На российском бумажном рынке новый кризис

Лишней бумаги просто нет, цена на нее растет день ото дня, а ее доля в общем медиапотреблении продолжает снижаться

Мир стал маленьким. Очень маленьким. И если что-то случается на одном конце света, то на другом — обязательно будет эхо.

Пока цены на сланцевый газ в США были низкими и пластиковые материалы было производить выгодно, никто не задумывался об экологии, а на долю картона в течение 10 лет стабильно приходилось чуть более 40% мировых продаж упаковочных материалов. Но вот газ начал дорожать, и бумажная упаковка становится все более востребованной.

Повсеместный переход к удаленной работе и онлайн-обучению в условиях пандемии COVID-19 усилил тенденцию к сокращению выпуска бумаги для печати. В результате остановок и локдаунов сначала в Китае, а затем и во всем мире мировое производство бумаги снизилось на 1,8% в 2019 году и на 2,3% в 2020 году.

В 2021 году в Европе продолжилось закрытие мощностей по производству бумаги для полиграфии или их перепрофилирование. Уже объявлено о новых сокращениях объемов в ближайшие годы.

И онлайн-торговля стала диктовать рынку свои правила: должно быть больше упаковки, а не прессы и книг. Из всех сегментов отрасли от пандемии меньше всего пострадало, и даже подросло, производство картона — благодаря спросу со стороны бурно растущей электронной коммерции.

До пандемии на картон приходилось только 50% в общем производстве бумаги в мире (из 416 млн тонн), к концу 2022 года его доля составит уже две трети, говорится в отчете о состоянии бумажной промышленности компании Euler Hermes.

 

Дороже некуда

В России, даже по данным Росстата, производство бумаги сократилось более чем в 2,5 раза по отношению к 2017 году. Бумажные комбинаты переключаются на более маржинальное производство упаковки. К тому же при существующей конъюнктуре российским производителям стало выгоднее продавать целлюлозу и бумагу на внешние рынки.

Газетная бумага — давняя специализация отечественного леспрома. Россия в последние годы занимала второе место в мире по ее экспорту (более 1 млн тонн в год), уступая только Канаде. Но теперь спрос на «газетку» за рубежом упал больше чем на 20%, наш экспорт газетной бумаги, по данным ФТС, снизился на 14,7%, и так необходимую валюту «генерит» уже оберточная бумага и целлюлоза.

В результате сегодня на внутреннем рынке лишней бумаги просто нет. И под заказ — тоже нет. Раньше можно было рассчитывать на импорт. Но сейчас европейские поставщики строго квотируют российских заказчиков — самим не хватает качественной бумаги для печати.

Проблема в том, что сильных мира сего больше не привлекает ни престиж бумаги, ни ее тактильность, ни даже ее эффективность для рекламных проектов

В итоге — новый кризис. Ведь по закону спроса и предложения при росте спроса растет и цена товара. Бумаги мало, и цена на нее растет день ото дня. Цены за тонну бумаги поднялись очень серьезно, рост с января по декабрь 2021 года в среднем составил от 30 до 70%: на картон макулатурный — с 860 до 1260 евро; на картон целлюлозный — с 1340 до 2300 евро; на офсет — с 63 000 до 86 000 рублей, на российскую мелованную бумагу — с 70 000 до 100 000 рублей, на импортную меловку — с 940 до 1300 евро.

«ГИПП был вынужден обратиться в Минпромторг с предложением форсировать создание совместной рабочей группы по решению данной проблемы и назначить ее первое заседание на ближайшее время, — говорит президент Союза предприятий печатной индустрии (ГИПП), генеральный директор холдинга «ИМ Медиа» Алексей Иванов. — Издатели готовы к обсуждению конкретных мер по поиску взаимоприемлемых решений, поскольку не могут зеркально поднять цены на газеты и журналы, чтобы компенсировать рост стоимости бумаги: читатель просто откажется от покупки».

Понятно, что регулировать цены при рыночных отношениях невозможно. Но, может быть, стоит предоставлять ЦБК субсидированные кредиты на производство бумаги, которая нужна издателям, но невыгодна самим целлюлозно-бумажным комбинатам? Есть и другие, вполне рыночные механизмы.

Производители же бумаги объясняют текущие проблемы беспрецедентно высокими тарифами на энергию. Компании вынуждены регулярно пересматривать цены на свою продукцию. С такого пересмотра начался и 2022 год. Чтобы сохранить жизнеспособность производств и всю цепочку поставок, бумажники вынуждены переложить дополнительные расходы на заказчиков своей продукции — полиграфистов и издателей.

 

Шах и пат

Но беда ведь не только в том, что бумага дорогая и ее нет на рынке. Бумага в структуре себестоимости отпечатанного издания растет и занимает сегодня от 50 до 70 процентов, а вот доля «бумаги» в общем медиапотреблении снижается.

Глобально — проблема в том, что сильных мира сего больше не привлекает ни престиж бумаги, ни ее тактильность, ни даже ее эффективность для рекламных проектов. И это невнимание, даже пренебрежение, бьет по всем звеньям индустрии: вот и растут цены на бумагу, снижается ее предложение на внутреннем рынке, не субсидируются кредиты, не выделяются инвестиции, закрываются или перепрофилируются типографии, киосковые сети и книжные магазины, а журналисты, редакторы и дизайнеры уходят в интернет.

Даже включая производителей этикетки и упаковки, число полиграфических предприятий стабильно снижается: только за последние три года их стало меньше на пять тысяч. Крупных книжных типографий с возможностью выпускать миллионы экземпляров в год в стране остались единицы. Закрылись типографии «Правда Севера» в Архангельске, «Нижполиграф» в Нижнем Новгороде, «Саратовский дом печати», московская «Типография «Новости» и так далее.

А дефицит полиграфических мощностей и рост расходов (как ни смешно, дорожают даже клей и поддоны) опять же приводят к росту цен на печать газет, журналов и книг. За 2021 год цены поднялись на 15—20%, а некоторые типографии повысили расценки на четверть.

Так что, уважаемые читатели, готовьтесь к повышению цен на книги и любимые издания.

«К тому же все основное производственное оборудование, расходники и даже печатные пластины у нас импортные! Мы очень зависим от мировой логистики и стоимости валюты. И колебания доллара или евро также отражаются на типографских ценах, — отмечает вице-президент СППИ ГИПП, председатель совета директоров «Подольской фабрики офсетной печати» Сергей Моисеев. — Патовая ситуация: своего нет, поскольку нужны инвестиции в эту отрасль промышленности, а инвестиций нет, потому что за отрасль полиграфию в России, похоже, уже никто не считает».

Похоже, бумажные самолетики и газетные пилотки скоро станут артефактами, а «в терпком воздухе крикнет последний… бумажный пароход».

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Янв 28, 2022

Вам будет интересно: