Общественная коллегия по жалобам на прессу приняла решение по жалобе на «Свободную прессу»

Общественная коллегия по жалобам на прессу в сентябре вынесла решение №185 по жалобе исполнительного директора Ассоциации производителей и потребителей масложировой продукции Нестеровой Екатерины Анатольевны на публикации «Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными» и «Запад отказался от пальмового масла, утопив в нём Россию», опубликованные сетевым СМИ «Свободная пресса». (Автор публикаций — Антон Чаблин, дата публикаций – 04.06.2018 г и 21.07.2018 г. соответственно, адреса в интернете: svpressa.ru/health/article/201822 и svpressa.ru/economy/article/205809»

Согласно подписанному журналом «Журналист» и Общественной коллегией Соглашению, публикуем решение по этой жалобе.

 

На 185-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу, состоявшемся 11 сентября 2018 г., ad hoc коллегия в составе Юрия Казакова (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), члена Палаты медиасообщества Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Алексея Автономова, Татьяны Андреевой, Евгения Гонтмахера, Генри Резника, Григория Томчина, Ильи Шаблинского рассмотрела обращение исполнительного директора Ассоциации производителей и потребителей масложировой продукции Нестеровой Екатерины Анатольевны в связи с публикацией материалов «Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными» и «Запад отказался от пальмового масла, утопив в нём Россию» сетевым СМИ «Свободная пресса». (Автор публикаций — Антон Чаблин, дата публикаций — 04.06.2018 г и 21.07.2018 г. соответственно, адреса в интернете: http://svpressa.ru/health/article/201822 и http://svpressa.ru/economy/article/205809.

 

Вопросы процедуры. Заявитель, Екатерина Анатольевна Нестерова, подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

 

Адресат жалобы, руководство Автономной некоммерческой организации «Интернет-пресса», учредителя и редакции сетевого СМИ «Свободная пресса», на информационное письмо Коллегии ответило, но предложения подписать Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии и принять участия в рассмотрении информационного спора не приняло.

 

Позиция заявителя при обращении в Коллегию была сформулирована следующим образом. «Статьи (оспоренные тексты Антона Чаблина, - Коллегия) направлены на дискредитацию пальмового масла как продукта, а также его поставщиков и производителей специализированных жиров и маргаринов на его основе.

При публикации статей автор и редакция СМИ допустили ряд нарушений правил профессиональной этики и поведения в сфере массовой информации.

В статьях опубликовано множество не проверенных данных (о вреде пальмового масла и т.п.) и распространяются слухи под видом достоверных сообщений. Они содержат умышленные искажения фактов, необоснованные предположения, а зачастую и заведомо ложные сведения.

Вот основные блоки недостоверной информации:

1. О вреде пальмового масла:

«Вред пальмового масла широко известен — оно, в частности, приводит к быстрому накоплению «плохого» холестерина в организме»;
«…вредоносные растительные масла. К их числу относится и пальмовое»;
«…ядовитого пальмового масла…».

Это один из самых распространенных на сегодняшний день мифов о пальмовом масле, который автор статьи охотно транслирует. При этом он не приводит в качестве доказательств результатов каких-либо серьезных научных исследований, ссылаясь лишь на «широкую известность» этого факта.

Между тем в действительности пальмовое масло — такое же растительное масло как другие растительные масла, обладающее своим уникальным составом.

О ложности распространенных сведений свидетельствует, в частности, содержание технических регламентов и ГОСТов на масложировую продукцию, допускающих использование пальмового масла в пищевом производстве, мнение признанных специалистов в области медицины и диетологии.

Пальмовое масло входит в число растительных масел, которые соответствуют Пищевым стандартам ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) и ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), согласно Кодексу Алиментариус (http://www.codexalimentarius.org/about-codex/ru/).

Об отсутствии вреда пальмового масла для здоровья говорит также официальная позиция Министерства здравоохранения РФ, изложенная в Письме № 24-1/10/1-6321 от 20.12.2013г. в Правительство РФ. В частности, Минздрав указал следующее:

Пальмовое масло и его фракции относятся к растительным маслам, используемым в производстве пищевых продуктах при условии их соответствия требованиям технического регламента Таможенного союза Технический регламент на масложировую продукцию» (ТР ТС 024/2011).

Показатели качества и безопасности для них, установленные Российским законодательством, соответствуют нормативам международного стандарта Комиссии Кодекс Алиментариус FAO/WHO (Организации созданной Всемирной продовольственной организацией совместно со Всемирной организацией здравоохранения под эгидой ООН) (CODEX STAN 210).

Пальмовое масло является одним из самых распространенных видов пищевого масла наряду с подсолнечным, соевым и рапсовым.

В СМИ начали тиражировать мнение о том, что «пальмовое масло отнесено к тугоплавким растительным жирам, которые «портят» натуральный продукт». Наличие пальмового масла с точки зрения отдельных СМИ означает «ненатуральный», «ненастоящий», «вредный».

К сожалению, общая тенденция изложения материала в СМИ изобилует путаницей:

- пальмовому маслу приписывается наличие трансизомеров, которые в нем отсутствуют в силу его природы;

- насыщенным жирам пальмового масла приписывают свойство «забивать сосуды», тогда как присутствующие в составе пальмового масла олеиновая кислота, фитостерины и витамин Е наоборот способствуют снижению образования холестериновых бляшек.

С точки зрения науки о питании использование пальмового масла в пищу имеет как достоинства, так и недостатки:

- в пальмовых маслах, как и во всех растительных маслах, практически нет холестерина, а наличие фитостеринов и высокий уровень каротиноидов и витамина Е способствуют снижению уровня холестерина в крови человека, употребляющего растительные масла;

- низкий уровень содержания полиненасыщенных жирных кислот семейств Омега - 3 и Омега-6 снижает пищевую ценность пальмовых масел, но в то же время делает их более стабильными к процессам перекисного окисления;

- высокий уровень олеиновой кислоты в пальмовом масле и пальмовом олеине оказывает аналогичное оливковому маслу воздействие на сывороточный холестерин и липопротеидные профили;

- замена гидрированных жиров тропическими маслами дает возможность снизить долю трансизомеров при производстве масложировых продуктов и кондитерских изделий;

- высокий уровень насыщенных жирных кислот в пальмовом масле (который сравним с содержанием насыщенных жиров в сливочном масле) компенсируется значительным содержанием среднецепочечных жирных кислот, способных легко усваиваться и выполнять энергетические функции, не откладываясь в жире организма.

В более позднем письме Минздрава РФ от 11.07.2017г. №28-1/1172 в Департамент пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза сказано:

В настоящее время отсутствуют объективные научные данные, подтверждающие опасность пальмового масла для здоровья человека.

Для обеспечения поступления в пищевую промышленность только качественного пищевого пальмового масла, в Российской Федерации внедрен национальный стандарт ГОСТ Р 53776-2010 «Масло пальмовое рафинированное дезодорированное для пищевой промышленности», устанавливающий специальные требования к этому виду импортного продукта, которые являются более чем в 10 раз более жесткими, чем требования к другим видам масел и жестче, чем требования международного стандарта.

О положительных свойствах пальмового масла авторы статей умалчивают, делая акцент на негатив, перерастающий в откровенную ложь.

2. О запрете пальмового масла в Евросоюзе и уровне потребления в ЕС и в России:

«А в марте в Евросоюзе вступили в силу новые требования к качеству пищевой продукции, которые запрещают использовать вредоносные растительные масла. К их числу относится и пальмовое»;

«Выходит, что на каждого россиянина, включая младенцев, приходится около семи килограммов пальмового масла в год».

Снова необоснованное утверждение. Запрета на использование пальмового масла в пищевых продуктах нет ни в одной стране мира. Оно является самым распространенным в мире из всех масел и применяется при производстве продуктов питания (кондитерских изделий, маргаринов, майонезов, выпечки, молокосодержащей продукции).

Существующий в Европе запрет касается не какого-то вида растительного масла, а конкретного контаминанта (соединения) — глицидиловых эфиров жирных кислот, которые могут содержаться в любом растительном масле.

По данным USDA (Министерство сельского хозяйства США) пищевое потребление пальмового масла на душу населения в 2016-2017гг. составило: в России - 4,6 кг, в ЕС - 5,7 кг, в Индии - 6,8 кг, в Японии - 4,9 кг.

То есть в действительности на каждого россиянина приходится не семь, а четыре с половиной килограмма пальмового масла в год. При этом его потребление на душу населения в Европе выше, чем в России, но несмотря на это здоровье людей в европейских странах лучше, чем у нас.

3. О поставках в Россию технического пальмового масла:

«А вот в России пальмовое масло — причем не пищевого, а технического качества — едят!»;

«Причем идет в Россию как пищевое масло, так и техническое, предназначавшееся для производства биотоплива.»;

«Продавать его, по нормативам, можно исключительно как техническое. Но ради прибыли бизнесмены «доливают» его к обычному пищевому.»;

«…пальмовики» стали возить техническое пальмовое масло в нашу страну».

Это не более чем предположения автора, которое преподносятся им как установленные факты без какой-либо проверки и подтверждения их достоверности.

Предприятия — члены АПМП импортируют и используют в производстве исключительно высококачественное пальмовое масло, предназначенное для применения в пищевой промышленности, соответствующее требованиям Технического регламента Таможенного союза на масложировую продукцию (ТР ТС 024/2011). Российские требования на готовую масложировую продукцию мало чем отличаются от европейских и общемировых. Россия — член ВТО, и российские нормы полностью гармонируют с требованиями Евросоюза и Кодекса Алиментариус.

