Страх — естественный спутник журналиста

Смелость становится не обязательным профессиональным качеством, а редким даром, граничащим с безумием 

Журналист, если он верен профессии, часто вынужден преодолевать страх оказаться сломленным властью, корпорациями, преступниками, вскрывая их грехи и неподобающее поведение. Тюрьма, высылка из страны, закрытие изданий, высмеивание, травля, физический вред и гибель — это происходило со многими журналистами по всему миру.

Опасность затрагивает не только самих журналистов, но и их семью. «За мной постоянно ходят и следят. Я долго боялся получить по голове в темном переулке. Когда женился, стал переживать и за свою жену», — говорил мне знакомый журналист-расследователь из федерального независимого издания.

Порождения наших страхов: самоцензура, использование псевдонимов (и как следствие — меньшее доверие со стороны аудитории), эмиграция, наконец — уход из профессии.

Немалую роль играет финансовая сторона вопроса. Страх передается рекламодателям, они боятся покупать рекламу у «неблагонадежных» изданий, ведь и сами в итоге могут навлечь на себя гнев в виде внеплановой налоговой проверки или иных методов возмездия. Медиа, которые хотят по-прежнему тыкать острой палкой власть и корпорации, оказываются финансово несостоятельными, ведь культура поддержки таких СМИ деньгами неравнодушных читателей еще не успела сформироваться в большинстве стран. Задушить издание бесконечными судебными исками, которые, даже если их и не удовлетворят, все равно потребуют юридических расходов, времени, нервов.

Журналистская смелость становится не обязательным профессиональным качеством, а редким даром, талантом, граничащим с безумием в глазах коллег. В итоге профессия вымывается, ее ценность для общества падает.

«В то время как политический дискурс порой незаметно, а иногда и вполне даже явно сползает в сторону атмосферы гражданской войны, где журналисты играют роль искупительной жертвы, угроза демократическим моделям общества увеличивается», — так комментировал генеральный секретарь «Репортеров без границ» Кристоф Делуар рейтинг свободы прессы 2019 года, который ежегодно составляет эта организация. «Очевидно, что все люди доброй воли, которые ценят персональные свободы, полученные в ходе истории человечества, обязаны остановить этот механизм страха», — говорил он.

СТРАХ ПЕРЕДАЕТСЯ РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ. ОНИ БОЯТСЯ ПОКУПАТЬ РЕКЛАМУ У «НЕБЛАГОНАДЕЖНЫХ» ИЗДАНИЙ, ВЕДЬ И САМИ МОГУТ НАВЛЕЧЬ НА СЕБЯ ГНЕВ В ВИДЕ ВНЕПЛАНОВОЙ НАЛОГОВОЙ ПРОВЕРКИ

Но даже тем медиаспециалистам, работа которых не связана с потенциально опасными темами, тоже приходится испытывать опасения за свое будущее и место в профессии. Как работать спокойно, если дистрибуцию контента все чаще отдают на откуп автоматическим алгоритмам, а нейронные сети пишут все более осмысленные и связные тексты? Когда цензурой начинают заниматься не политики, а технологические компании в погоне за прибылью или снижением рисков? Есть ли в этой стремительно наступающей техноутопии место ремесленникам от медиа? Да что там ремесленникам — вообще место человеку в цепочке создания контента?

78 % журналистов переживают за будущее профессии — такую цифру показало исследование компании Cxense, которое проводилось с мая по июнь 2019 года среди 153 журналистов в США, Великобритании и Европе. 46 % опрошенных признались, что, по их мнению, нашу профессию ждут исключительно мрачные перспективы.

Среди главных угроз журналистики были упомянуты «снижение качества» (60 % опрошенных), «нежелание читателей платить за цифровой контент» (56 %), «фейковые новости» (48 %).

«Сложно выявить один-единственный негативный фактор упадка современной журналистики, но среди профессионального сообщества есть консенсус: нужны более устойчивые модели финансирования, чтобы поддерживать как короткие новости, так и качественный контент в длинной форме», — прокомментировал результаты опроса Дэвид Гозен, коммерческий директор Cxense.

Наконец, многие начинающие журналисты часто сталкиваются с более простыми, но не менее разрушительными формами опасений: боязнь позвонить спикеру, страх чистого листа, тревога по поводу ошибок в публикации, за которые старшие товарищи засмеют. Все это требует обсуждения. Любой болезни нужна терапия. Мы мало говорим про свои страхи, боимся даже упоминать о них, и это становится проблемой.

Мартовский номер — наш способ порефлексировать на тему страха в журналистике. Если после этого разговора у вас хоть немного прибавится мужества, наш замысел удался.

Приобрести доступ к цифровой версии или заказать бумажный номер вы можете на нашем сайте jrnlst.ru.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Мар 10, 2020

Вам будет интересно: