рекламу и подписку. ЖУРНАЛИСТ поговорил с редакторами таких СМИ и узнал, чем полезна удаленка, почему нельзя игнорировать страхи аудитории и что делать, если в цех к рабочим не попасть, а материал нужен.

 

ОЛЬГА ШАЛАЕВА, главный редактор корпоративных медиа

Объединенной металлургической компании (ОМК) В наших корпоративных медиа — газете «Территория ОМК» и журнале «ОМК Команда» — перестраивать работу редакции в целом не пришлось. Мы и до пандемии работали фактически в дистанционном режиме: корреспонденты — в городах, где расположены предприятия компании (в составе ОМК шесть заводов и три десятка вагоноремонтных депо в разных регионах), дизайнер — в Конакове, корректор — в Анапе, главный редактор — то в Москве, то в Кирове, то еще где-нибудь, где есть интернет и сотовая связь.

Коммуникации давно налажены, причем настолько хорошо, что люди, которые делают продукт вместе каждую неделю, не всегда знают, кто из них где в определенный момент находится. Давно есть понятный график, система планирования и сдачи материалов; все вопросы прекрасно решаются по электронной почте или телефону. Конечно, хотелось бы чаще видеть друг друга, но мы и прежде в офлайне встречались не часто.

Сложнее пришлось корреспондентам на местах. Вместо выходов на промплощадку и живого общения с работниками часто приходится задействовать все те же интернет и телефон. Конечно, это не очень удобно: общаться с человеком «вживую» намного проще, тем более что люди на производстве далеко не всегда отличаются разговорчивостью. Стали чаще обращаться к фотоархивам (благо, они накоплены богатые), чтобы лишний раз не выходить «в люди». Впрочем, заводы работают, и в случае необходимости попасть в цеха можно.

С началом изоляции в газете существенно изменились темы материалов. Во-первых, стало меньше традиционных информационных поводов, как минимум потому, что отменились привычные события: спортивные соревнования, праздники, разные офлайновые акции. Да и на производстве жизнь не остановилась, конечно, — однако слегка замерла; новостей с промплощадок стало заметно меньше.

Во-вторых, появилось очень много публикаций, связанных с самим коронавирусом. Обеспечение средствами защиты, напоминания о правилах безопасности, поддержка медиков и социально незащищенных слоев населения в регионах присутствия, волонтерская деятельность (заводчане активно помогают нуждающимся землякам) — все это вышло на первый план. Особенно актуальной в первые недели, когда по всей стране не хватало масок и перчаток, была тема СИЗ (средств индивидуальной защиты). В компании организовали «горячую линию», на которую работники могли сообщать о проблемах со средствами защиты — и получать ответы, в том числе через корпоративные медиа. Информация о том, чем и как защищаться от вируса, естественно, оказалась востребованной.

МЫ ВОВРЕМЯ ПЕРЕВЕЛИ ПЕЧАТЬ В ЭЛЕКТРОННЫЙ ФОРМАТ, ХОТЯ ЭТО РЕШЕНИЕ ПРИНЯЛИ ЕЩЕ В ПРОШЛОМ ГОДУ, КОГДА НИ О КАКОМ КОРОНАВИРУСЕ НИКТО И НЕ СЛЫШАЛ. НО ПОЛУЧИЛОСЬ ОЧЕНЬ КСТАТИ

А вот журнала вирус практически не коснулся. Мы вовремя перевели печать в электронный формат, хотя это решение приняли еще в прошлом году, когда ни о каком коронавирусе никто и не слышал. Но получилось очень кстати. Издание изначально было рассчитано на специалистов и руководителей — работников тех категорий, большая часть которых перешла на удаленку. Поэтому в бумажном виде нынешней весной точно было бы никому не нужно. А первый номер электронного журнала вышел как раз в апреле, во время жесткого режима самоизоляции.

Мы изменили издание и с содержательной точки: отказались от новостного, событийного формата в пользу обзоров и аналитики, сконцентрировались на освещении лучших практик в тех сферах, которые могут быть интересны и полезны нашим сотрудникам. Так что на темах публикаций в журнале ситуация с COVID-19 сказалась не сильно. Только в одном из номеров, посвященном информационным технологиям в промышленности, сделали отдельный материал о переводе сотрудников на удаленку — именно с точки зрения ИТ.

И до периода удаленной работы руководствовались важной установкой: нужно концентрироваться на результате, а не на процессе. В конце концов, какая разница, где находятся ваши авторы, если они пишут хорошие тексты?

 

ЕЛЕНА НИКОЛАЕВА, шефредактор «Новостей ЕВРАЗа»

В нашей сети не одно издание, а целых четыре, каждое выходит в своем регионе. Это газеты для металлургов на Урале и в Сибири, для шахтеров в Сибири и металлургов в Туле. Три из них выходят еженедельно на 12 полосах уже больше десяти лет. Редакции этих СМИ постоянные, приглашенных журналистов нет, все наши. Из-за того, что сотрудники живут далеко друг от друга — Новокузнецк, Нижний Тагил, Тула, Москва, — даже до пандемии многие так или иначе работали на удаленке. Но когда такой режим взаимодействия стал вынужденным, пришлось внести изменения. Впрочем, они были не критичными, стало даже лучше.

На удаленке удалось поднять уровень продуктивности. Совокупный коллектив трех редакций — 30 человек. Чтобы координировать работу сотрудников (а у нас не только местная, но и федеральная повестка) и совместно планировать выход материалов, проводим еженедельные встречи в Zoom. Что интересно: до пандемии к таким планеркам подключались далеко не все — не хватало времени и мотивации, а теперь коллеги стараются присутствовать. Причем не отмалчиваются, а внимательно слушают, вносят предложения. Видимо, всем хочется почувствовать, что ты не один, что ты работаешь в большом коллективе, что мы вместе делаем важное дело.

МОЯ КОЛЛЕГА САМА СДАЛА ТЕСТ И ОПИСАЛА, КАК ЧЕРЕЗ ЭТО ПРОХОДЯТ ШАХТЕРЫ И МЕТАЛЛУРГИ. ПРОВЕРЕНО НА СЕБЕ — ПРИЕМ СТАРЫЙ, НО В ТАКОЙ СИТУАЦИИ ЭТО БЫЛО ГИПЕРИНТЕРЕСНО И АКТУАЛЬНО

Но и без сложностей не обошлось. Главные проблемы возникли с технической стороны — первые недели адаптации ушли на решение вопросов связи, подключения. Да и журналистам, которые обычно работают на местах — ходят в цеха, общаются там с руководителями и рабочими, — привыкнуть к удаленке было нелегко. Многие процессы ушли в телефон, пришлось просить героев фотографировать себя самостоятельно.

При этом продуктивность корреспондентов не упала. Я как шеф-редактор каждую неделю просматриваю все наши выпуски и до сих пор не заметила ухудшения качества работы. Даже наоборот, вижу, что журналисты предлагают новые идеи, стараются подойти к теме с неочевидной стороны — как осветить событие, если ты на месте не был.

Удаленка пришла и прогнала рутину. Например, когда не было возможности вместе с рабочим побывать в медпункте, чтобы узнать, как он сдает тест на COVID-19, пришлось выкручиваться. Моя коллега — журналист нашей угольной газеты — сама сдала тест и описала, как через это проходят шахтеры и металлурги. Проверено на себе — прием старый, но в такой ситуации это было гиперинтересно и актуально. Многие люди волнуются, а мы их успокоили, все разъяснили.

На это нам отвечают преданностью — за время пандемии востребованность бумажной версии не упала, все выпуски по-прежнему разбираются со стоек. Рабочие оставляют отклики — говорят, приятно, что газета пишет «о наболевшем». Особенно это проявилось в апреле, когда ввели самые жесткие ограничения и все были напуганы, а мы объясняли, что происходит, как следует себя вести в этой незнакомой ситуации.

Руководители через издание обращались к сотрудникам, объясняли, какие меры защиты вводятся на предприятии для защиты людей. Для тех, кто вышел на удаленку, мы выпускали материалы с советами, чем занять себя и детей. Это был новый для нас формат. А еще во время карантина мы сделали особый акцент на развитии соцсетей — стали активно обновлять страницы, к нам пришли новые подписчики.

 

АЛЕКСЕЙ ИТИН, главный редактор «Мегабайта», медиауниверситета ИТМО

Перекраивать режим работы пришлось. Но из-за того, что основная часть наших корреспондентов — студенты, они разом с учебой влились в эту карантинную историю. И мы с ними работали через гугл-документы, зумы и телефон.

Сложнее всего оказалось с иллюстративным материалом, так как фотографам никак нельзя было работать. Хотя и тут мы, уже почувствовав проблему заранее, до введения ограничений, отправили их в различные локации — собирать иллюстративный багаж. Главной проблемой оказались дедлайны — получилось, что их выдерживать стало сложнее, никого ведь нельзя дернуть за руку здесь и сейчас, и много времени уходит на параллельную коммуникацию.

СДЕЛАЛИ С РЕДАКЦИЕЙ ОБУЧАЛКУ ДЛЯ СТУДЕНТОВ: «КАК ПЕРЕВЕСТИ ОФЛАЙН-МЕРОПРИЯТИЕ В ОНЛАЙН», МНЕ КАЖЕТСЯ, ЭТО БЫЛО ПОЛЕЗНО, ОСОБЕННО ИЗ ЗА ТОГО, ЧТО УДАЛОСЬ РАССМОТРЕТЬ ВСЕ ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Мы решили принципиально не выпускать материалов в стилистике а-ля «что можно делать на удаленке», «что такое коронавирус» и подобное. Зато продолжили заниматься научным просветом, брали интервью в письменном виде, с помощью телефона и тех же зумов и тимов [то есть в онлайн-конференциях].

Сделали с редакцией обучалку для студентов: «Как перевести офлайн-мероприятие в онлайн», мне кажется, это было полезно, особенно из-за того, что удалось рассмотреть все плюсы и минусы и сделать упор не на сегодняшнюю ситуацию, а на то, как подобный опыт можно использовать в будущем.

За время пандемии удаленно выпустили две газеты и журнал, это тоже было достаточно интересно, раньше такого не пробовали. Уделили большое внимание подкастам, они сейчас очень хорошо заходят.

А вот одну большую планерку со всеми членами редакции получилось сделать только один раз — разом всех услышать сложно, мы собирали корреспондентов по проектам и направлениям. Часть ребят уже вернулись в редакцию, часть пока сидят на удаленке, например, в регионах. Ждем очной встречи.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Сен 10, 2020
В Google Австралии и Новой Зеландии задумались о судьбе печатной рекламы

Интервью с заместителем главного редактора издания «Такие дела» Владимиром Шведовым

Вам будет интересно: