Дом журналистов

Теги: 

Нашему профессиональному сообществу исполняется 100 лет

Этот неприметный особняк в глубине двора на Никитском бульваре знает всяк причастный к нашей профессии. С ним многое связано. Здесь нам вручали профессиональные награды, в уютных залах и зальчиках мы проводили свои профразборки, сообща искали истину, поздравляли юбиляров и горевали об ушедших. Здесь по молодости устраивали буйные пирушки, сюда по утрам заезжали, чтобы кружкой пива вылечить больную после вчерашнего голову.

Этот дом видел классиков русской литературы, ярких политиков, выдающихся ученых, крупных деятелей культуры — все они, без чинов, охотно приходили в домжур к нам «на огонек».

Тут всегда было накурено, шумно, но при этом как-то по-особому уютно. Возможно, от того, что все были свои, коллеги, дом каким-то непостижимым образом объединял маститого фельетониста из «Правды» с расхристанным репортером из «Вечерки», монументального телеобозревателя с легкомысленным летописцем футбольных баталий.

Это был наш дом, и даже в суровые годы борьбы за трезвость он, словно неприступный бастион, оставался верен многолетней хмельной традиции. Ну а как журналисту без рюмки после трудов праведных? «Без вина, товарищ, песню не заваришь…»

Сам Союз журналистов размещался в другом доме — казенном и неприветливом, там обитали чиновники и туда, если мы и захаживали, то лишь по крайней необходимости. А вот дом на Суворовском бульваре почти всегда был родным. Случалось, его частично закрывали на ремонт, перестраивали и перекраивали. Не каждый раз это шло ему и нам на пользу. Было даже такое время, когда он стал совсем чужим: публика явно не из нашего цеха, цены в ресторане запредельные, обшарпанность, неуют. А еще было время, когда это здание рядом с Арбатом пытались у Союза отнять, целая битва тогда развернулась вокруг ДЖ, но замечательный журналист и депутат Борис Резник и прежнее руководство нашу цитадель отстояли.

с утратой «той журналистики» пропали и многие из прежних традиций

Почему-то, когда я думаю о 100-летнем юбилее СЖ, то сразу в голове возникает этот особняк на бульваре. Он, согласитесь, хороший символ нашего сообщества. В меру монументальный, в меру деловой, в меру теплый. Конечно, надо признать, что с утратой «той журналистики» пропали и многие из прежних традиций, но тут уж ничего не поделаешь, новое время — новые песни. Хотя жаль, что с водой выплеснули ребенка и теперь домжур уже не воспринимается таким родным, как прежде. Да и профессия воспринимается совсем по-другому.

Кстати, домжур ненамного младше Союза журналистов, ему тоже почти сто лет.

Вековой юбилей сообщества — хороший повод для того, чтобы в очередной раз задуматься о судьбе российской журналистики, ее сегодняшнем состоянии и ее завтрашнем дне. Выстоит ли журналист перед лицом тех вызовов, которые то и дело встают перед ним, — это я лукаво сформулировал, а если честно, то — перед беспощадным натиском представителей нынешней вороватой, циничной и холуйской власти? Вернет ли корреспондент то место в нашей жизни, которое он по своему назначению и должен занимать, — не холодного информатора, живущего на «сливах», а честного, неподкупного летописца, глубокого аналитика, врачевателя тех язв, которые возникают на теле общества и государства?

Боюсь, эти вопросы еще долго будут стоять на повестке дня. Может быть, даже все следующее столетие.

А пока — с праздником вас, коллеги! «Выпьем за писавших, выпьем за снимавших!»

Фото: litres.ru
Сообщить об ошибке
Ноя 13, 2018
О ситуации на московском рынке полиграфии
Компании не хотят ставить рекламу рядом с новостями, ведь новости могут быть неприятными
Помочь журналистам признать свои ошибки может только общество