Плачь и читай: откуда взялись думскроллеры?

Поговорили о феномене думскроллинга с Олегом Долгицким, медицинским психологом и частным психоаналитиком

 

На любой контент найдется потребитель, даже на заметки об очередном пожаре, автомобильной аварии или убийстве. К примеру, в Санкт-Петербурге один из самых охватных пабликов в VK — «ДТП и ЧП» с 1,3 млн подписчиков. Для тех, кто занимает свой досуг методичным пролистыванием ленты с негативными новостями, даже есть термин — «думскроллеры». Мы поговорили о феномене с Олегом Долгицким, медицинским психологом и частным психоаналитиком

 

— Почему рубрика «происшествия» — зачастую самая посещаемая?

— Основная проблема современного общества — нам всем слишком комфортно жить. В странах первого мира падает уровень насилия, преступлений меньше. К тому же жители больших городов разобщены. Помимо того, что люди стремятся к расслаблению, им нужно и напряжение, а при такой обыденной жизни его не хватает. В крайних случаях начинается увлечение экстремальным спортом, страйкболом и даже шопингом — покупка дорогих вещей, которые вызывают «вау-эффект», тоже дарит искомое напряжение.

Поэтому люди и отправляются читать все эти новости об убийствах, авариях и катаклизмах — им подсознательно хочется возбудиться. Лучший способ это сделать с точки зрения психоанализа — социальные раздражители и все формы насилия. Отсюда — популярность порнографии.

 

— Чем заменить чтение плохих новостей? Есть ведь не настолько губительные для психики способы возбудиться…

— Есть. Например, эстетические переживания, когда от прослушивания музыки или просмотра спектакля появляются мурашки. Или ощущение собственной власти — возникает буквально эротическое возбуждение. Любовь дает то же самое — в общем, все, что связано с либидо, — сюда.

Но это малодоступно — мы ведь живем в неподлинном мире, крутимся в среде бесконечного и однообразного «ничто». И все, что позволяет хотя бы ненадолго из него выбраться, — посмотреть, какая случилась авария. Именно поэтому во многих городах так популярны паблики вроде «ДТП и ЧП». При этом большинство постов там про автомобили, потому что это драматичные истории. Автовладельцев много, они сидят, читают и думают: «А что, если и я в аварию попаду?» Гамма переживаний, причем не только эмоциональных, но и экономических — страшно за кошелек.

Люди сидят на унылых работах, бесцельно листают ленту — такое состояние равносильно смерти. А человек от смерти бежит. Поэтому любая форма изменения состояния (неважно, в хорошую или плохую сторону), например, пересылка друг другу этих новостей о катастрофах, — попытка почувствовать себя живым, активным.

Да и журналисты стараются, чтобы такие новости заметили: плашки с происшествиями часто красного цвета. Почему люди иногда ломятся в двери, на которых красными буквами написано: «НЕ ВХОДИТЬ»? Потому что красный привлекает внимание и побуждает к действию. Подобные новости должны вызывать отторжение, поэтому и цвет нужен менее яркий — коричневый, например.

 

— От чего зависит эта любовь к негативу, есть какое-то разделение по уровню образования, возрасту, месту жительства? Например, чем образованнее человек, тем с меньшей вероятностью он будет таким страдать.

— Наоборот! Дело в том, что люди с высшим образованием более устойчивы по всем фронтам — у них как минимум выше стабильность работы психики, меньше реакция ко внешним напряжениям. И как раз такие люди более увлечены в том числе мрачной стороной жизни: переживаниями, размышлениями о страхе, смерти, одиночестве. Это может принимать культурную форму. У меня есть знакомый, инженер с двумя высшими образованиями, который любит black metal. Раз в год, зимой, он выезжает за город, надевает спецодежду, зарывается в снег и в наушниках слушает эту свою музыку. Это ему зачем? Осознает смерть.

любая форма изменения состояния — попытка почувствовать себя живым

А люди необразованные от этого бегут, стараются исключать из своего информационного поля негатив, потому что они менее психически устойчивые. Стрессы ведь накапливаются и сильно портят здоровье — как физическое, так и психическое. Чем выше адаптация к стрессам — тем легче человеку кайфовать от переживаний, чем ниже — тем активнее от стрессов прячутся, чтобы переживать как можно меньше напряжений. Проблема просто в том, что у каждого человека этот порог свой, поэтому и переживать он будет с индивидуальной интенсивностью. Не берем случаи, когда за год умерли все родственники.

Если посмотрите комментарии в пабликах с новостями об авариях — увидите, что там в основном неглупые люди сидят. Другие, которые ни писать, ни читать толком не умеют, комментарии не оставляют.

 

— Может, новости о происшествиях — это еще и своеобразная терапия? Человек читает, как у других все плохо, и понимает, что его жизнь не так уж и тяжела, начинает ценить то, что у него есть…

— Всякие бывают извращения. Есть, наверное, и такие люди, но в основном все-таки читают из-за экзистенциального вакуума и недостатка переживаний. Многие одинокие мужчины почему после работы полвечера проводят за просмотром порно? Потому что ничего больше не вызывает удовольствия. Из-за этого, кстати, и сам жанр порнографии усугубляется, многие вещи, которые раньше казались дикостью, сейчас социально приемлемы. Ставки на переживания растут. В новостях — тоже.

 

— Насколько такая любовь к чтению и просмотру негатива и жестокости определяет человека?

— Если человек подписан только на паблики с ЧП, выкладывает фотографии с кладбищенских дорожек и носит исключительно черное — это, конечно, говорит о депрессивных чертах характера и мазохистических тенденциях. Но пример утрированный. А вот когда люди просто каждый день читают наряду с обычными новостями негативные — вряд ли это сильно влияет на их повседневную жизнь, нужно смотреть индивидуально. Само влечение к подобным вещам может говорить вообще обо всем на свете, вплоть до некрофилии. Это я к чему — недавно в Москве была выставка «Body Worlds», немецкий анатом привез засиликоненные части тела разных людей. Вот он — некрофил, у него и биография соответствующая.

Такие же люди — Гитлер, Гиммлер — любители пострадать, помучиться, помучить других. Они не могут вступать в равноправные отношения — нуждаются либо в доминировании, либо в подчинении. И самое странное, что именно подобные пользователи нередко задают тренды, потому что часто бывают платежеспособными. Настолько влекомые своими потребностями, что создают запрос на контент подобного рода. Отсюда, например, треш-стримы с маргинальщиной.

Нередко запрос на негативный контент есть у работников сферы правопорядка, политики, здравоохранения и образования…

 

— А врачей и учителей-то вы за что к ним причисляете?..

— Все, что я перечислил, — сферы, где сидят образованные люди. Кроме того, все эти профессии системны, иерархичны. По Фуко, подобные системы представляют собой паноптикум, где структура власти рассредоточена, четко иерархизирована и имеет систему управления-подчинения. Например, работа в полиции подразумевает ежедневное взаимодействие с негативным фоном, у учителей и врачей — то же самое. Человек, который не влеком, не пойдет работать в эти сферы. Я как человек, который пять лет отработал в психоневрологическом диспансере, точно могу сказать: те, кому не нравится негатив, с таких работ сразу уйдут, видел много медсестер, которые убегали подальше после двух дней в ПНД.

Поэтому такие заинтересованные люди зачастую и почитывают новости о происшествиях больше.

 

— Раньше было «не читайте до обеда советских газет», а вообще есть время, когда психика наиболее ранима применительно к негативному контенту?

— Все сильно индивидуально, и важно учитывать, например, режим сна. Считается, что к вечеру человек накопил усталости и негатива на работе, едет уставший домой и вроде как должен отдыхать. А на деле — вечером негативный контент потребляют намного больше. Это потому, что человеку делать нечего — сидит в метро, ждет своей станции и скроллит то, к чему привык, а медиа ему эти новости подбрасывают.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Янв 31, 2022
Советы начинающим журналистам

Вам будет интересно: