Фокус казахской бабушки

Зачем журналисту писать на межэтническую тему

«Кыш, шайтан», — только эти два слова и можно понять из казахской песни бабушки, убаюкивающей младенца. Астраханские казахи в юртах не живут, но как ставить эти юрты и что в них делать — помнят. Памятью этой своей гордятся и приглашают в юрту журналистов. Обряд укладывания ребенка специально переводят на русский язык. Младенцу желают, чтобы друзей у него было много, а врагов чтобы не было; чтобы порог его дома всегда был открыт для гостей. Зачем журналисту слушать казахскую колыбельную и зачем вообще писать на межэтническую тему?..


 

ПОВОД ПЕРВЫЙ: ВЕЧНАЯ ТЕМА

Такое бывает в нашей профессии, особенно в летний сезон, — не о чем писать. У плохих СМИ этот сезон продолжается всегда — ведь проще передрать информацию у коллег. Наша информационная повестка чаще всего зависит от тех поводов, которые нам спускает сверху власть. А в это время прямо под ногами огромное количество историй и героев, к которым журналисты редко обращаются.

До знакомства с проектами Гильдии межэтнической журналистики я не подозревал, сколько в России этнотуров, этнопарков и маршрутов, которые любой журналист при желании сможет описать в своих репортажах. Чаще всего эта тема звучит в региональных СМИ. Федеральные ленятся, а зря: там на каждом шагу сюжет художественного или документального фильма. На чувашский концерт в петербургском Доме национальностей никто из журналистов не приходит, а ведь там и по сюжету интересно (что может быть интереснее сказок или обряда венчания?), и по картинке красиво. Но в СМИ нет такой привычки — ходить на местечковые концерты. Поляну окучивают лишь региональные и муниципальные издания. У газет и каналов покрупнее все эти пляски проходят как «лубок». Но это если ни разу не посетить подобный фестиваль или концерт. Тут кроется другая проблема — когда освещение превращается в сплошной «фантик» и журналист заходится от восторга. Но если поменьше давать слово организаторам и чиновникам, да побольше — простым участникам этих торжеств, представителям национальных сообществ, то «фантик» может превратиться в редкий сюжет о редком человеке. А там можно и о национальных узорах поговорить, и о льготах для малочисленных народов…

 

ПОВОД ВТОРОЙ: ДОБРАЯ ЖУРНАЛИСТИКА (ИЛИ — КОНСТРУКТИВНАЯ)

Только ленивый не пинал нашего брата-журналиста за любовь к негативу. И только ленивый журналист не оправдывался рейтингом. Замкнутый круг, который нужно разбивать.

Гильдия межэтнической журналистики каждый год знакомит своих участников с многонациональными регионами. В этом году коллеги ездили во Владимирскую область, а в прошлом мне довелось побывать в Астраханской. Там много живет казахов, и поездка к ним стала хорошим инфоповодом.

Казахский обряд укладывания ребенка — это не только песня, это еще и картинка. Без нее можно прожить, но увидев однажды, захочешь рассказать и показать читателям. Чем больше мы узнаём о своих традициях и традициях своих соседей, тем меньше будет между нами домофонов, закрытых дверей и конфликтов. Апа (бабушка по-казахски) ставит под люльку горшочек (в люльке специальное отверстие) и, когда «младенец» сделает свое младенческое дело, зовет гостей подставить руку вместо горшочка. И когда вы ждете детской неожиданности, апа кладет вам в руку сладости…

У Дома культуры города Камызяк журналистов привечали не только казахи, но и представители всех здешних народов — русские, татары, армяне, чеченцы… Вместо одной девушки с хлебом-солью нас тогда встречали сразу три красавицы — с русским караваем, казахскими баурсаками и татарской пахлавой.

В Астрахани есть памятники представителям, кажется, всех здешних народов: и президенту Азербайджана Гейдару Алиеву, и казахскому домбристу Курмангазы, и туркменскому поэту Махтумкули, и астраханским казакам, и Петру с Февронией, и армянский памятный знак Хачкар, и даже скульптура Колыханка в честь белорусской колыбельной. Про греческого купца Варвация тоже не забыли.

И это только один пример многонационального региона, которых у нас большинство. То есть информационные поводы всегда на поверхности. При этом они не всегда позитивные.

ЧЕМ БОЛЬШЕ МЫ УЗНАЁМ О СВОИХ ТРАДИЦИЯХ И ТРАДИЦИЯХ СВОИХ СОСЕДЕЙ, ТЕМ МЕНЬШЕ БУДЕТ МЕЖДУ НАМИ ДОМОФОНОВ, ЗАКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ И КОНФЛИКТОВ

ПОВОД ТРЕТИЙ: «НЕ НАВРЕДИ» И АНАЛИЗИРУЙ

«Межнац» (если коротко) — вовсе не только добрая тема. Речь не идет о том, что нужно описывать национальные традиции и освещать фестивали. Здесь огромный потенциал аналитики и расследований, которых сейчас так мало. Межнациональные конфликты нужно уметь описывать. В этом году впервые за 20 лет в газете «Северная Осетия» появилась информация из соседней Ингушетии. Вроде бы ничего удивительного, если не знать про давний конфликт между ингушами и осетинами. В том числе от журналиста будет зависеть увеличение или уменьшение стереотипов, на которые опирается каждый из нас. Я не однажды видел у коллег громкие заголовки о росте числа преступлений среди мигрантов. Из самих текстов чаще всего следовала информация о том, что растет число нарушений миграционного законодательства, а вовсе не изнасилований или грабежей. Вопрос: зачем тогда ставить именно такой заголовок, зачем преувеличивать и разжигать? Это не та тема, ради которой можно накручивать посещаемость. 

В каждом регионе есть свой комитет или даже министерство по межнациональным отношениям. На мой вопрос одному из таких министров, как оценивается эффективность их работы, министр не смогла ничего ответить. В Петербурге студенты Школы межэтнической журналистики (один из проектов гильдии) третий год подряд не могут понять уровень эффективности работы городского комитета — там просто отказываются приходить в гости к студентам. Казалось бы, — есть возможность обсудить с журналистами, как освещать эту сложную тему, чем можно помочь чиновникам в их работе. Но в ответ — тишина.

А вопросов в этой теме много ко всем чиновникам и общественным организациям — как расходуются бюджетные и грантовые деньги на проведение встреч с мигрантами, многочисленные концерты и фестивали, точно ли действия властей, НКО и Домов национальностей выполняют свою функцию по «гармонизации межэтнических отношений». В Петербурге часто можно встретить социальную рекламу под рубрикой «Мы разные — но мы вместе»: там обычно мечеть, синагога и православный храм оказываются рядом друг с другом. Логичный вопрос для каждого журналиста: сколько денег потрачено, точно ли больше некуда было вложить эти деньги…

В Астраханской области тоже соседствуют православные церкви, мусульманские мечети и буддийские хурулы. Давным-давно в Астрахани были индийский и персидский гостиные дворы, даже индуистский храм. Бесследно такое наследие не проходит. Согласно последней переписи, в области проживает 68 % русских, 15 % казахов, 6 % татар, 11 % представителей других народностей. Благодаря этнопресс-туру в Астраханскую область я теперь знаю, что самый вкусный арбуз — поздний, он поспевает только в сентябре. Его хранят до Нового года. Новогодний астраханский стол страшно себе представить. На нем будут казахские баурсаки и арбузный пунш. И порог дома всегда будет открыт для гостей — 15 % казахов не просто так живут в области. «Кош колдыныздар» в переводе с казахского будет «Добро пожаловать». 

Фото: Егор Королев
Сообщить об ошибке
Авг 28, 2018

Опыт издательского дома «Мир Белогорья» 
Алгоритмы отодвинули журналистов от создания картины мира
Как заставить читателей вернуться и расширить возможности для подписки? Опыт редакции The Washington Post