Андрей Дорожный: «В любом городе можно подготовить качественную дата-историю без навыков программирования»

Интервью с дата-журналистом

 

Для российских изданий наличие в штате дата-журналиста все еще явление редкое, а на Западе умение искать и обрабатывать данные уже не считается чем-то необычным. Мы поговорили с дата-журналистом Андреем Дорожным о том, из-за чего так происходит, какая платформа — золото для регионов и почему заимствовать у коллег не всегда плохо.

 

— Во многих редакциях жив стереотип, что дата-журналистика подходит только тем, кто может ловко жонглировать всеми языками программирования. Что думаете о такой позиции?

— Все почему-то думают, что в конструкции «дата-журналистика» главная часть — «дата», а это не так. Суть дата-журналистики в том, чтобы ответить на вопросы аудитории не с помощью комментариев экспертов, пресс-релизов или репортажей с места событий, а за счет данных. Данные здесь — не самоцель, а инструмент, который помогает удовлетворить интересы читателей. Часто об этом забывают и рассуждают так: «Сейчас мы проанализируем 400 тысяч строк, и будет классно». Нет, не будет. Плохую историю не спасут терабайты данных и классная визуализация.

Проблема не столько дата-журналистики, сколько журналистики вообще — в кризисе тем и кризисе того, что мы хотим сказать. Датой может заниматься любой, вопрос только в том, понимаете ли вы зачем. А еще — владеете ли инструментами, для которых, кстати, не обязательно владеть навыками программирования. Данные можно попросить, купить, украсть (шучу).

 

— А в чем причина этого кризиса?

— Не знаю. В журналистике работаю уже лет десять, и мне кажется, раньше с темами было получше. Это я не к тому, что трава была зеленее, но такой процесс унификации и отсутствие креативных решений заметны не только в медиа. Отчасти причина понятна — делать шаблонные вещи с точки зрения бюджета гораздо выгоднее, чем каждый раз придумывать что-то новое. Некоторые медиа, которые хотят заработать, отбирают, например, скроллителлинг (прием, когда при прокрутке страницы меняется часть содержимого. — ЖУРНАЛИСТ) и дата-журналистику и выпускают шаблонные материалы. Повестка меняется очень быстро — в России она обновляется за неделю, и не у всех редакций есть ресурсы на такой сложный и дорогой формат, как дата-журналистика.

 

— Получается, маленьким муниципальным газетам с таким же маленьким бюджетом дата-журналистика все-таки не подходит?

— В подобных случаях всегда привожу в пример свой родной город Череповец, для которого делал несколько дата-материалов. По статистике агентства Инфометр (рейтинг муниципальной открытости за 2016 год. — ЖУРНАЛИСТ), он находится на последнем месте в России по открытости данных.

У МНОГИХ РЕДАКЦИЙ ПРОБЛЕМА ИМЕННО С ПОСТАНОВКОЙ ЦЕЛИ — МОЖНО, КОНЕЧНО, ПОСЧИТАТЬ, СКОЛЬКО ЛИСТВЕННИЦ В СТРАНЕ, НО ЗАЧЕМ ЧИТАТЕЛЮ ТАКОЙ ТЕКСТ ОТКРЫВАТЬ? СЕЙЧАС ВЕДЬ ИДЕТ ОГРОМНАЯ БИТВА ЗА ВНИМАНИЕ АУДИТОРИИ

Но убежден и готов доказать, что для каждого населенного пункта страны, каким бы закрытым он ни был, можно подготовить качественную дата-историю без навыков программирования. Вопрос в том, насколько это оправданно, здесь уже речь о медиаменеджменте — сколько часов и людей вам нужно на производство материала? И нельзя забывать об аудитории: точно ли читатели муниципальных газет поймут, что происходит в тексте? Если нет, то и браться не стоит.

 

— Раз упомянули — раскройте секрет, где брали данные для материалов о Череповце, если город такой закрытый?

— Важно понимать, откуда в принципе берутся данные. Новости о событии собирают разные акторы, не только ведь государство. Допустим, мы хотим посмотреть, где в городе расположено самое дорогое съемное жилье. Есть агрегаторы объявлений, их можно скачивать специальными скрейперами (расширения, которые позволяют автоматизированно выгружать данные с веб-страниц. — ЖУРНАЛИСТ), и программировать для этого не нужно — все можно получить за несколько минут дома на кухне. Потом, к примеру, делаем интерактивную карту, уже какая-то история. Постим в Instagram, подписчики в комментариях начинают обсуждать, где бы им хотелось жить.

Или можно зайти во «ВКонтакте» — это вообще золото для регионов. Я делал несколько материалов, связанных с миграцией и изменением моды на детские имена, все данные получал из ВК. Для второго текста вбил в поисковую строку соцсети «место рождения: Череповец» и выкачал всех пользователей, а потом обработал эти данные, получился наглядный материал. Можно критиковать такой подход за неполную выборку, но других вариантов не было.

Живой отклик читателей вызвал материал про миграцию «Столичный дрейф: из каких городов чаще всего переезжают жить в Москву», который вышел в Strelka Mag
Живой отклик читателей вызвал материал про миграцию «Столичный дрейф: из каких городов чаще всего переезжают жить в Москву», который вышел в Strelka Mag

Не доверяете соцсетям — есть множество федеральных источников данных, из которых можно выделять конкретный город. Например, из базы ФНС — какое место в рейтинге занимает город, сколько в нем ИП, чем они занимаются? Это можно сделать по любому региону страны.

 

— Допустим, редакция все-таки осмелилась попробовать себя в дата-журналистике. Стоит ли начинать со скрейпинга, для которого не нужно кодить, а достаточно установить расширение и посмотреть в YouTube несколько мастер-классов?

— Мне кажется, начинать лучше не с этого, а с общих знаний. У нас в стране, к сожалению, очень низкий уровень дата-грамотности. Я работаю со студентами, они классные, но у них проблемы с Excel… Люди не знают, как получить сумму двух ячеек — мем смешной, ситуация страшная. Проблема в том, что человек, может, что-то и скачает, но он не поймет, что с этим делать. Нет понимания расчетов и того, насколько реальный мир и мир данных друг от друга отличаются. Поэтому я и преподаю дата-журналистику — работаю над тем, чтобы как можно больше людей начало разбираться.

 

— Несколько приемов, представим, мы выучили. Что дальше?

— Нужно просто начать делать. Есть академический подход к образованию, когда вы учитесь пять лет, потом проходите практику на заводе/в школе/в редакции. А есть ремесленный, так я и учился. Работал в издании и узнал о дата-журналистике, решил: прикольно, надо с данными что-то сделать, стал гуглить все, в чем не разбирался. Благо, Google есть везде. К тому же о многих фишках можно узнать из моего Telegram-канала.

Но начинать нужно все-таки с того, что именно вы хотите рассказать. Опять же, у многих редакций проблема именно с постановкой цели — можно, конечно, посчитать, сколько лиственниц в стране, но зачем читателю такой текст открывать? Сейчас ведь идет огромная битва за внимание аудитории — Instagram, TikTok, теперь еще и Clubhouse. Это неравная борьба: ваш текст всегда будет проигрывать котикам и мемам, гифки в Instagram все равно смешнее любого журналистского текста, принять это нелегко, но необходимо.

 

— К каким сложностям при работе с данными нужно подготовиться?

— Всегда есть опасность, что работа затянется на том этапе, от которого меньше ожидаешь подвоха. Например, очистка данных может занимать намного больше, чем их сбор. Дата-журналисту важно заранее рассчитать силы и напомнить себе, что медиа — в первую очередь про производство, это конвейер. Поэтому тему нужно отбирать так, чтобы она оправдывала все ресурсы, которые на нее будут потрачены.

Зачастую бывает как: журналист месяцами анализирует данные, пишет материал. Читатели встречают материал с равнодушием, им неинтересно, и журналиста накрывает фрустрация — пора бы с дата-журналистикой завершать, это не работает. У меня был такой случай с материалом о ДТП в России. Мы для него много сделали, правильно рассчитали показатели. Но читателю было неинтересно.

Поэтому и советую начинать с чего-нибудь простого — сделайте график, посмотрите, как отреагирует аудитория.

Многие забывают о дистрибуции, а это важно. Человек вряд ли откроет большую статью, он ограничится заголовком и пойдет дальше, о таком варианте тоже стоит позаботиться. Некоторые медиа почему-то относятся к читателям как к дурачкам, которые обязательно кликнут и перейдут по их ссылке.

 

— Вы сами как справляетесь с такими моментами фрустрации и разочарования в работе?

— У Юрия Дудя, помимо его шоу, есть очень хорошие лекции. Одна из них, которую я и советую посмотреть, — «Как разговорить дерево». Дудь в ней еще всех отговаривает идти в журналистику, я с ним полностью согласен. А еще он говорит, что в медиа нужно все делать дешево, круто и быстро, потому что мы не НИИ.

НА ЗАПАДЕ ДАТА-ЖУРНАЛИСТИКУ УЖЕ ДАВНО НЕ СЧИТАЮТ ЧЕМ¬ТО ОТДЕЛЬНЫМ, ТАМ ЖУРНАЛИСТ ПО УМОЛЧАНИЮ ДОЛЖЕН ВЛАДЕТЬ НАВЫКАМИ РАБОТЫ С ДАННЫМИ. А У НАС ЭТО ДО СИХ ПОР КЛАССНЫЕ ФИШКИ

К сожалению, когда вы выпускаете по материалу в день, это приводит к выгоранию, и чтобы не выгореть, нужно подбирать темы материалов так, чтобы вам самим это захотелось прочитать. Это может стать самым затяжным этапом, зато потом будет легче. Возможность выгореть нельзя исключить совсем, но минимизировать — вполне.

 

— Легко сказать — придумайте тему…

— В крайнем случае всегда можно подсмотреть идею у коллег и адаптировать ее под своих читателей. У меня был случай, не связанный с дата-журналистикой, но все равно показательный. Я тогда работал в Череповце и заметил, что одно вологодское медиа сделало карточки «Ты вологжанин, если» с набором атрибутов типичного жителя Вологды. Предложил редакции выпустить такое же, только про Череповец, ко Дню города. Коллеги отреагировали вяло, картинки мы подготовили за несколько часов до публикации. И этот пост стал на тот момент самым популярным со дня основания паблика — 1500 репостов уже к вечеру. Поэтому не бойтесь заимствовать идеи.

 

— Можно ведь не только у российских медиа заимствовать, но и у зарубежных. Вам как дата-журналисту виднее: мы сильно отстаем от западных коллег?

— Да, отрыв заметен, причем не только в материалах, но и в понимании назначения даты. На Западе дата-журналистику уже давно не считают чем-то отдельным, там журналист по умолчанию должен владеть навыками работы с данными. А у нас эти компетенции до сих пор классные фишки, это расценивают как что-то дополнительное.

 

— Как понять, что проект получился хороший?

— Когда я только переехал в Москву, устроился в банк — нужно же где-то работать. Параллельно продолжал заниматься журналистикой — в Strelka Mag вышел мой текст про миграцию «Столичный дрейф: из каких городов чаще всего переезжают жить в Москву». На перерыве в банке ко мне подошел коллега, который ничего о моей работе в медиа не знал, и сказал: «Слушай, Андрей, я тут по радио услышал, что появилось классное исследование про миграцию». И в этот момент я понял, что все было не зря.

Мне кажется, в этом и есть смысл журналистики — чтобы поднимать важные темы. Например, я как-то подготовил материал про наркотики «Вся эта дурь. Исследование о том, на чем сидит Россия», и все, кто его прочитал, спрашивали: «Тебе что, не страшно о таком говорить?» Но ведь если не рассказать, никто так и не узнает.

Все спрашивали: «Тебе что, не страшно о таком говорить?»
Все спрашивали: «Тебе что, не страшно о таком говорить?»
Справка

Андрей Дорожный — дата-журналист, специалист по визуализации данных, автор Telegram-канала «Дата публикации» об инструментах для работы с данными без программирования.

Автор Strelka Mag, «Проекта», «Делового Петербурга» и других изданий.

Фото: из личного архива Андрея Дорожного
Сообщить об ошибке
Мар 11, 2021

О чем писала тувинская пресса почти век назад
Секреты профессионального мастерства — в интервью с военным обозревателем РИА Новости и Sputnik

Вам будет интересно: