Общественная коллегия по жалобам на прессу приняла решение по жалобе на НТВ

Общественная коллегия по жалобам на прессу в сентябре вынесла решение №185 по жалобе руководителя Иркутской региональной правозащитной организации «Сибирь без пыток» Хроменкова Святослава Игоревича и руководителя Иркутской региональной общественной организации (ИРОО) «Байкальский правозащитный центр» Варшней Наталии Евгеньевны в связи с выходом в эфир телекомпании НТВ выпуска «Право налево - 2» программы «ЧП-расследование». (Ведущий выпуска — Роман Игонин, стрингер-журналист — Мария Барзунова. Дата публикации – 19 января 2018 года). 

На 186-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу, состоявшемся 1 ноября 2018 г., ad hoc коллегия в составе Юрия Казакова (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), членов Палаты медиасообщества Евгения Абова, Виктора Лошака, Алексея Симонова, Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Алексея Автономова, Вадима Зиятдинова, Дмитрия Орешкина рассмотрела обращение руководителя Иркутской региональной правозащитной организации «Сибирь без пыток» Хроменкова Святослава Игоревича и руководителя Иркутской региональной общественной организации (ИРОО) «Байкальский правозащитный центр» Варшней Наталии Евгеньевны в связи с выходом в эфир телекомпании НТВ выпуска «Право налево - 2» программы «ЧП-расследование». (Ведущий выпуска Роман Игонин, журналист-стрингер Мария Барзунова. Дата публикации — 19 января 2018 г., адрес в интернете - https://youtu.be/9nAXptM8grE).

 

Вопросы процедуры. Заявители, Святослав Игоревич Хроменков и Наталия Евгеньевна Варшней, подписали Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресаты жалобы, руководство АО «Телекомпания НТВ» и журналист Мария Барзунова, на информационные письма Коллегии не ответили.

 

Позиция заявителей при обращении в Коллегию была сформулирована следующим образом. «19 января 2018 г. на федеральном канале НТВ, в сюжете «ЧП. Расследование: Право налево - 2» (см. https://youtu.be/9nAXptM8grE) была распространена недостоверная информация о финансировании работы правозащитников Хроменкова Святослава Игоревича, Варшней Наталии Евгеньевны из иностранных грантовых источников.

В ходе распространения недостоверной информации телекомпания НТВ незаконно распространила изображения заявителей по настоящей жалобе.

Само название передачи «Право налево - 2» задает зрительскому восприятию вполне определенную установку. А именно, что упомянутые в передаче правозащитники делают свою работу исключительно для зарабатывания денег - в самом негативном понимании этого слова. По мере развития сюжета передачи зрителю все яснее становится идея о том, что деятельность правозащитников направлена на антироссийские цели, такие как защита террористов и экстремистов. При этом их деятельность якобы финансируется из иностранных источников.

Развивая мысль о порочности деятельности правозащитников, НТВ не гнушается распространить недостоверную информацию о том, что Святослав Хроменков стал лауреатом премии Французской Республики «Свобода, равенство, братство», в связи с чем им якобы были получены денежные средства в сумме 14 000 евро, а Наталией Варшней якобы был получен иностранный грант в сумме 400 тысяч рублей.

Опровержением получения Святославом Хроменковым денежных средств является Сообщение Национальной консультативной комиссии по правам человека (НККПЧ) Французской Республики от 02.02.2018 г. Как следует из данного Сообщения, Хроменков С.И. не получал 14 тысяч евро и не был лауреатом премии в области защиты прав человека. Подтверждением незаконности способа получения информации об участии Хроменкова С.И. в конкурсе является Сообщение НККПЧ от 27.02.2018 г. Как следует из данного Сообщения, элементы досье Хроменкова С.И., показанные телеканалом «НТВ», взяты не у НККПЧ.

Опровержением получения Наталией Варшней иностранного гранта в сумме 400 тысяч рублей являются: письмо исполнительного директора совместного проекта Уполномоченного по правам человека Российской Федерации и Совета Европы Л.Н. Виноградовой от 26.01.2018 г.; письмо президента проекта, заместителя председателя КМД Совета Федерации В.П. Лукина на имя губернатора Иркутской области С.Г. Левченко; письмо менеджера по работе с проектами Совета Европы Е. Кириленко на имя Варшней Н.Е. от 30.01.2018 г. В соответствии с сообщением сопредседателя проекта «Российские ОНК - новое поколение» Маркуса Егера от 16.05.2018 г. руководство проекта не передавало никаких контрактов или других документов ни «НТВ», ни другим СМИ. Какой бы документ ни показывали СМИ, он получен через другие каналы. При этом между ИРОО «Байкальский правозащитный центр» и Советом Европы был заключен коммерческий контракт на выполнение логистических услуг. Стоимость работ - 15 тысяч рублей. Отсутствие иностранного финансирования подтвердила прошедшая в январе 2018 года проверка организации Управлением МЮ Иркутской области.

При этом мы утверждаем, что журналисты незаконно получили доступ к электронной почте Святослава Хроменкова и Наталии Варшней на российских браузерах, поскольку документы, показанные в фильме НТВ: заявление Хроменкова Святослава на соискание премии и договор Наталии Варшней с Советом Европы (Договор на оказание услуг по логистической организации тренинга по совместному проекту Уполномоченного по правам человека Российской Федерации и Совета Европы «Российские ОНК — новое поколение» FIMS PO 497269 SC 59) существовали только в электронном виде на электронной почте заявителей.

Подтверждением осуществления незаконного сбора информации и вторжения журналистов в частную жизнь является также то, что Хроменков Святослав (…) 18.12.2017 г. во время около 8.00 утра находился (…) по адресу Межрегиональной общественной организации «Сибирский правозащитный центр» (…) у руководителя организации Варшней Наталии. При выходе из места расположения организации Святослав Хроменков был застигнут сотрудниками федерального канала НТВ (стрингером-журналистом Марией Барзуновой), которые незаконно собрали сведения о его местонахождении в г. Иркутске по указанному адресу в раннее время и о вылете в г. Москву. (…)

При этом при выходе из места расположения организации, после посадки в такси, сотрудники федерального канала преследовали его вплоть до прохождения в зону посадки пассажиров иркутского аэропорта, снимая все его действия как при входе в аэропорт и при регистрации пассажиров, так и при прохождении паспортного контроля, игнорируя требования сотрудников аэропорта прекратить противоправные действия. Одновременно с этим сотрудники телеканала снимали Святослава Хроменкова на видеокамеру, требуя дать интервью об иностранном финансировании. Это подтверждается видеокадрами в сюжете «ЧП. Расследование: Право налево - 2».

(…) Также в сюжете «ЧП. Расследование: Право налево - 2» НТВ нарушено право на охрану изображения правозащитников: (В тексте жалобы — пять ссылок на конкретные видеоизображения и фотографии заявителей в выпуске «Право налево - 2», - Коллегия).

НТВ также опубликовало информацию о состоянии Святослав Хроменкова и Наталии Варшней в гражданском браке. Информация о брачно-семейных отношениях заявителей не является публичной, и тем самым НТВ незаконно вторглось в частную жизнь заявителей.

Существенность вреда распространенной НТВ недостоверной информации также выражается в последствиях ее распространения, см.: pravoirk.ru/archives/11773. В результате лжи журналистов телекомпании НТВ по федеральному каналу в феврале 2018 года неустановленными лицами был разрушен офис правозащитной организации, которую возглавляет Наталия Варшней.

 Заявители полагают, что сюжет «ЧП. Расследование: Право налево - 2», используя пропагандистские приемы, далекие от журналистской этики, выставляет правозащитников в негативном свете, обвиняя их в антироссийской деятельности (…).

 Подобные обвинения, построенные на откровенной лжи или полуправде, которой посредством использования экспертных мнений дана видимость правдивости, формируют образ врага народа в отношении иркутских правозащитников.

 Тем самым журналисты НТВ желали опорочить и дискредитировать деятельность иркутских правозащитников».

 

Позиция адресатов жалобы, руководства АО «Телекомпания НТВ» и стрингер-журналиста Барзуновой М.А., не ответивших на информационные письма и не принявших участие в рассмотрении информационного спора, осталась Коллегии неизвестной.

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Продолжая основную для жалобы тему недостоверной, ложной информации о деятельности и финансировании возглавляемой им организации («Вы видите по документам, которые представлены, что размещена недостоверная информация о финансировании, которое мы якобы получили из Франции»), С.И. Хроменков пояснил ad hoc коллегии, что в настоящее время у возглавляемой им организации есть единственное международное финансирование: грант Фонда помощи жертвам пыток. (Фонд добровольных взносов ООН для помощи жертвам пыток, - уточнение Заявителя.) «Никакая иная зарубежная организация, никакое иностранное государство деятельность нашей организации не финансирует». Упомянув о работе его организации «по российским Президентским грантам», заявитель подчеркнул: «Мы работаем на благо нашей Родины».

Объясняя, чем конкретно занимается ИРПОО «Сибирь без пыток», С.И. Хроменков заметил: «Мы боремся с пытками и жестоким обращением в Иркутской области. Мы заявляем о том, что пытки и жестокое обращение с заключёнными в Иркутской области есть, и пытаемся восстановить права наших заявителей».

Отметив, что в производстве юристов его организации «находится ряд громких дел, возбужденных против сотрудников правоохранительных органов», заявитель обратил внимание на то, что в отношении его самого и его коллег «осуществляется незаконная, на наш взгляд, оперативно-розыскная деятельность со стороны Федеральной службы безопасности и полиции». «За мной установлена постоянная слежка. Прослушиваются наши телефонные разговоры».

Назвав «возмутительной» ситуацию преследования правозащитных организаций, включая те, которые возглавляются им и Наталей Варшней, со стороны конкретного электронного СМИ, телекомпании «НТВ», С.И. Хроменков заявил следующее: «Сведения, которые получаются незаконно, предоставляются, на наш взгляд, стрингерам, журналистам НТВ и используются для того, чтобы опорочить нашу деятельность по защите прав человека - и чтобы прекратить саму эту деятельность; чтобы мы стали бояться защищать права простых людей. Я считаю, что именно для этого был размещён данный сюжет». «Через месяц после объявления нас “врагами народа” в наш офис вошли неустановленные люди и разгромили мебель в этом офисе. И мы вынуждены были съехать».

Характеризуя ситуацию, которая сложилась после выхода выпуска «Право налево - 2», С.И. Хроменков сказал, в частности: «Я сейчас вынужден отказываться от какого бы то ни было взаимодействия с иностранными организациями, от контактов с посольством Франции. Меня приглашали на конференцию по ювенальной юстиции, я отказался, - просто потому, что понимал, что меня там на входе также встретят журналисты НТВ, РенТВ, что они будут позорить и меня, и наших иностранных коллег-правозащитников».

По мнению заявителя, деятельность тележурналистов НТВ, отражённая в оспоренном сюжете, «направлена на ущемление гражданских прав и свобод: в России вообще и в Иркутской области, в частности, призвана создать препятствие в работе наших организаций».

Ответ заявителя на уточняющий вопрос «Почему в эфире НТВ вы говорили, что работаете только на свои деньги, ничего не получая из-за рубежа, а сейчас рассказали о гранте Организации объединённых Наций?»: «На тот момент, когда меня преследовали журналисты НТВ, у нас не было гранта ООН против пыток. Меня преследовали в декабре 2017 года, а грант мы получили в 2018 году». Напомнив о вскрытых каналах электронной почты, С.И. Хроменков добавил к сказанному: «Я думаю, что те недобросовестные люди, которые изъяли таким способом документы, показанные в сюжете, читали нашу переписку и предполагали, что мы грант ООН получим. Но на тот момент у нас этого гранта действительно не было».

На реплику-вопрос «Вам приходится оправдываться, доказывать, что премию французской Комиссии по правам человека Вы не получили.  А если бы получили, Вы бы тоже оправдывались?» ответ был таким: «Ничего плохого в том, чтобы получить премию Французской Республики (Премия Французской Республики в области прав человека, - Коллегия) я не вижу. Это достойная премия, на неё были номинированы очень уважаемые люди. Но суть-то не в премии, которую я не получал, а в том, как её «получение» было представлено в сюжете НТВ. Там выходило, что мы на иностранные деньги занимаемся защитой прав человека, проводим митинги. Это абсолютно не так. Вокруг меня - гражданские активисты. Люди выходили на улицу просто потому, что они неравнодушны. Когда мы стояли зимой против пыток, у нас не было денег, я только кофе покупал. И это никак не было связано с Французской Республикой и с премией. А в сюжете речь шла о том, что мы на иностранные деньги якобы занимаемся антироссийской деятельностью, покушаемся на устои государства».

Обращая внимание на то, что в сюжете недостоверная информация представлялась телезрителю как подлинная, С.И. Хроменков отметил: «И про то, что якобы 400.000 рублей получила Наталья Евгеньевна Варшней, это неправда. Мы проводили тренинг по проекту Совета Европы, который является совместным проектом директората Совета Европы и российского Уполномоченного по правам человека. («Российские ОНК — новое поколение» - это совместный проект Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Директората по защите прав человека Совета Европы; проводится при содействии Общественной палаты Российской Федерации и Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, - уточнение Заявителя). Этот проект был поддержан официальными органами российской государственной власти. Мы собрали весь Сибирский Федеральный округ». Подчеркнув, что «это был абсолютно не иностранный грант», заявитель повторил сказанное в его обращении в Коллегию и о подтверждённое представленными им документами: между ИРОО «Байкальский правозащитный центр» и Советом Европы был заключён коммерческий контракт на оказание логистических услуг; стоимость работ составляла 15.000 рублей.

Продолжая тему поиска средств на ведение правозащитной деятельности, заявитель пояснил, что, являясь арбитражным управляющим, он обладает достаточными доходами и статусом в обществе. «Я занимаюсь защитой прав человека не потому, что мне нужны эти грантовые средства. Если даже их не будет, я всё равно буду защищать простых людей. Мы им нужны, и кроме нас в Сибири, в конкретном Иркутске защитить их просто некому. Если у нас не будет грантовых денег, мы будем брать деньги из других источников. Я готов жертвовать на это те деньги, которые я зарабатываю на арбитраже, вкладывать их в защиту прав человека. Даже если это не нужно государству, я простых этих людей всё равно не брошу».

На просьбу пояснить, какое отношение имеет к деятельности заявителя и его коллег-правозащитников реплика «блогера Стрельникова», предваряющая оспоренный фрагмент выпуска («Вы просто вдумайтесь, что они говорят: “Давайте наводним Россию экстремистами, и террористами”. Это классическая, антироссийская деятельность. (…) Ну, они действуют по какому принципу? Что выгодно Западу? - наводнить Россию террористами и экстремистами. Мы будем работать в этом направлении, будем работать на этом поприще. Главное, чтоб за это платили деньги»), С.И. Хроменков ответил следующим образом: «Сказанное я могу оценить только как зритель, как обыватель. Я считаю, что его («блогера Стрельникова», - Коллегия) специально в этот сюжет вставили, чтобы вся следующая информация о нашей организации носила негативный подтекст, потому, что этот блогер говорит об антироссийской деятельности. Мне кажется, что это было сделано для усиления эмоциональности».

Ответ на вопрос обращался ли заявитель после выхода выпуска «Право налево - 2» напрямую в телекомпанию НТВ, пытался ли он реализовать «право на ответ» в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации», был таким: «Нет, не обращался. Я просто не вижу смысла обращаться к этим людям, потому что сомневаюсь, что у них есть честь и совесть».

Ответ на вопрос, полагает ли заявитель, что за журналистом-расследователем принято закреплять какие-то особые, отдельные от информационного журналиста права, преференции, допустимые методы сбора информации: «Вы знаете, у меня базовое образование юридическое. Я полагаю, что журналистам, как и всем другим людям, необходимо придерживаться закона. И я говорю о нарушении закона в отношении меня, членов моей семьи, моей организации. Очень неэтично нарушение закона.

Я писал в жалобе, что были вскрыты каналы нашей электронной почты. Откуда журналисты узнали, что я буду находиться в определенном месте в определенное время, с определенными людьми? Они встретили меня, когда я должен был вылетать по совместному проекту Совета Европы и Уполномоченного по правам человека «ОНК — новое поколение». Меня поймали возле дома, откуда я выходил: откуда они знали, где меня искать?».

Ответ на вопрос о том, кто, по его мнению, вскрывал его электронную почту - журналисты или спецслужбы: «Я не знаю. Может быть, одни, может быть, другие. Но точно знаю, что это документы из моей электронной почты».

 

Члены ad hoc Коллегии были ознакомлены с результатами исследования («мнением эксперта») к. филол. наук эксперта Коллегии Ольги Николаевны Матвеевой.

 

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1.   Коллегия не находит достойной, соответствующей устойчивым представлениям о социальной и профессиональной ответственности телерадиовещателя позицию уклонения от ответа на обращение Коллегии и от участия в рассмотрении жалобы, занятую руководством ООО «НТВ».

Коллегия отмечает, что отсутствие реакции адресата жалобы на переданную ему органом само- и сорегулирования в сфере массовой информации (и определенно полученную) жалобу руководителей двух правозащитных организаций, отсутствие представителей ООО «НТВ» на заседании, в котором слушалась жалоба, и искусственно созданная таким путём ситуация отсутствия «другой стороны» при рассмотрении информационного спора, имеющего выраженные признаки общественного интереса, не позволили членам Коллегии задать представителям телекомпании, отвечавшим за подготовку и выпуск в эфир оспоренного телесюжета, профессионально и репутационно значимые вопросы и попытаться получить на них прямые ответы: включая ответ на вопрос об источниках информации, которыми пользовались авторы выпуска «Право налево - 2» программы «ЧП. Расследование».

2.   Коллегия уточняет, что предметом информационного спора и предметом её исследования в данном случае являлся конкретный фрагмент упомянутого выпуска программы «ЧП. Расслдование», непосредственно относящийся к жалобе С.И. Хроменкова и Н.Е. Варшней. По хронометражу записи, выложенной на YouTube, это фрагмент эфира, начиная c 22 мин. 22 сек. («блогер Кирилл Стрельников») до 24 мин. 00 сек., т.е. до завершения собственно «иркутской» части тематического выпуска.

3.   Ознакомившись с документами, предоставленными заявителями, Коллегия безоговорочно признаёт факт выпуска в эфир недостоверной информации: как в том, что касается «не афиширования» С.И. Хроменковым 14.000 евро в качестве финансовой составляющей премии Французской Республики (не соответствуют действительности утверждения ни о получении им премии Французской Республики в области прав человека, ни о получении средств, с нею связанных, ни об утаивании информации о якобы полученной премии как о публичной награде и о конкретной сумме средств в иностранной валюте), так и в том, что касается якобы полученных «всего за один тренинг» Натальей Варшней, руководителем ИРОО «Бай  кальский правозащитный центр», «почти 400 тысяч рублей».

4.   Соглашаясь с заявителями и со своим экспертом, О.Н. Матвеевой, Коллегия находит приведённые утверждения не соответствующими действительности, не являющимися фактами. Коллегия отмечает, далее, что контекст, в который встроены эти недостоверные утверждения, выдаваемые за установленные расследовательскими средствами и имеющие общественное значение факты, позволяет говорить о заведомой недобросовестности авторов сюжета, а не о фактических ошибках, встречающихся в журналистских текстах.

5.   Коллегия отмечает безусловную предвзятость авторов сюжета, их изначальную направленность на подрыв репутации конкретных правозащитников и руководимых ими организаций. Приведение недостоверных данных в данном случае есть основание рассматривать как метод, использованный для достижения целей, очевидно далёких от относимых к журналистской профессии.

Напоминая о том, что предвзятость, тенденциозность не являются признаками добросовестной журналистики, что социальная ответственность журналиста несовместима с участием в информационных войнах, с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ, коллегия отмечает, что сюжет, составляющий предмет информационного спора, не может рассматриваться как обеспечивающий право граждан на информацию в силу выраженного дезинформационного начала.

Говоря о нарушении базовых принципов и норм профессиональной этики журналиста и медиаэтики, Коллегия отмечает, что под видом добросовестно собранного в конкретный сюжет достоверного контента (предполагаемого информационным расследовательским) вещателем были распространены сообщения, достоверность которых не была подтверждена доступными журналисту и СМИ методами проверки. Что специальными профессиональными приёмами (маркёрами, различимыми телезрителем) достоверная информация не была отделена от слухов и домыслов определенного, а именно диффамационного, пачкающего, антирепутационного характера.

Коллегия напоминает, что согласно преамбуле Хартии телерадиовещателей, под которой стоит подпись телекомпании «НТВ», «результат исполнения профессионального долга зависит не только от совершенства законодательной базы, регулирующей отношения телерадиовещателей, властных структур и общества, но и от норм журналистской этики, диктующих правила самоограничения и устанавливающих грань дозволенного в публичнос распространении материалов, способных нанести вред нравственному, физическому и психическому здоровью людей».

Коллегия отмечает, далее, что авторами и редакцией, отвечавшей за его выпуск в эфир, были определенно нарушены такие позиции раздела «Достоверность информации» Хартии ТРВ как:

- Проведение четких различий между сообщениями о фактах, комментариями и предположениями во избежание их отождествления.

- Публикация информации, полученной только из надежных источников; необходимость в случае возникновения сомнений в ее достоверности делать необходимые оговорки.

- Незамедлительное исправление допущенных в сообщениях ошибок и неточностей в такой форме, чтобы телезрители и радиослушатели имели полную возможность его заметить.

Коллегия устанавливает, наконец, что авторами выпуска (как минимум, в оспоренном заявителями фрагменте) нарушено также следующее существенное положение Хартии ТРВ, относящееся к разделу «Действия, несовместимые с нормами цивилизованной журналистики»: «Недопустима организация информационных кампаний по целенаправленной дискредитации граждан и организаций в конъюнктурных целях».

6.   Коллегия считает необходимым специально остановиться на утверждении заявителей о том, что документы, выведенные на экран, могли быть получены только путём взлома их электронной почты, и что информация о перемещениях С.И. Хроменкова могла быть получена тележурналистами из третьих источников, не имеющих отношение к журналистике.

Исходя из логики социальной и профессиональной ответственности органа саморегулирования и руководствуясь принципом непричинения вреда СМИ и журналистам, Коллегия воздерживается от обращения к руководству ФСБ, Следственного комитета МВД и Генеральной прокуратуры РФ с просьбой о проведении расследования, направленного на установление механизмов и деталей процесса выведения в эфире федерального телеканала информации и документов заявителей, которые не могли быть получены, по их мнению. иным путём, чем взлом электронной почты конкретных правозащитных организаций и прослушивание телефонных переговоров.

Уточняя, что вопросы о нарушении тайны переписки и тайны телефонных переговоров граждан и организаций относятся к нарушениям конституционных норм и норм российского уголовного права, в потому не могут рассматриваться в качестве предмета информационных споров, соответствующих её компетенции, Коллегия, однако, обращает внимание на то, что установление истины в вопросе о том, каким именно образом не находившиеся в открытом доступе документы заявителей попали к автором выпуска конкретной программы, соответствует интересам не только конкретных заявителей, но и миллионов граждан, являющихся телезрителями, а также самих телевизионных журналистов - либо освобождая их от подозрения в совершении противозаконных действий (в этом случае на журналиста неизбежно останется обвинение в нарушении профессионально-этических норм, в не отделении собственно журналистского контента от контента, предоставленного им третьими лицами или организациями, например), либо подтверждая сам факт таких действий.

Исходя из сказанного, Коллегия обращается к руководству телекомпании ООО «НТВ» с настоятельной рекомендацией о проведении служебного расследования ситуации, обнаруженной заявителями, и об уведомлении о результатах такого расследования как самих заявителей, С.И. Хроменкова и Н.Е. Варшней, так и Общественной коллегии по жалобам на прессу.

7.   Коллегия считает полезным вынести в отдельный пункт также и свою реакцию на обвинение заявителями адресата в нарушении профессиональных норм, выдвинутое по пункту «вторжение в частную жизнь».

Коллегия напоминает заявителям, что в силу специфики их гражданской, общественной деятельности (правозащита, защита прав и свобод человека), являющейся по определению общественно значимой и публичной, допускается в качестве априори возможной (в определённых границах, разумеется) «просвеченность» любого эпизода, пересекающего личную жизнь правозащитника с его общественной деятельностью. Сказанное означает, что частная жизнь правозащитника как публичной персоны в определенных обстоятельствах может становиться объектом пристального критического, в том числе — заведомо пристрастного внимания со стороны СМИ и журналистов.

В этой связи кадры с «перебравшим» и потерявшим контроль над собой в иркутском ресторане гражданином, зафиксированным объективом в очевидно неприличном положении в том публичном месте, где собирались правозащитники (формат «без галстуков» в данном случае является домашним паролем, а не индульгенцией, освобождающей от соблюдения приличий), попавшие в выпуск «Право налево - 2», определённо не могут быть отнесёны к сфере частной жизни как безымянного лица, относимого в автомашину, так и организаторов встречи, обнаружившей, в том числе, и такое завершение. Предохранение от репутационных издержек подобного рода, как личных, так и институциональных, без сомнения — прерогатива и забота самих граждан и организаций, занимающихся правозащитной деятельностью.

7.1.   Соглашаясь с тем, что любой гражданский активист может рассматриваться как публичная персона, коллегия, вместе с тем, считает полезным напомнить известное положение «Декларации о средствах массовой информации и правах человека», касающееся уважения частной жизни людей, занимающих видное общественное положение. «Тезис “там, где начинается публичная жизнь, частная жизнь заканчивается” не является адекватным для охвата этой ситуации. Частная жизнь людей, занимающих видное положение, должна защищаться, за исключением случаев, когда она может оказывать воздействие на общественно значимые события. То обстоятельство, что какое-то лицо фигурирует в новостях, не лишает его права на уважение его частной жизни».

Оглядываясь на такой подход как на конвенциональный, позволяющий успешно совмещать профессиональное, в том числе, расследовательское начало в журналистике с социальной ответственностью конкретного журналиста, Коллегия находит не просто ошибочным, но профессионально недопустимым обнародование факта гражданского брака заявителей, а тем более - попытку авторов передачи поставить такой брак в моральный «минус» заявителям именно как правозащитникам. Растиражированная на многомиллионную аудиторию информация о личных взаимоотношениях граждан, в том числе, публичных персон, когда она не корреспондируется напрямую с позицией защиты общественного интереса (а никакой «общественный интерес» в совместном проживании граждан в данном случае не усматривается), обнаруживается примером недопустимого, не мотивированного профессионально и манипулятивного по основаниям, т.е. дважды противоречащего нормам этики профессии, вмешательства журналиста в частную жизнь граждан, актом неуважения человеческого достоинства.

8.   Находя сам подход программы «ЧП. Расследование» к российским правозащитникам системным, пролонгированным, воспроизводимым на протяжении многих лет в вариациях, различающихся разве что именами субъектов преследования и деталями вменяемых им «антироссийских» деяний, Коллегия считает полезным воспроизвести в настоящем решении фрагмент п. 2. своего Решения № 75 от 27 июня 2012 г., основанием для которого послужили жалобы правозащитников на телеканал НТВ «в связи с показом документального цикла “Анатомия протеста”». «Учитывая тот факт, что пропагандистские по содержанию и духу публикации цикла снабжены привычным телезрителю НТВ набором внешних признаков журналистского расследования, Коллегия полагает полезным напомнить подход Резолюции 1003 по журналистской этике (ПАСЕ), согласно которому «осуществляемые в рамках закона журналистские расследования ограничены правдивостью и честностью представляемых в них информации и мнений и несовместимы с журналистскими кампаниями, проводимыми на основании определенных позиций или особых интересов».

Сожалея о нужде воспроизводить сказанное шесть лет назад как целиком соответствующее ситуации настоящего информационного спора, Коллегия полагает полезным для дела процитировать и ещё один пункт из своего решения 2012 года. «…Коллегия считает необходимым подчеркнуть обстоятельство, выходящее за пределы темы профессионализма в журналистике, но напрямую связанное с действиями вещателя, допускающего смешение в эфире телевизионной журналистики с началами профессиональных подходов, исключаемых честной журналистикой, запретных для людей с собственно журналистским удостоверением. Подобные фильмы наносят общественному развитию серьезный вред тем, что вводят в заблуждение одновременно и рядового телезрителя, широкую аудиторию, и заказчиков продукции такого рода. Дезинформируя первых, подобные телефильмы самим фактом своего появления в эфире общенационального телеканала как бы легитимизируют, оправдывают, убеждают в своей правоте, а, значит, и создают дополнительную мотивацию тем «вторым», кто видят или готовы увидеть в журналистике всего только инструмент для решения собственных задач, в том числе и радикально расходящихся с принятыми в цивилизованной журналистике представлениями об общественном интересе».

9.   Безусловно соглашаясь с экспертом О.Н. Матвеевой в том, что «риторика вражды», описание правозащитной деятельности как априори враждебной обществу и государству формируют в российском обществе опасный антагонизм по отношению к тем, кто занят защитой прав человека, Коллегия обращает внимание на реплику «блогера Стрельникова», играющую роль связки между фрагментами выпуска и фактически предваряющую оспоренный заявителями сюжет, посвящённый иркутским правозащитникам.

Воспроизводя эту реплику («Вы просто вдумайтесь, что они говорят: “Давайте наводним Россию экстремистами, и террористами”. Это классическая, антироссийская деятельность. (…) Ну, они действуют по какому принципу? Что выгодно Западу? - наводнить Россию террористами и экстремистами. Мы будем работать в этом направлении, будем работать на этом поприще. Главное, чтоб за это платили деньги») в резолютивной части решения как образец прямой подтасовки фактов, манипуляции сознанием, не нуждающейся в опоре на конкретные имена и высказывания, конструирующей, по сути, параллельный мир, населённый правозащитниками как врагами России и её граждан, Коллегия отмечает тот факт, что «блогер Стрельников» выступает в выпуске в роли эксперта, занимает позицию профессионального и морального авторитета.

Коллегия полагает, что, отдавая «блогеру Стрельникову» роль одного из смысловых и моральных «камертонов» выпуска, авторы программы, а с ними и вещатель соглашаются с перенесением на себя моральной ответственности не просто за внедрение искажённого образа правозащитников в массовое сознание, но и за переход имитационной «расследовательской» журналистики в лобовую пропаганду худшего образца.

10.   Учитывая уклонение адресатов жалобы от подписания Соглашений с Коллегией и от участия в рассмотрении настоящего информационного спора, Коллегия освобождает Хроменкова Игоря Святославовича и Варшней Наталию Евгеньевну от принятого ими на себя обязательства не использовать решение, вынесенное Общественной коллегией по жалобам на прессу, для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке.

11.   Коллегия направляет копии данного решения Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Т.Н. Москальковой и в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

12.   Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» — опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов — обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций — принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

Председательствующий,

Ю.В. Казаков


Скриншот: YouTube