Кейс турецкого журналиста: солидарность имеет значение

Журналист Дениз Юджель провел в тюрьме год. Позже его арест признали незаконным

Солидарность часто проявляется именно тогда, когда происходит что-то страшное. К сожалению, случай с Иваном Голуновым не единственный. Кейс немецкого журналиста турецкого происхождения Дениза Юджеля, который провел год в тюрьме, для многих россиян остался незамеченным. Эксперты из Германии рассказали ЖУРНАЛИСТУ, что произошло с Денизом, как на его освобождение повлияла общественная кампания и почему солидарность все еще имеет значение.

 

Йенс Зигерт

журналист, руководитель проекта «Общественная дипломатия. ЕС и Россия»

Дениз — немец турецкого происхождения. Он родился в Германии и стал довольно известным журналистом благодаря остроумным и иногда даже резким высказываниям на разные темы. Он начинал работать журналистом в «левой» газете «Die Tageszeitung», которая в определенном смысле является инкубатором таких талантов. После Дениз стал корреспондентом газеты «Die Welt», принадлежащей немецкому издательскому концерну Axel Springer. Это одна из 5 главных общефедеральных газет Германии, я бы сказал, либерально-консервативного направления. Именно для этого издания Юджель поехал работать в Турцию.

Несколько лет он жил там беспрепятственно и писал о вещах, которые находятся под особым наблюдением, в том числе, о проблеме курдов. Например, он взял интервью у основателя Рабочей партии Курдистана Абдулли Оджалана, который там считается государственным врагом номер один. При этом курдский язык частично запрещен, одним словом, сложная ситуация. Эта проблема есть не только в Турции, также в Ираке, Сирии, где живет курдское меньшинство.

В 2017 году Дениза Юджеля объявили в розыск с обвинением в поддержке терроризма. Он сначала спрятался, но потом сам явился в полицейский участок, и его заключили под стражу. Тогда адвокаты пытались доказать, что обвинение неправомерно: его статьи вышли на немецком в Германии, а в обвинении значились высказывания, переведенные на турецкий язык. Адвокаты доказали, что переводы не точные и искажают смысл, что журналист не поощрял терроризм, а пересказал слова основателя Рабочей партии Курдистана, одним словом, просто делал свою журналистскую работу.

В Германии началась целая общественная компания. И немецкий МИД, и немецкое правительство, и канцлер Ангела Меркель высказались однозначно: журналиста надо освободить. Однако президент Турции Реджеп Эрдоган публично назвал Юджеля опасным террористом и даже говорил, что при нем тот никогда не выйдет из тюрьмы.

Я думаю, дело в разделении не только журналистов, но и всего российского общества

Он сидел в одиночной камере, в буквальном смысле, в изоляторе, у него даже не было контакта с другими заключенными. Но право получать письма у него сохранялось, поэтому его коллеги и друзья организовали такую компанию «Пишу Денизу Юджелю». Любой мог написать ему письмо. Я тоже одно отправил. Его газета Die Welt писала каждый день на первой полосе о том, что он еще сидит в тюрьме. Друзья и поддерживающие его люди организовали регулярные автопробеги в разных немецких городах с требованием немедленного освобождения Дениза Юджеля.

Я написал ему общие слова солидарности. Отметил, что желаю скорейшего разрешения этой ситуации, что мы будем продолжать работать над его освобождением. Многие из этих писем он (вопреки законам) не получил. Но некоторые до него дошли, и после освобождения Дениз признался, что они помогли ему выжить, потому что он знал: я не один, я не забыт.

Примерно через год суд решил, что журналиста надо выпустить. Он вернулся в Германию, почти год «отходил» от произошедшего. Недавно Конституционный суд в Анкаре признал его арест незаконным.

Дениз Юджель
Дениз Юджель

Конечно, общественная кампания сыграла роль в его освобождении. Немецкое правительство однозначно требовало освобождения. Надо сказать, что он не единственный немец с турецкими корнями, кто попал «на родине» в тюрьму. Просто его дело было самым громким. Несколько человек там до сих пор находятся под стражей. Двойное гражданство имеет свои преимущества: как турецкий гражданин, Дениз смог работать там без визы, но риск в том, что государство рассматривало его как турецкого гражданина. К слову, так поступают все страны.

Почему сегодня некоторые журналисты не верят, что солидарность существует? Я думаю, дело в разделении не только журналистов, но и всего российского общества. В 90-е была совсем другая ситуация, журналисты тех времен учились в одних вузах, часто пересекались по работе, даже если сейчас они относятся к разным структурам, все общаются на «ты». Это, кстати, интересная тема для социологического исследования.

 

Рудольф Барч

директор Гете-Института в Салониках, Греция

Случай Дениза Юджеля был довольно громким, и многие немецкие СМИ освещали его. Я вырос в Турции, долго жил там, знаком со страной уже более 40 лет. К сожалению, это не единственный такой случай: мой друг Осман Кавала находится в турецкой тюрьме более года без всякой юридической причины. Некоторые темы в Турции относятся к очень деликатным и проблема курдов — одна из таких.

В Гете-Институте мы часто поднимаем политические проблемы с деликатным подтекстом. Мы должны быть очень осторожны. И не потому, что боимся политики: мы независимы от политики Германии и страны, в которой работаем. Но наши действия не должны привести к протестам, хаосу, дракам. Это не наша цель. Идея в том, чтобы передавать информацию сознательным людям, вводить их в курс дела, рассказывать, что происходит. Думаю, стоит быть очень осторожным с провокациями. В журналистике и любой другой сфере.

Однажды мы сделали артистическую, культурную провокацию в Болгарии. Артист из Чехии представил там свой проект: он сделал изображение Европы, где каждая страна была описана очень провокационным путем. К примеру, Германия — через автобаны в форме свастики, Болгария — через турецкие унитазы. Болгарские политики очень разозлились. Они сказали: «Вы должны прикрыть изображение Болгарии одеялом!». Но вы знаете, это привело к обратному эффекту: когда люди видят одеяло, они хотят знать, что же под ним! Позже мы показали одеяло в Болгарии, это была идея болгарского куратора в знак протеста против официальных структур.

Ты не можешь быть солидарен с кем-то/чем-то, если не знаешь, что произошло. Проявления солидарности возможны только в гражданском обществе

Я слышал о том, что случилось с российским журналистом Иваном Голуновым. Люди, которые поддержали его, отлично сработали. В каждом случае, когда невинный человек попадает в тюрьму, солидарность имеет значение. Даже вопроса не стоит.

Возвращаясь к тому, что случилось с Денизом Юджелем: Я слышал, что на решение об освобождении повлияли немецкие политики. Возможно и так. Но само решение стало вероятным в том числе благодаря публичному давлению на политиков. В таких ситуациях солидарность людей подталкивает политиков к принятию решения.

Я также уверен, что солидарность неразрывно связана с информацией. Ты не можешь быть солидарен с кем-то/чем-то, если не знаешь, что произошло. Проявления солидарности возможны только в гражданском обществе. Я вижу, что сегодня в странах постсоветского пространства молодые люди становятся более активны, более сознательны. Они понимают: это их страна и они достаточно смелы, чтобы сказать: «Я не согласен с некоторыми решениями!». Если вы думаете, что ваше мнение ничего не значит, люди, которые принимают решения, смогут делать все, что хотят. И не всегда в положительном ключе.

 

Интервью проведено в рамках третьей Международной летней медиа академии THISAM

Фото: DPA/Gregor Fischer; из архива Йенса Зигерта, facebook.com; из архива Рудольфа Барча (Copyright ‘Angelos Zymaras f or Stereosis’)
Сообщить об ошибке
Июл 30, 2019
Эксперты дали молодым читателям Mediajobs.ru советы по составлению резюме, портфолио и сопроводительного письма
Больше проектов, хороших и разных, — таков девиз «Тихорецких вестей».
Ева Меркачева, обозреватель «МК», автор материалов тюремной тематики и расследований громких уголовных преступлений, — о том, п

Вам будет интересно: