Как говорить со студентами о профессиональной этике

Теги: 

Николай Сванидзе и Илья Стечкин объясняют, что такое профессиональная этика молодым журналистам (и не только)

Говорить со студентами о профессиональной этике сегодня непросто. Многие журналисты считают, что никакой профессиональной этики вообще не существует. По мнению Алексея Венедиктова, главного редактора «Эхо Москвы», «…она [этика] в вас самих, как вас мама воспитала».

Немецкий философ Кант, который заложил основы этики, полагал, что люди должны быть нравственными не ради собственных интересов, а ради самой нравственности. Именно он ввел такие понятия как «долг», «чувство долга», «нравственный императив». По Канту слово «долг» указывает на зависимость кого-то перед кем-то. Но эта зависимость — главный проводник нравственности (несмотря на то, что в обыденном понимании слово ассоциируется с «цепями»). В связке с понятием «долг» идет понятие «профессиональный долг» — обязательства перед обществом, который представитель той или иной профессии добровольно берет на себя, руководствуясь пониманием места и роли этой профессии в жизни общества. Как считают исследователи (Дмитрий Авраамов и Галина Лазутина), профессиональный долг журналиста определяется обязанностями, которые возлагает на него общество. Но, как известно, долг — это не повинность, поэтому у человека всегда есть выбор.

профессиональный долг журналиста — это не повинность. у человека всегда есть выбор

Студенты не всегда понимают, что этические нормы, которые выработало журналистское сообщество, вовсе не предполагают неукоснительного их исполнения. Зачастую будущие журналисты отождествляют этику и право, не понимая разницы между ними.

Для того, чтобы студенты осознали профессионально-нравственные категории как представления, которые задают журналисту систему основных психологических установок на деятельность, им в рамках дисциплины «Профессиональная этика журналиста» дано следующее задание:


Предложите молодым журналистам ситуации из практики, несущие в себе этические коллизии с вариантами ответов. Попросите их выбрать один из предложенных ответов, развернуто обосновав свой выбор (смотрите задачи по журналистской этике на платформе Silamedia). 


На вопросы студентов по просьбе ЖУРНАЛИСТА ответили Николай Сванидзе и Илья Стечкин.  

 

ГУБЕРНТОР И ПРОБЛЕМНОЕ СЕЛО

Губернатор встречается с жителями проблемного села. Вы и другие журналисты сопровождаете его в этой поездке. Когда все возвращаются в город, губернатор предлагает заехать в ресторанчик поужинать всем вместе. И, мол, там он готов продолжить разговор о проблемах области с журналистами. Говорит, что в ресторане уже накрыто на всю компанию и что ужин уже оплачен. Вы, если честно, голодны.

Ваши действия:

А   Объясняете губернатору, что журналист не должен обедать за счет власти и уходите;

Б   Говорите, что у вас другая съемка и уходите;

В   Идете в ресторан, беседуете там с губернатором, публикуете материал, а примерную стоимость ужина вносите на благотворительные цели;

Г   Идете в ресторан, спокойно ужинаете, узнаете некоторые подробности о происходящем в области, которые помогут вам сделать хороший материал;

Д   Ваш вариант.

Николай Сванидзе:  Первый вариант, на мой взгляд, самый глупый. Что ты будешь мораль читать губернатору, что он должен, а что не должен делать? Мораль вообще никогда и никому не надо читать, потому что это скучно. Если у тебя с губернатором добрые отношения, ты с ним можешь поехать и спокойно поужинать. Я большой проблемы в этом не вижу. Другой вопрос, что это накладывает на тебя определенные моральные обязательства. Если тебя человек пригласил на ужин, и ты принял это приглашение, значит, будь готов к разным последствиям. Тут важно понять, с какой целью губернатор приглашает поужинать? Если он это делает, чтобы потом тебя контролировать, то идти не стоит. Нужно просто извиниться и сказать, что у тебя другая сьемка, или тебя ждут дома. Здесь все зависит от многих обстоятельств.  

Илья Стечкин: Если говорить про западные стандарты журналистской этики, то совершенно точно такая ситуация недопустима, более того, если об этой ситуации станет известно, вы лишитесь работы, и такой инцидент, дошедший до сведения редакции, послужит поводом для служебного расследования. Вполне возможно, что вас уволят. Но нужно понимать, что современная российская медиапрактика не имеет ничего общего с практикой в западных странах. В реальности ситуация, в которой вам еще и стол накроют, маловероятна, вам просто скажут, что вы можете писать, а что нет. Региональные журналисты — вообще в высшей степени подневольные люди. Если говорить с точки зрения этических максим, то, конечно, никакого ужина с губернатором после работы в проблемном регионе быть не может. С точки зрения реальной практики, от того, пойдете вы на этот ужин или нет, ничего на самом деле не зависит — вы все равно будете писать то, что допустимо, по мнению пресс-службы губернатора. В другом случае ваш материал просто не будет опубликован.

 

ОТЕЦ ЗДОРОВОГО РЕБЕНКА

Вы снимаете сюжет о проблемах развития инклюзивного образования в вашем городе. Один из респондентов (отец здорового ребенка) говорит — «я не хочу, чтобы мой ребенок учился в одной школе с инвалидом — мне не нравятся эти недоразвитые дети, и я не скрываю этого. Мой ребенок так просто начнет отставать в развитии — если нам тут устроят инклюзивную школу»

Ваши действия:

А   Вы оставляете этот синхрон в сюжете, так как он отражает реальное отношение многих родителей к инклюзивному образованию;

Б   Вы оставляете этот синхрон, вырезав при монтаже слова «недоразвитые дети»;

В   Вы не включаете этот синхрон в сюжет, чтобы не обидеть детей-инвалидов и их родителей;

Г   Вы включаете этот синхрон в сюжет, сопроводив его комментариями специалистов о недопустимости дискриминации инвалидов;

Д   Ваш вариант.

Николай Сванидзе: Я бы сделал по-другому. Дал синхрон отца обязательно, потому что его позиция очень важна. Многие так думают, а значит, это мнение нужно давать. Потом привел бы мнения родителей, у которых дети учатся в одном классе с детьми-инвалидами и которые в этом совместном обучении не видят для своих детей никакой проблемы.  

 

КОЛОНИЯ И ЕЁ СОТРУДНИКИ

Вам позвонили сотрудники колонии для несовершеннолетних. Они рассказывают, что один из начальников колонии издевается над заключенными. Они больше не могут это терпеть, готовы встретиться и рассказать все «на камеру». Вы встречаетесь и записываете их рассказы. Затем начинаете журналистское расследование ситуации в колонии, которое продвигается успешно. Но тут к вам вновь звонят те же сотрудники колонии и просят «забыть» о встрече, не выдавать их синхроны в эфир — «нам сказали, что уволят с волчьим билетом, у нас дети — а он все равно останется здесь работать, отделавшись легкими неприятностями. Пожалейте нас. Ситуацию здесь не исправить».

Ваши действия:

А   Вы заканчиваете расследование и выдаете его в эфир со всеми синхронами. Сотрудники колонии не имеют права молчать о подобных нарушениях. И вы не можете скрывать подобную информацию;

Б   Вы «забываете» об этой теме, понимая, что их и правда уволят, а в колонии все останется по-прежнему;

В   Вы выдаете сюжет в эфир, но на синхронах сотрудников колонии — закрываете их лица «кубиками» и меняете им голоса. Сюжет от этого явно проигрывает, но вы теперь не в ответе за судьбу ваших респондентов;

Г   Ваш вариант.

Николай Сванидзе: Если люди просят их не выдавать, значит, надо выполнить их просьбу. Я бы закрыл «кубиками» их лица, изменил голоса и сказал, что сотрудники колонии пожелали остаться неизвестными. И ничего, что от этого сюжет немножко проиграет. Мы работаем в Совете по правам человека и часто сталкиваемся  с подобными ситуациями. Мои коллеги, которые ездят по местам заключения, знают об этом не понаслышке. Иногда сотрудники колоний готовы что-то рассказать журналистам, но не рассказывают, потому что опасаются.    

 

МИНИСТР, ЖУРНАЛИСТ И ВОЙНА

Вы берете интервью у министра обороны. Вы сидите у него в кабинете. Звонит телефон, он поднимает трубку: «Ага, спасибо, да». Вешает трубку и говорит: «Извините, я выйду буквально на три минуты. Сейчас вернусь». И он уходит. Вы смотрите, что у него на письменном столе. И видите, что лежит бумажка, на которой написано: «Совершенно секретно». Выясняется, что ваша страна собирается объявить войну другой стране через 10 дней. Министр возвращается.

Ваши действия:

А   Вы публикуете эту информацию, сознательно провоцируя общественную дискуссию по поводу действий властей, которые могут привести к самым разным последствиям для вашей страны. К тому же вы понимаете, что эксклюзивная информация поднимет ваш рейтинг;

Б   Вы не выдаете эту информацию в эфир. Государственные интересы для вас важнее обязанности журналиста не скрывать информацию от аудитории;

В   Вы пытаетесь встретиться с кем-то из правительства и доказать, что начинать военные действия не следует;

Г   Ваш вариант.

Илья Стечкин: Как мне нравится этот кейс! Часто задавал его своим студентам. Для него не существует однозначно правильного решения. Вновь здесь два момента: если мы берем западную школу — будет одна модель поведения, если берем российскую практику — другая. В международной практике вы имеете право пользоваться этим документом, поскольку журналистика рассматривается западными специалистами как общественная функция, вы обязаны придать огласке такую информацию. Вопрос здесь больше о последствиях публикации такого материала — объявление войны может вызвать панику, поэтому вы должны иметь возможность подтвердить свои слова (соответственно, у вас с собой должна быть какая-то фиксирующая аппаратура). Не было бы «Уотергейта», если бы на Западе не существовало принципа, согласно которому общественно значимая информация должна быть опубликована. В российской практике, как только вы бы отправили запрос, основанный на этом документе, скорее всего, это было бы последнее, что вы когда-нибудь кому-нибудь отправили. История Дмитрия Холодова и других журналистов-расследователей это доказывает.

 

ВЛАСТЬ И МИТИНГИ

В вашем городе проходят многочисленные митинги протеста уволенных рабочих. В редакцию звонят из властных кабинетов и просят не показывать этот митинг в эфире, чтобы «не нагнетать ситуацию» и «не раскачивать лодку» в условиях экономического кризиса.

Ваши действия:

А   Вы выдаете в эфир сюжет о митингах. Ваше дело информировать людей и рассказывать о происходящем в городе (стране);

Б   Вы не выдаете сюжет в эфир — не хотите сориться с властями, да и нагнетать ситуацию, действительно, не стоит;

В   Вы выдаете сюжет и предлагаете представителям власти прокомментировать эти события в эфире, чтобы «разрядить ситуацию»;

Г   Ваш вариант.

Илья Стечкин: У меня была похожая ситуация на телеканале REN TV, когда руководил отделом интернет-проектов. Наши новостники опубликовали критический материал об одном из первых форумах «Селигер». Редакция, соответственно, разместила материал в новостной ленте. И нам достаточно быстро позвонили организаторы и пригрозили судом за клевету. Я передал эту информацию в новостную службу, которая в следующий выпуск включила и развитие сюжета, и информацию об обращении оргкомитета в редакцию. Но по уму, конечно, надо давать в эфир и предлагать комментарий. Но на практике, скорее всего, в этом случае от комментариев откажутся, и больше в этом регионе вы работать не будете. И обычно звонки поступают к руководству, на уровень главреда, и такие вопросы решаются на летучках. Хотя, конечно, публиковать надо.

 

КРУГОМ ОБМАН

Вы снимаете для своего сюжета опрос на улице на тему «Часто ли вас обманывали?». Одна респондентка отвечает вам — «да меня недавно обманула цыганка. Но что делать — такой это народ».

Ваши действия:

А   Вы не включаете этот синхрон в сюжет, так как понимаете, что в этом высказывание есть ксенофобия;

Б   Вы включаете этот синхрон в сюжет, но в закадровом тексте объясняете, что у обмана нет национальности;

В   Вы включаете этот синхрон в сюжет без всяких собственных комментариев – таково мнение улицы;

Г   Ваш вариант.

Илья Стечкин: Очень злободневный кейс, и не только для России. Я бы в такой ситуации искал контрпримеры в цыганской общине, обращался за дополнительным комментарием, если у меня есть задача развить сюжет, и время позволяет. Связался бы с представителями диаспоры и попросил бы обратные примеры, чтобы как-то уравновесить.

 

ИНТЕРВЬЮ И РОК-Н-РОЛЛ

В вашем городе проходят гастроли известного рок-певца. С его продюсерами была договоренность о подробном интервью после концерта. Но артист после выступления от интервью отказался.

Ваши действия:

А   Вы понимаете, что человек устал, имеет право недолюбливать журналистов, и поэтому вам остается только забыть об этой истории и искать нового героя для интервью;

Б   Вы снимаете сюжет о гастролях артиста, выдаете в эфир и историю с отказом от интервью — пусть зрители знают, что их любимец в жизни капризен и ненадежен;

В   Вы отправляетесь в гостиницу, где остановился певец в надежде встретиться с ним, найти общий язык и все-таки договориться об интервью;

Г   Ваш вариант.

Илья Стечкин: Во-первых, звонишь продюсеру и напоминаешь о договоренности, а также о том, что нельзя так «кидать» аудиторию. Особенно, если телеканал выступает информационным спонсором. Пусть у продюсера голова болит на этот счет. В большинстве случаев, если мы являемся инфоспонсорами, то есть контрактные обязательства, которые необходимо выполнять не только телеканалу, но и артисту. Если таких обязательств нет, то ловить после выступления, но не у гостиницы, а у гримерки, на выходе из зала, и делать интервью на бегу. Но если все же была договоренность с администратором, разговаривать с ним и объяснять, что ему не стоит ее нарушать, пусть уговаривает артиста дать интервью.

 

РЕКЛАМА ПОРОШКА

Известная в городе фирма предложила вам стать лицом ее рекламной компании. Речь идет о рекламе стирального порошка.

Ваши действия:

А   Вы решительно отказываетесь. Журналист не должен участвовать в рекламе — это подорвет доверие аудитории к его работе. Да и в уставе вашего СМИ прописан запрет на участие в рекламных акциях;

Б   Вы не прочь подработать, но понимаете, что предварительно надо получить добро от своего руководства;

В   Вы не соглашаетесь рекламировать порошок, но готовы рекламировать что-то «более благородное»;

Г   Ваш вариант.

Илья Стечкин: Если в уставе прописано, то нет повода для разговора.  Если не прописано, то зачем отказываться заработать два раза. Это стиральный порошок, а не политическая партия, почему бы и нет.

 

УПС, ОШИБОЧКА

Просматривая вечерний выпуск новостей вашей телекомпании, вы замечаете, что коллега в своем сюжете выдал неточную информацию. Вы в курсе темы и точно знаете, что коллега ошибся.

Ваши действия:

А   На утренней планерке вы при всех в корректной форме указываете коллеге на ошибку;

Б   Встретив коллегу в редакции, вы говорите только ему, что он допустил ошибку в сюжете. Стараетесь, чтобы ваше замечание не услышали остальные;

В   Сообщаете об ошибке коллеги главному редактору;

Г   Это не ваше дело, и вы забываете об ошибке коллеги;

Д   Ваш вариант.

Илья Стечкин: Все зависит от характера ошибки. Если она не принципиальная, я просто встречу коллегу в курилке, объясню, что есть проблема, которую нужно решить, пока телезрители не обнаружили ошибку и не подняли шум в интернете. На планерку выносить не буду, если риски этой ошибки не распространяются на всю редакцию, а находятся в пределах его личной, деловой, профессиональной репутации.    

 


Подобные задания помогут студентам понять, что проблема выбора встает перед журналистом всегда, как только он он вникает в жизненные конфликты. Знакомство с опытом профессионалов в разрешении этически сложных ситуаций учит находить компромиссы, согласовывать взаимные интересы журналиста и людей, с которыми он сталкивается в работе.  

Справка

Николай Сванидзе — российский тележурналист, историк. Автор цикла исторических телевизионных программ и телефильмов. Вёл программы «Зеркало» на телеканале РТР («Россия»), «Подробности», «Контрасты», «Суд времени» (на «Пятом канале» с 2010 по январь 2011 года), «Исторический процесс».

Илья Стечкин — журналист, кандидат филологических наук, интернет-продюсер, эксперт по маркетингу высокотехнологичных компаний. Преподавал на факультете журналистики МГУ, работал на канаде СТС продюсером интернет-проектов, был менеджером проекта в Rambler Media Group и начальником отдела интернет-поддержки REN TV. Лучший автор 2014 года по версии журнала «Журналист» (за стати о новых медиа).

Заходная иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 13, 2017
Не всякий «фэйспалм» переживет апрельское голосование Совета Европы
Рекомендации экспертов по созданию качественного лонгрида