4. О 3-MCPD:

«в некачественном, техническом пальмовом масле в гигантских количествах содержатся глицидиловые эфиры и 3-MCPD. Это признанные канцерогены и мутагены»;

«при рафинировании (это высокотемпературная обработка, при которой масло избавляется от его первоначального цвета и запаха) в нем образуются такие вредные вещества, как 2-MCDP, 3-MCDP и эфиры глицидиловой кислоты. Они поражают генетический материал, вредны для печени, почек, половой системы…»

Это преднамеренное искажение фактов. Автор снова не приводит в подтверждение своих слов ссылок на результаты научных исследований.
Между тем, согласно отчету EFSA (Европейское агентство по безопасности продуктов питания) (https://efsa.onlinelibrary.wiley.com/doi/epdf/10.2903/j.efsa.2016.4426), фактические данные о канцерогенности и токсичности 3-MCPD и глицидола для человека отсутствуют. Фертильные (противозачаточные) эффекты выявлены для 3-MCPD и его эфиров только на грызунах. Распространение их на людей не обоснованно — в отчете EFSA прямо указывается, что характер метаболизма 3-MCPD и глицидола у грызунов и приматов различен.

Эфиры 3-MCPD содержатся не только в пальмовом, но во всех рафинированных маслах и жирах, в том числе, например, в подсолнечном. Однако об этом авторы статьи умалчивают, целенаправленно делая акцент именно на пальмовом масле.

Собственно, 3-MCPD в маслах и жирах содержится в крайне малых количествах, а не в гигантских, как указано в статье.

Таким образом, все перечисленные сведения беспочвенны, надуманны и не подтверждены никакими доказательствами. Они являются не более чем слухами и домыслами, но подаются под видом достоверных сообщений. Автор искажает факты, не разграничивает факты и мнения, вводя читателя в заблуждение.

Кроме того, автор часто использует заголовки и фразы, имеющие броский характер: «Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными», «Кто во власти наживается на ядовитых трансжирах, убивая генофонд», «Жир убивает полмиллиона людей в год», «Россию стерилизуют «жировые короли», «Запад отказался от ядовитого пальмового масла, утопив в нем Россию» и др.

Такие стилистические приёмы направлены на порождение у читателя эмоциональной реакции и приводят к упрощенному восприятию материала.

Автором статей и редакцией СМИ нарушены такие нормы профессиональной этики как:

- обязанность журналиста проверять достоверность сообщаемой им информации;

- недопустимость распространения слухов под видом достоверных сообщений;

- недопустимость преднамеренного искажения фактов;

- обязанность четко проводить различие между фактами и тем, что составляет мнения, версии или предположения;

- достоверность информационного вещания, подтвержденная соответствующими средствами проверки и доказательствами;

- обязанность обеспечить, чтобы заголовки, информация, имеющая броский характер и способная породить соответствующую реакцию, были достоверными и не приводили к упрощенному восприятию материала или его освещению вне контекста, установлены в частности Законом РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», Кодексом этических норм Общества профессиональных журналистов, принятым в сентябре 1996 года, Кодексом профессиональной этики российского журналиста Союза журналистов России, принятым Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года, Резолюцией Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1003 (1993) «О журналистской этике», принятой 1 июля 1993 года.

На основании изложенного прошу оценить статьи «Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными» и «Запад отказался от ядовитого пальмового масла, утопив в нем Россию», опубликованные соответственно 04.06.2018 и 21.07.2018 в Электронном периодическом издании «Свободная Пресса» (http://svpressa.ru/), и действия их автора и редакции СМИ с точки зрения соответствия законодательству о средствах массовой информации и правилам профессиональной этики и поведения в сфере массовой информации».

 

Позиции адресата жалобы, руководства АНО «Интернет-Пресса», в письме исполнительного директора АНО И.М. Беды, «по существу информационного спора» были изложены следующим образом: «В «СП» действительно были опубликованы статьи, о которых сказано в жалобе. В них автор со ссылками на источники информации аргументированно выразил своё мнение о проблемах, касающихся использования в России пальмового масла. Ни Ассоциация (АПМП), ни российские поставщики и предприятия, использующие это масло, в статьях не названы. Следовательно, нет оснований утверждать об умалении деловой репутации кого-либо.

АПМП тщится доказать, что любое пальмовое масло просто замечательное. Интерес Ассоциации в этом очевиден - она представляет интересы коммерческих структур, которые на этом масле делают свой бизнес. Теперь в сей процесс АПМП вовлекла и Общественную коллегию. Но вам-то это зачем?

Автор оспариваемых статей в «СП» высказал своё мнение, свою гражданскую позицию. Статья 29 Конституции РФ гарантирует, что никто не может быть принужден к отказу от своих мнений и убеждений.

Поэтому редакция СМИ «Свободная пресса» не считает возможным принимать участие в фарсе, утраиваемом АПМП. Впрочем, как нам известно, отсутствие представителя издания нисколько не мешает Общественной коллегии рассматривать жалобу и принимать решение.

Главный редактор СМИ «Свободная пресса» С.А. Шаргунов свидетельствует своё почтение Общественной коллегии, но также не видит ни повода, ни оснований для нашего участия в рассмотрении жалобы АПМП».

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Разъясняя существо претензий к содержанию оспоренных публикаций, Е.А. Нестерова уточнила, что масло, выдавливаемое из плодов пальмы и имеющее твёрдую консистенцию, как и большинство масляничных культур, произрастающих в тёплых странах, «позволяет заместить тот продукт, который использовался прежде, и вредность которого на сегодняшний день доказана: так называемые трансизомеры, образующиеся по ходу технологического процесса переведения жидкого растительного масла в твёрдое». «У нас есть огромный ассортимент продукции, где нужны твёрдые жировые компоненты. Вместо того, чтобы, как это делалось в прошлом, гидрировать подсолнечное масло, мы используем напрямую природную альтернативу этому продукту: не нанося при этом ущерба здоровью человека».

Дополняя сказанное в обращении в Коллегию о ложности тезиса о не разделении производителями пальмового масла на пищевое и техническое и об употреблении технического масла в пищевой промышленности, заявитель заметила: «Как только масло попадает на территорию РФ, оно должно получить подтверждение соответствия. Эти документы выдаются уполномоченными органами, ими сопровождается каждая партия продукции. Никакого технического масла в пищевую промышленность не поступает, это тоже миф».

«То, что мы производим небезопасную продукцию, не соответствует действительности. На сегодняшний день наша продукция абсолютно безопасна, это подтверждено всеми нормативными документами.

На сайте Роспотребнадзора есть портал - заявления о небезопасной продукции. Можно посмотреть, чтобы убедиться: в отношении растительных масел и масложировой продукции небезопасных продуктов не выявлено. Выявлена — у отдельных производителей — фальсифицированная продукция. Это очень плохо, но нужно понимать, что и эта продукция — безопасна».

Д.хим.н., проф. Султанович Юрий Авраамович, эксперт со стороны заявителя, руководитель Комиссии по техническому регулированию Масложирового союза России, обратил внимание на тезис профессора Д.А. Еделева, выступающего в обеих публикациях в роли эксперта, о том, что Россия стала значительно больше вывозить высококачественное, экологически чистое подсолнечное масло на экспорт; как получается по тексту — взамен на ввоз «жировиками» ещё большего количества «низкокачественного технического пальмового масла». Проф. Султанович пояснил, что времена, когда растительное масло подвергалось гидрогенизации для того, чтобы получить твёрдую консистенцию при комнатной температуре и делать специальные жиры маргарины и т.д., ушли и в России тоже. «В 2015-м году был принят норматив: трансизомеры — меньше 20% в жирах. В 2018-м году закончился и переходный период, норматив теперь — трансизомеры меньше 2%, а это уже мировой уровень. Сказанное означает, что использовать родное, прекрасное, но жидкое при комнатной температуре масло при производстве твёрдых жиров стало невозможно. Когда перешли к норме «меньше 2%», места в рецептурах для родного подсолнечного масла не осталось; наш производитель, естественно, пошёл по пути Европы». По прогнозу Ю.А. Султановича, экспорт российского подсолнечного масла с нынешних 2,2 млн. т. может вырасти до 3,5 млн.т. в год: при благоприятных погодных и иных условиях. Что касается роста импорта пальмового масла (а точнее, его фракций, потому что «доля пальмового масла в этом объёме занимает, ну, допустим, 20%, а вот используемая доля продуктов его более глубокой переработки неизменно растёт»), то это — явление закономерное. «Эксперт должен понимать, что когда мы не можем использовать сырье, которое растёт здесь, то на вырученные от продажи деньги мы частично покупаем то, что у нас здесь не растёт и расти никогда не будет».

Д.мед.н., проф. Медведев Олег Стефанович, эксперт со стороны заявителя, зав. каф. фармакологии факультета фундаментальной медицины МГУ, уточнил: «У нас написан и опубликован в “Вопросах питания” большой обзор по пальмовому маслу, в нём приводятся ссылки на 65 международных исследований по этому маслу, т.е. это документ научный. У нас опубликован, далее, большой обзор по вредным эффектам трансжиров. Т.е. есть документы, которые показывают истинное положение дел с научной точки зрения. Что касается публикации “Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными”: нет никаких данных, подтверждающих это утверждение, их просто невозможно привести. Я мог бы обсуждать тему, если бы мне показали хотя бы несколько статей, свидетельствующих о том, что кто-то где-то обнаружил эту зависимость или этот эффект. Но такие публикации отсутствуют». «Если мы сравниваем пальмовое масло со сливочным, а именно здесь идёт основное противопоставление, и говорим о твёрдости, то твёрдость маслу придают насыщенные жирные кислоты, без двойных связей. Чем их больше, тем масло будет твёрже. В сливочном масле этих жирных кислот 65%, а в пальмовом — 50%. Поэтому можно сколько угодно говорить о том, что пальмовое масло твёрдое, и от этого весь вред. Но этот вред будет на 20% меньше, если исходить из этого показателя, чем вред от сливочного масла». «Общее положение в мире таково: заменителем вредных трансжиров являются тропические масла, включая пальмовое масло. Других нет. А для пищевой промышленности, для глазури, кремов, круасанов, мороженого нужны твёрдые жиры, - вы не можете изготовить мороженого с подсолнечным маслом. Так что это сугубо технологический момент. Но научные данные и научные публикации говорят о том, что все эффекты воздействия на здоровье, если мы заменяем трансжиры пальмовым маслом, только положительные».

На вопрос о том, предъявлялись ли уполномоченным органом по наблюдению за выполнением Технического регламента претензии по безопасности продукции, производимой членами Ассоциации, Е.А. Нестерова ответила так: «Уполномоченным органом по наблюдению за выполнение Технического регламента на жировую продукцию и безопасность пищевой продукции является Роспотребнадзор. Нарушений технического регламента в том, что касается безопасности продукции, судя по сайту Роспотребнадзора, не выявлено. Единственное нарушение есть в отношении спредов, поскольку метод контроля там не очень чёткий, - там есть нарушения в части соотношения молочной фазы и не молочной».

Отвечая на вопрос о том, чем именно отличается пищевое пальмовое масло от технического, а также на предположение о том, что в публикациях речь идёт, прежде всего, именно о техническом, а не пищевом пальмовом масле, и что автор и его эксперт всё же пытались проявить дифференцированный подход к предмету обсуждения, Е.А. Нестерова пояснила, что деление масла на «пищевое» и «техническое» может быть проведено только по показателю безопасности. Если масло соответствует показателям безопасности, и это подтверждено соответствующим документом, подтверждающим, что это масло соответствует всем требованием Технического регламента, который на него распространяется, значит, это масло безопасное, оно является пищевым продуктом. Если оно этим показателям не соответствует, значит, оно является не пищевым; это техническое масло. По мнению заявителя, авторы двух публикаций «ничего не дифференцируют, они складывают всё в кучу, не пытаясь разобраться». «С их точки зрения всё масло, что мы завозим — техническое. Это не так. У нас идёт чёткое разделение: масло, предназначенное для пищевых целей, — и масло, предназначенное для иных целей. Это разделение происходит ещё на стадии импорта. Как только товар вошёл на территорию РФ, пищевое масло сразу идёт как пищевое, сопровождается всеми соответствующими документами. И дальше, на переработку, оно идёт в соответствии со всеми требованиями». Как пояснил эксперт Ю.А. Султанович, дополняя заявителя, «согласно действующему законодательству, не пищевое масло, т.е. масло, которое не соответствует Техническим регламентам на масложировую продукцию и на безопасность пищевой продукции, не может быть использовано для пищевых целей. И более того: масло, которое приходит на масложиркомбинаты как пищевое, по ряду соображений подвергается ещё вторичной очистке. Потому что, соответствуя Техническому регламенту, оно может не соответствовать некоторым органолептическим показателям».

Ответ Е.А. Нестеровой на вопрос: действительно ли Минсельхоз под руководством А. Ткачёва, как сказано в публикации «Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными…», «требовал полностью запретить использование растительных жиров при производстве всей молочной продукции» (по версии автора публикации эта инициатива не прошла по вине «пальмового лобби»): «Позиция Ткачёва в публикации не была искажена. Но речь у Ткачёва шла о том, чтобы запретить то, что уже запрещено. Предложенную меру нельзя было реализовать, поскольку она на тот момент уже действовала». «Когда Ткачёв делал это заявление (м.б. помощники его плохо подготовили), не учитывалось, что на сегодняшний день при производстве молочной продукции использование пальмового масла не разрешено. Мы не можем при производстве молочного продукта использовать пальмовое масло. Если оно там используется, то это фальсифицированная продукция. Это делает только недобросовестный производитель. И мы всё время говорим о том, что за это должна быть ужесточена ответственность». Заявитель пояснила здесь же: «У нас есть т.н. “молокосодержащие продукты”, в которых допускается замена не более 50% молочного жира растительными маслами. Но не пальмовым маслом, а т.н. называемым продуктом-заменителем молочного жира».

Отвечая на вопрос о реальности ситуаций, когда в обход существующих нормативов в продажу поступают «вредные фальсифицированные продукты», Е.А. Нестерова заметила: «Если бы такие случаи выявлялись, со стороны Роспотребнадзора, были бы предписания. Таких предписаний в отношении членов нашей Ассоциации нет». Дополняя сказанное заявителем, эксперт Ю.А. Султанович отметил два обстоятельства, существенно важных для понимания претензий заявителя к журналисту. Когда о «фальсификациях» в масложировой продукции говорится как о серьёзной угрозе, но в общем, не называя имени условной «маленькой компании из деревни Васькино, которая для лучшего позиционирования на рынке произведённого спреда определила свой продукт не «растительно-сливочным», чем он является на самом деле, поскольку там растительных жиров больше, чем молочных, а «сливочно-растительным», то под подозрением оказываются, в том числе, и лучшие в России производители спредов: просто потому, что сказано: «на полках настоящей продукции вообще нет», это первое. Второе: нужно четко разделять понятия «фальсификат» и «вредный продукт». Т.е. нужно понимать (и эта информация тоже важна) что «фальсификат», о котором идёт речь, - продукт безопасный. «Есть производители (они не являются крупными), которые позволяют себе недопустимое в части идентификации своей продукции. Но сама их продукция безвредна. Когда идёт волна негатива по пальмовому маслу, находятся те, кто «забывают» указать его в ингредиентах».

Ответ Ю.А. Султановича на вопрос: обязан ли журналист, садясь за публикации, подобные оспоренным, разбираться в тонкостях технологии? «Если это касается жизненно важных вещей, журналист обязан десять раз перепроверить ту информацию, которую он получил от одного эксперта. И уже составив представление о различных мнениях выражать свою точку зрения. Информация о пищевых продуктах жизненно важна для граждан. И для журналиста очень важно быть особенно аккуратным к тем отраслям, которые составляют безопасность страны».

Ответ эксперта Султановича на вопрос: считает ли он нарушающим журналистскую этику заголовок: «Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными»: «Да, считаю. Вот, в Индонезии, Малайзии, Китае и проч., используют большое количество фритюра. Это фракция пальмового масла. Насколько мне известно, малайзийские и индонезийские мужчины не страдают бесплодием. И средняя продолжительность жизни у них тоже выше».

Ответ Е.А. Нестеровой на вопрос: настаивает ли заявитель на своём утверждении о «преднамеренном искажении» журналистом фактов? — «Нет».

Ответ на вопрос о том, пыталась ли заявитель обратиться к адресату жалобы с предложением о предоставлении права на ответ, был отрицательным.

Члены ad hoc Коллегии были ознакомлены с письмом директора ФГБУН «Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи» (ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии») член-корреспондента РАН Д.Б. Никитюка, а также с результатами исследования («мнением эксперта») д.филос.н., проф. Светланы Каимовны Шайхитдиновой.

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1.   Коллегия сожалеет об уклонении руководства АНО «Интернет-Пресса» (редакции сетевого СМИ «Свободная пресса») от участия в рассмотрении настоящего информационного спора. Указанное обстоятельство не позволило участникам заседания получить представление об источниках, которыми пользовались автор публикации и его эксперт, а редакции СМИ, возможно, не просто получить более основательное, более глубокое представление о предмете двух публикаций, очевидно относящихся к сфере общественного интереса, но и пополнить список экспертов, обладающих специальными познаниями в жизненно важных для читателей СМИ областях.

2.   Коллегия принимает к сведению следующий тезис адресата жалобы: «Ни Ассоциация (АМПМ), ни российские поставщики и предприятия, использующие это (пальмовое, - Коллегия) масло, в статьях не названы. Следовательно, нет оснований утверждать об умалении деловой репутации кого-либо». Коллегия уточняет, пользуясь случаем, что в принципе не рассматривает вопросы, связанные с деловой репутацией граждан и организаций, поскольку они не относятся к сфере её компетенции.

Коллегия, далее, заявляет о готовности принять на веру утверждение адресата жалобы о том, что «автор оспариваемых статей в «СП» высказал своё мнение, свою гражданскую позицию», и об отсутствии у неё намерения каким-либо образом влиять на мнения и убеждения журналиста Антона Чаблина.

Коллегия, вместе с тем, категорически не соглашается с адресатом жалобы в том, что рассмотрение ею обращения Ассоциации производителей и потребителей масложировой продукции может считаться или рассматриваться «фарсом». Напоминая, что претензии, предъявленные заявителем к автору публикации, носят профессионально-этический характер, Коллегия обращает внимание адресата жалобы на то, что задача Коллегии, согласно п. 1.2 её Устава, «заключается в рассмотрении жалоб аудитории средств массовой информации на нарушение правил профессиональной этики и поведения в данной сфере с целью разрешения конкретных информационных споров».

3.   Не относя к сфере своей компетенции вопросы качества масложировой продукции, Коллегия воздерживается от роли участника дискуссии о «пользе» или «вреде» пальмового масла и его производных.

Коллегия учитывает, далее, что заявитель представляет, прежде всего, корпоративные интересы производителей масложировой продукции (даже и в том случае, если считает себя также и представляющим интересы потребителей). И что эксперты, приглашённые заявителем, - при безусловном уважении к их профессиональному авторитету, к основательности их познаний, к их предполагаемой добросовестности, и не только научной, — заведомо занимают по существу информационного спора позиции, не расходящиеся с позицией заявителя.

4.   Коллегия обращает внимание на специфику ситуации радикального расхождения мнений экспертов (эксперта автора публикаций проф. Д.А. Еделева и экспертов со стороны заявителя - проф. Ю.А. Султановича и проф. О.С. Медведева). Исходя из презумпции общественного интереса и стремясь получить наиболее точный ответ на вопрос об основной профессионально-этической претензии заявителя к адресату жалобы (предоставление пользователю недостоверной, неточной, неполной информации), Коллегия полагает полезным привести свидетельство «профильного» эксперта, не связанного со сторонами информационного спора и не принимавшего участие в рассмотрении информационного спора.

Как следует из официального ответа на вопросы Е.А. Нестеровой член-корреспондента РАН Д.Б. Никитюка, директора ФГБУН «Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи» (ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»; полный текст документа — на сайте Коллегии):

«… пальмовое масло является близким аналогом жира человеческого молока, что используется производителями заменителей женского молока.

Пальмовое масло, как и все растительные масла и животные жиры, является самым «энергетически ёмким» компонентом рациона человека, поэтому их избыточное поступление может привести к ожирению и, как следствие, к возникновению ряда алиментарно-зависимых заболеваний (ожирение, сердечно-сосудистые заболевания, сахарный диабет 2 типа, ряд онкологических заболеваний и др.). (…) Было показано, что оливковое масло и пальмовый олеин (продукт фракционирования пальмового масла) оказывают аналогичное воздействие на уровень сывороточных холестерина и липопротеидов у мужчин и женщин с нормальным уровнем холестерина. Холестеринемические эффекты пальмового олеина эквивалентны эффектам масел с высоким содержанием олеиновой кислоты - канола, рапс, оливковое масло. Пальмовое масло и его фракции практически не содержат трансизомеров жирных кислот, которые способствуют образованию холестерина. А токоферолы, токотриенолы, каротиноиды разных видов пальмовых масел (особенно красного) обладают антиоксидантным эффектом. Содержание холестерина в маслах растительных (и в масле пальмовом) низкое, что делает их использование предпочтительным на фоне животных жиров. Пальмовое масло оказывает гипохолестеринемическое действие, поскольку в его состав входят фитостерины: (идёт перечисление, - Коллегия)».

«Ни в одной из стран мира не существует запрета на использование растительных масел в производстве пищевой продукции (кроме случаев, когда они не соответствуют установленным показателям безопасности). (…) Запреты по использованию пальмового масла в производстве пищевых продуктов в мире отсутствуют».

«Эфиры 3-MCPD и глицидола являются контаминантами, образующимися при переработке всех видов растительных масел и животных жиров. Они оказывают токсическое воздействие на почки и мужские репродуктивные органы, тогда как их неэтерифицированные формы являются канцерогенными. Они образуются в процессе температурной обработки масел и жиров, механизм образования различен, так что нет общей зависимости между уровнями двух загрязнителей. (…) По данным Европейских исследователей (EFSA Journal 2016;14(5):4426) в среднем содержание эфиров 3-МХПД может составлять до 2,912 мг/кг, эфиров 2-МХПД до 1,566 мг/кг, эфиров глицидола до 3,954 мг/кг. Примерно одинаковая и меньшая концентрация содержится в пальмоядровом и кокосовом маслах: в среднем 0,624 мг/кг и 0,608 мг/кг, 0,270 мг/кг и 0,169 мг/кг и 0,421 мг/кг и 0,476 мг/кг соответственно. Наименьшее содержание этих контаминантов было установлено в рапсовом масле. (…) Наши результаты исследований содержания этих контаминантов в пальмовом масле подтверждают результаты, полученные в европейских исследованиях. Обнаруженное нами содержание 3-МХПД, 2-МХПД и глицидола не превышает нормативов, установленных в Евросоюзе».

Как представляется Коллегии, данные ответы достаточно убедительно поддерживает аргументы стороны заявителя в том, что касается претензий к автору оспоренных публикаций по части характера информации, содержащейся в оспоренных публикациях.

5.   Не получив возможности задать вопросы автору публикаций напрямую, Коллегия не может достоверно судить о том, с чем конкретно она в данном случае имеет дело: с недостаточностью у автора надёжных источников информации, с добросовестным заблуждением публикатора - или же с той специфической разновидностью «гражданской позиции», которая отодвигает на второй план профессиональную обязанность журналиста предоставлять своим адресатам достоверную, точную, полную и непредвзято поданную информацию, четко разграничивая факт и мнение, факт и предположение.

Коллегия находит, что журналист, исходя, возможно, из наилучших намерений, благих побуждений, использовал при подготовке публикаций методы, не отвечающие подходам, принятым в качественной журналистике, - по сути, присоединившись к определенной кампании, связанной с пальмовым маслом: скорее политической, чем социальной, просветительской или собственно информационной.

6.   Коллегия обращает внимание на следующий вывод своего эксперта, проф. С.К. Шайхитдиновой: «В спорных публикациях допущено нарушение профессиональной этики журналиста в таких фрагментах текстов, как заголовочные комплексы. А именно: «Пальмовое масло делает русских мужчин бесплодными» (подзаголовок «Кто во власти наживается на ядовитых трансжирах, убивая генофонд») и «Запад отказался от ядовитого пальмового масла, утопив в нем Россию» (подзаголовок «Кто больше всего наваривается на том, что травит нас фальсификатом»). Каждый из двух заголовков представляет собой сконструированную сенсацию, которая не отражает основные идеи статей, преподносит недоказуемые суждения как «факты». Каждый из двух подзаголовков не раскрывает идеи статей, выхватывая из них второстепенные коннотации и придавая им вид риторических вопросов, которые «на самом деле» несут утверждения в духе «теории заговора» и конфликтных оппозиций. Заголовки и подзаголовки спорных статей в сочетании вызывают неконструктивное чувство тревожности. Заголовочные комплексы сформированы с использованием к манипулятивных техник выстраивания идеологических оппозиций».

Далеко не в полной мере разделяя на этот раз подход своего эксперта к оспоренным текстам в целом (С.К. Шайхитдинова отнесла обе публикации к социальной журналистике и не нашла в их текстах нарушений профессиональной этики журналиста), Коллегия соглашается с проф. С.К. Шайхитдиновой в том, что «”трендовые” идеологические оппозиции хорошо продаются неискушенной публике, держат ее в страхе. Можно подумать, что они окупают себя тем, что к ним “пристегнут” контент о, скажем, правильном питании, о потребительской бдительности перед подделками. Однако идеологически выстроенная информация перебивает смысл любой другой информации, перекодирует ее. В нашем случае (…) превращают пальмовое масло в любом его качестве в «ядовитое» «идеологическое оружие» - оно и травит, и генофонд убивает».

7.   Коллегия полагает полезным обратить внимание на два обстоятельства, связанные с реакцией редакции электронного СМИ «Свободная пресса» на возникновение информационного спора в связи с публикациями Анатолия Чаблина. Первое: редакция отреагировала, по сути, отпиской на информационное письмо Коллегии: отказавшись обсуждать конкретные и именно профессионально-этические претензии заявителя к автору публикаций.

Исключив своё участие в рассмотрении информационного спора, редакция, по сути, не использовала возможности найти его простое и эффективное разрешение, что называется, к взаимному удовлетворению сторон.

Второе, по времени более раннее: отклонив, что называется, с порога требование заявителя о публикации опровержения (Коллегия считает, что для удовлетворения этого требования действительно не было оснований), редакция не использовала возможности снять уже обнаруживший себя конфликт образом и способом достойным издания, претендующего если не на статус, то на образ «социально-ориентированного» СМИ. Всё, что для этого требовалось — это инициативно предложить заявителю использовать право на ответ, предоставив ему затем возможность это право реализовать.

7.1.   Коллегия обращает внимание, что процедура такой «замены» носила бы не правовой, но именно медиаэтический характер. Преследуя (и реализуя) сразу три цели - удовлетворение фактического запроса заявителя на публичное выявление и устранение предполагаемых неточностей публикации; поддержание профессиональной репутации издания; донесение новой и при этом заведомо общественно значимой информации до адресатов, пользователей СМИ), такая «замена», обрекая на самоисчерпание конфликт, связанный с выходом конкретных публикаций, обнаружилась бы реальным звеном «точечного» саморегулирования, укрепила доверие к конкретному СМИ, к российской прессе в целом, к российской журналистике.

Не считая предложенный рецепт снятия конфликтов подобного рода универсальным, Коллегия настоятельно рекомендует редакциям СМИ обращаться к нему в ситуациях, допускающих урегулирование информационных споров с выраженным профессионально-этическим началом.

7.2.   Пользуясь случаем, Коллегия напоминает здесь же следующую позицию своего «Медиаэтического стандарта»: «Коллегия полагает, что редакция, дорожащая добрым именем и профессиональной репутацией своих журналистов, должна удовлетворять убедительные требования лиц и организаций о предоставлении им возможности ответить на неточные публикации».

 

8.   Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов — обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций — принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

Председательствующий,

Ю.В. Казаков