Как одна «утка» изменила ход истории

Теги: 

Инкубаторы фейков ныне повсюду: в государственных ведомствах, спецслужбах, деловых кругах и шоу-бизнесе

Сидел в Праге на Медиафоруме, слушал умных, не очень умных и совсем глупых людей (обычный контингент для такого рода собраний). Много говорили о фейках, о том, как их распознавать и как с ними бороться. Впервые узнал, что наряду с обычными и привычными фейками уже есть дипфейки (deepfake). Полез в поисковик: это что? Узнал, что это «конкатенация слов «глубинное обучение» (англ. Deep learning) и «подделка» (англ. Fake), методика синтеза изображения, основанная на искусственном интеллекте».

Теперь надо бы еще понять, что такое «конкатенация». Хотя догадаться несложно.

Фейковые новости или по-старому «утки» — серьезная опасность для медиа, тут спору нет. Атака на правду идет со всех сторон: ложь вбрасывают политики, спецслужбы, крупные деловые люди и мелкие шестерки из шоу-бизнеса. У каждой стороны свой интерес, все «утки» летят с целью принести в клювах запустившим их хозяевам какой-то навар. А бывает и такое, что фейковая новость меняет ход истории.

Приведу в этой связи конкретный пример. Ровно тридцать лет назад, в ноябре 1989 года, по многолетней традиции на улицы чехословацкой столицы вышли многочисленные группы молодых людей, чтобы почтить память пражского студента Яна Оплетала, убитого немцами в ходе антифашистской демонстрации осенью 1939 года. Кстати, именно в честь этого парня 17 ноября в мире официально отмечается Международный день студента. Однако тридцать лет назад поначалу вполне мирное шествие вдруг стало превращаться в бурную политическую акцию. Из толпы послышались крики, призывающие к свержению правительства, а затем демонстранты почему-то круто изменили свой первоначальный маршрут и направились к центру столицы.

Ведомые своими лидерами, они вышли на Национальный проспект — аккурат к тому месту, где в полной боевой готовности стоял милицейский спецназ. Там студентов блокировали и прилично отдубасили дубинками. В какой-то момент над толпой раздался крик: «Погиб наш товарищ Мартин Шмид. Смерть убийцам!»

Новость о злодеянии, совершенном милицией, мгновенно облетела всю страну, ее транслировали и местные СМИ, и западные «голоса». И уже на следующий день страна проснулась в другой реальности: коммунистический режим пал, пролитая кровь невинной жертвы стала тем весомым аргументом, который моментально перевесил чашу весов на сторону либеральной оппозиции. Все последующее было рутиной: прежняя власть рухнула, новую предстояло сформировать.

Однако, очень скоро выяснилось: в Карловом университете учились два Мартина Шмида и оба они оказались живы-здоровы. Кто же тогда пролил кровь на брусчатке Национального проспекта? Созданные новыми властями комиссии пришли к выводу: никто. Но ведь был же лежащий на мостовой человек, носилки, карета скорой помощи — это подтверждали десятки свидетелей.

Дальнейшее расследование принесло и вовсе обескураживающие результаты. Роль «убитого студента» мастерски сыграл поручик госбезопасности (StB) Людвик Зифчак, заранее внедренный в ряды активистов студенческого движения. Его нашли, парень во всем признался, был осужден на восемнадцать месяцев тюрьмы, но спустя полгода вышел по УДО и ныне спокойно проживает на северо-востоке страны Чехии, владея собственным отелем. Скорее всего, кроме него, в молодежную тусовку были вмонтированы и другие агенты госбезопасности — те самые, что поведи толпу прямо на заранее выстроенные милицейские кордоны.

Атака на правду идет со всех сторон: ложь вбрасывают политики, спецслужбы, крупные деловые люди и мелкие шестерки из шоу-бизнеса

Почему именно StB, то есть «щит и меч» существовавшего режима, стала главным штабом демократической революции? Был ли это ее собственный выбор или генералы действовали по указке извне? Был ли режим обречен или у него существовали шансы на выживание? Эти вопросы живо обсуждают в чешской политической тусовке, им посвящены книги, телепередачи и фильмы.

Но я о своем — ведь новость о «злодейски убитом студенте» как раз и была тем самым фейком, который круто изменил судьбу целого государства. А без медиа, без тотального распространения через газеты, радио, ТВ эта «утка» далеко бы не улетела.

Во всем мире спецслужбы используют СМИ в своих интересах. Иногда это делается втемную, как в случае с чешским лжестудентом, иногда через своих людей, внедренных в редакционные коллективы. Мы у себя в России тоже не ограждены от подобного вмешательства. И что делать? Верить в благие намерения людей в погонах? Стоять насмерть, защищая свободу и независимость прессы от любых посягательств извне?

Ох и трудные это вопросы. Наверное, ответ каждый редактор должен находить сам.     

Фото: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Ноя 25, 2019
5 декабря в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь» состоялась церемония открытия «Артдокфеста».
О своем отношении к самоцензуре — Леонид Никитинский
«Я не участвую в войне. Война участвует во мне»

Вам будет интересно: