Журналист как участник экологической войны

Почему защита окружающей среды стала самой острой политической темой

Загрязнение воздуха, водоемов, мусорные свалки, пожары и вырубки лесов — все эти темы в последние месяцы привлекают внимание СМИ. Люди недовольны тем, чем дышат, какую воду пьют, а особенно возмущены отношением властей к их проблемам. В Архангельской области и Коми выступают против строительства полигона в Шиесе, в Татарстане и Московской области — против мусоросжигательных заводов, активисты из Удмуртии, Кировской области, Саратова, Башкирии, Татарстана и Пермского края объединились в коалицию «Нет заводам смерти» — против строительства и перепрофилирования комплексов по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов 1-го и 2-го классов опасности. После многолетних митингов и пожара в 2018 году в Северной Осетии закрылся металлургический завод «Электроцинк», десятки лет работавший в центре Владикавказа. В многомиллионной Москве практически в каждом районе жители пытаются отвоевать пространство для жизни, под угрозой застройки особо охраняемые природные территории «Лосиный остров», «Измайловский лесопарк», «Кусково» и другие.

2019 год завершился ввозом в Россию радиоактивных отходов из-за рубежа (урановых «хвостов»). В конце декабря эксперта Гринпис Рашида Алимова после пикета в центре Санкт-Петербурга задержала полиция под весьма оригинальным предлогом: «самовольное занятие земельного участка».

Несколько лет назад один иностранный журналист, с которым мы вместе оказались в командировке, спросил: почему в России так мало пишут про изменение климата? Я подумала и ответила, что, вероятнее всего, из-за того, что люди у нас в стране не ощущают себя частью глобального мира. Сейчас все изменилось. Количество публикаций на местные и даже глобальные экологические темы значительно выросло.

Нас никогда толком не учили экологическому мышлению, в лучшем случае объясняли школьникам, что нельзя вырубать лес, нельзя мусорить, убивать животных из «Красной книги». Из периода своей школы и университета я запомнила пару встреч с ликвидаторами Чернобыльской АЭС, которые говорили лишь о подвиге и необходимости его совершать. И ничего — об экологических последствиях аварии.

К счастью, сегодня замалчивать экологические катастрофы становится сложнее. Растет число активистов, немало блогеров, чьи материалы становятся поводом для серьезных выступлений и даже кампаний в СМИ. Экология выходит на первый план в политической повестке дня, и, как следствие, — экологическая журналистика становится опасной.

 

О СПОРТ, ТЫ ЧТО?

Чего стоит бороться за сохранение окружающей среды, я впервые поняла, столкнувшись с подготовкой и проведением Олимпиады в Сочи. 2008 год, люди обнимаются на площади и радуются известию, что Олимпиада-2014 пройдет в России. Тогда я и представить не могла, каким бульдозером это спортивное мероприятие пройдется по судьбам людей и по природе целого региона. А главное — положит начало практике переписывания законодательства под сиюмитные нужды, когда не обращают внимания не только на природу и животных, но и на людей.

на месте олимпийской стройки, во время экологической инспекции под Сочи, поселок Ахштырь, на месте карьера был лес
на месте олимпийской стройки, во время экологической инспекции под Сочи, поселок Ахштырь, на месте карьера был лес

С началом подготовки к Олимпиаде защита окружающей среды стала противоречить представлениям власть имущих о государственных интересах. Во время подготовки к Олимпиаде любая критика строительства приравнивалась чуть ли не к госизмене, а все активисты-экологи были взяты на особый контроль силовиками. Особенно строго контролировались их контакты с иностранной прессой.

Огромный вклад в борьбу за экологию Сочи внесла «Экологическая вахта по Северному Кавказу», которая сделала многие безобразные факты достоянием гласности.

Олимпиада — это история современной России, и она еще требует более серьезного и комплексного осмысления с точки зрения причинения экологического ущерба когда-то всенародному курорту, превратившемуся в летнюю резиденцию президента.

Тема экологии выявляет немало коррупционных схем, затрагивает интересы крупных чиновников, бизнесменов и олигархов. Но это вовсе не значит, что тексты о самих экологических процессах с точки зрения науки не так важны. Но редакторы изданий скорее готовы поддержать материал, в котором будет некая скандальность, которая принесет большее количество просмотров. Ну, например, если чья-то дача построена в водоохранной зоне или на землях лесного фонда — это очень плохо, но что про это писать? А вот если это дача какого крупного чиновника или депутата — тогда всем СМИ это становится интересно, а если во время инспекции на такой объект журналиста побьют — все, успех гарантирован! И это тоже проблема экологической журналистики. При этом лично для меня проблема уничтожения редкого вида растений, эндемика, цветка, которого больше нет нигде на планете и уже не будет, — вот настоящая трагедия, требующая первых полос главных газет.

 

42-Я CТАТЬЯ КОНСТИТУЦИИ

Согласно этой статье, каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии, на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. К сожалению, это одна из статей, которые совсем редко соблюдаются в России. Практически невозможно добиться достоверной информации от крупных металлургических компаний, нефтяных, газовых, предприятий атомной и химической промышленности. То есть тех, которые наиболее опасны для окружающей среды и здоровья человека. Бывает удача, и у журналиста появляются свои источники в компаниях, которые готовы предоставлять какую-то информацию, но чаще всего анонимно и в очень общих чертах. Что вполне понятно, так как есть ряд законов, запрещающих распространение информации, в том числе закон «О коммерческой тайне» и «О государственной тайне».

Практика такова, что, прикрываясь законом «О коммерческой тайне», крупные компании пытаются уйти даже от проведения общественных экологических экспертиз.

Но в любом случае, даже если шансы получить какую-то важную информацию невелики, стоит писать запросы в пресс-службы компаний, задавать вопросы руководителям и сотрудникам на всевозможных экономических или отраслевых форумах, открывать публичные дискуссии на страницах своих изданий, задавать вопросы депутатам, чиновникам и общественникам по волнующей теме.

 

АНОНИМНАЯ ПРАВДА

Работа с источниками важна в любой области журналистики. Мы знаем немало прекрасных экспертов по экологии, открытых к общению с прессой и уже известных, но комментарий менее известного в публичном пространстве эксперта по глубине анализа может ничуть не уступать высказыванию эксперта «с именем». Поэтому важно искать идейных, увлеченных наукой специалистов, формировать свой пул экспертов.

ПРИЕЗЖАЕШЬ НА МЕСТО ВЫРУБКИ ДЕРЕВЬЕВ, ТАМ МНОГО ЛЮДЕЙ, ПОЛИЦИЯ, КРИКИ, РАБОТАЮЩАЯ ТЕХНИКА, ТЫ ПЫТАЕШЬСЯ ВЫЯСНИТЬ, ЧТО ПРОИСХОДИТ, А ЧЕРЕЗ КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ ВМЕСТЕ С МЕСТНЫМИ ЖИТЕЛЯМИ ОБНИМАЕШЬ ДЕРЕВЬЯ

Однако надо учесть, что если тема резонансная и затрагивает интересы «больших людей», то для ваших источников возникает большой риск. И надо его просчитывать заранее, так как стоимость информации может оказаться слишком высокой как для журналиста, так и для источника. Более того, не стоит забывать о возможных перспективах судебных исков, если ваш материал не понравится фигурантам расследования, если ваш источник, например, был свидетелем чего-то, то под давлением в суде, вероятнее всего, откажется от сказанного ранее. При освещении экологических тем нужно выбирать таких людей, которые пойдут в борьбе до конца.

 

АКТИВИСТ ИЛИ ЖУРНАЛИСТ?

Этот выбор сложен, и у каждого разный подход к нему. Например, ты приезжаешь на место вырубки деревьев, там много людей, полиция, крики, работающая техника, ты пытаешься выяснить, что происходит, а через какое-то время вместе с местными жителями обнимаешь деревья и не даешь их спилить. Ну потому что — а как иначе? Это же наш общий лес-двор-город. Браконьеры выловили дельфина — и ты уже вместе с волонтером стоишь на пикете против дельфинариев. Или ты приехал в эколагерь в Шиес. Живешь с этими людьми, подвергаешься нападениям, и даже если четко определяешь себя как журналиста при исполнении, грань между гражданским активистом и журналистом неизбежно стирается. Кем был Михаил Бекетов, главный редактор газеты «Химкинская правда»? Журналистом, политиком, экологическим активистом?

С журналистом на войне понятно — ему нельзя брать в руки оружие. А что делать, когда ты участник экологической войны?

Фото: из архива Софьи Русовой
Сообщить об ошибке
Фев 7, 2020
ЖУРНАЛИСТ обратился к западным журналистам и к тем, кто их читает, слушает, смотрит, находя
Журналист Дина Карпицкая рассуждает о том, чего боятся и что пугает современных работников пера
Обозреватель ЖУРНАЛИСТА вспоминает, как очутился в кресле районного пресс-секретаря

Вам будет интересно: