Медиаэксперты зафиксировали «цунами языка вражды и дезинформации» из-за CОVID-19 во всем мире

В городе Фажана (Хорватия) завершился международный фестиваль прессы — Фажана Медиа Фест (Fazana Media Fest). Из-за пандемии многие его участники не смогли приехать, а встречи и дискуссии проходили онлайн

В рамках фестиваля Институт разнообразия СМИ (MDI) провел интернет-конференцию, в которой эксперты из разных стран проанализировали, как изменились СМИ за время пандемии коронавируса.

Модератором дискуссии выступила директор Института разнообразия СМИ (MDI) Милица Пешич (Великобритания). Открывая встречу, она сказала, что пандемия выявила усиливающееся неравенство разных слоев общества и тотальную агрессию.  В Великобритании тысячи людей потеряли работу и оказались на грани нищеты. Особенно незащищенными оказались женщины и дети, так как домашнее насилие в Великобритании за время пандемии возросло на 25%.

 

Милица Пешич:

— Что происходит в условиях коронавируса с журналистами и медиа?

 

Джулия Посетти (Австралия — США), Международный центр журналистов (ICFJ):

— Некоторое время назад Международный центр журналистов совместно с Колумбийским университетом и ЮНЕСКО начал большое исследование, связанное с оскорблениями журналистов в интернете по всему миру. Оказалось, что количество преследований, домогательств, оскорблений — особенно женщин журналистов — все время растет. Причем нередко угрозы, которые получает журналистка онлайн, переходят в угрозы офлайн. Это глобальное явление. Еще в 2019 году исследователи выявили эту тенденцию.

Когда началась пандемия, мы увидели, что ненависть к журналистам еще больше увеличилась. Особенно возросло число оскорблений при освещении темы коронавируса и движения «Черные жизни важны» (Black Lives Matter). Увеличилось число расистских комментариев и прямых угроз, которые могут быть в любой момент реализованы. Из чего мы делаем вывод, что журналисты сегодня не в безопасности.

Еще одна тенденция, связанная с пандемией, — это беспрецедентное преследование источников, дающих информацию журналистам. Принимаются разные законы, которые могут быть механизмом для преследования. С другой стороны, законы о дезинформации и фейковых новостях часто ограничивают журналиста в его праве пользоваться разными источниками.

 

Надежда Ажгихина (Россия), ПЭН — Москва:

— Россия — это часть глобального ландшафта. И у нас есть все те тенденции, о которых говорили коллеги. 30 лет назад в России был принят Закон о СМИ, который обеспечил свободу слова. Но постепенно мы ее теряем. Сегодня я бы выделила три главные проблемы.

Первое — это ограничительные законы. К сожалению, за последние годы было принято более двадцати ограничивающих законов и инициатив, таких как антиэкстремистский закон, закон об иностранных агентах, закон о запрете ЛГБТ-пропаганды и другие. В прошлом году был принят закон о дезинформации и фейках.

Вторая проблема — это выборочное применение законов. Особенно в регионах мы видим нападки на свободу слова и неправомерное использование законодательства.

И третья проблема — это культура безнаказанности и недостаток солидарности среди журналистов.

Что касается закона о дезинформации, то он есть во многих странах. Но в России он был криминализирован, то есть журналист и источник могут понести уголовную ответственность за дезинформацию. Это стало инструментом, который заставил замолчать многие независимые голоса. Сейчас идут уголовные расследования против журналистов, блогеров и даже обычных врачей, желающих донести до аудитории свои конкретные истории о пандемии.

 

Симон Рафаэл (Германия), Фонд Амадеу Антонио (Amadeu Antonio Stiftung):

— В Германии идет очень много дезинформации о COVID-19, которая распространяется блогерами, телеграм-каналами и пользователями социальных сетей.

 
Еще одна тенденция, связанная с пандемией, — это беспрецедентное преследование источников, дающих информацию журналистам

Одновременно коронавирус является одной из важных тем политической борьбы. Партии ищут новых сторонников, декларируя свое отношение к ковиду.

Но и само общество радикализируется. Одни требуют ношения масок, другие принципиально против. На этом фоне стали отчетливо видны группы, которые долгое время оставались в тени: всякого рода гомофобы, нацисты, расисты, антисемиты и другие. Движения против вакцинации, против гендерного равенства и за традиционную семью — всего это раньше не было видно в Германии. И особенно пугает, что все эти разнородные группы вдруг объединяются в многотысячные демонстрации. Такое впечатление, что они используют ситуацию с пандемией для разрушения демократии.

Освещая все эти события, журналисты получают ответ от агрессивной аудитории в интернете.

 

Рамзи Лани (Албания), Албанский Институт прессы (Albanian Media Institute):

Анализируя то, что происходит в Балканских странах в связи с коронавирусом, я могу выделить три момента.

Первое — это пренебрежительное отношение политиков к прессе. Премьер-министр Албании говорит: «Сидите дома, мойте руки и не слушайте журналистов». То же мы видим в Черногории и Сербии.

Второе: идет цунами не только языка вражды, но цунами дезинформации. Огромное количество конспирологических теорий — глобальных и местных. От Билла Гейтса и технологии 5G для всеобщего контроля над человечеством — до местных толкований смысла возникновения вируса. Все это распространяется с огромной скоростью.

И вот что кардинально поменялось: то, что раньше было маргинальным и даже экстремистским — сейчас стало мейнстримом, и наоборот.

И третье: это огромная волна языка вражды. В этом смысле мы вполне вписываемся в мировой ландшафт. Но у нас есть и свои особенные местные оскорбления в адрес журналистов.

Журналисты находятся на передовой этой битвы. И мы все должны подумать, как этому противостоять

Мы также видим стигматизацию тех, кто заболел короной. Особенно это касается первых случаев заболевания, вплоть до публикации списков заболевших, как было в Черногории. Также усилился язык вражды по национальному признаку (сильнее всего это видно в Македонии). проклятия звучат и в адрес мигрантов и цыган. Также мы видим рост исламофобии. Язык вражды тесно переплетается с дезинформацией.

 

Милица Пешич:

— Джулия, вы сделали специальное исследование о дезинформации во время эпидемии ковида. Расскажите, пожалуйста, немного об этом.

 

Джулия Посетти:

— В начале этого года совместно с Шеффилдским университетом и ЮНЕСКО мы опубликовали два отчета, который назвали «дезэпидемия», где мы исследовали «цунами» дезинформации, связанной с COVID-19. Эти отчеты доступны в интернете. Мы посмотрели, какого рода дезинформация существует, как она пересекается с расизмом, женоненавистничеством, гомофобией и прочим. И мы увидели, что оскорблениям подвергаются не только журналисты, но и медработники. Мы видим, что преследуют медиков, которые жалуются через СМИ на недостаточность средств индивидуальной защиты.

Мы также видим разные тактики, применяемые онлайн против журналистов: это попытки их дискредитировать, запутать, перенаправить их в сторону конспирологических теорий. И везде, во всех странах — от самых диктаторских режимов до признанных демократий — везде правительства стараются всю вину за дезинформацию свалить на журналистов.

 

 

Надежда Ажгихина:

— Язык вражды — это не новая практика в российских СМИ, особенно официальных. Но в России сейчас нападают не только на «других» — людей другой сексуальной ориентации, мигрантов, феминисток, участников протестов, современных художников и так далее — но и на независимо мыслящих журналистов. И градус ненависти в связи с пандемией сильно подскочил.

С другой стороны, мы видим усиливающуюся критику со стороны радикально настроенной аудитории в соцсетях. Конечно, среди них много троллей, но есть и реальные люди — националисты, женоненавистники и так далее. Может быть, я не назвала бы это цунами — но это сильный шторм! Трудно сказать точно, но, по данным независимых НКО, нападки в интернете на женщин и на неформальные группы усилились за время пандемии в три раза и продолжают расти.

Журналисты находятся на передовой этой битвы. И мы все должны подумать, как этому противостоять.

 

Участники дискуссии пришли к выводу, что в трудное время пандемии во всех странах мира журналистика испытывает на себе новые вызовы. Но, с другой стороны, это время, чтобы подумать, как можно объединить усилия журналистов разных стран, чтобы противостоять «цунами языка вражды и дезинформации».

 
Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Сен 15, 2020
В Google Австралии и Новой Зеландии задумались о судьбе печатной рекламы

Интервью с заместителем главного редактора издания «Такие дела» Владимиром Шведовым

Вам будет интересно: