Исследование: Как женщин дискриминируют в медиа и что с этим делать

ЖУРНАЛИСТ выбрал самое важное из выступлений спикеров и самого исследования

Fojo Media Institute (Швеция) и ИСЭПН РАН в 2018 году провели исследование гендерных аспектов в медиаотрасли России, Грузии и Молдовы. Результаты обнародовали на международной конференции в Кишиневе в апреле 2019 года.

ЖУРНАЛИСТ выбрал самое важное из выступлений спикеров и самого исследования — какова роль женщин в отрасли, как влияет гендерное неравенство на зарплаты, как избавиться от гендерных стереотипов и добиться равенства полов в СМИ.

 

Деньги и влияние

В журналистике в Грузии, Молдове, Беларуси и России женщины доминируют в профессии журналиста, но только потому, что мужчины реже идут в эту профессию — она становится непрестижной. Престижность профессии снизилась из-за препон, которые ставятся перед журналистами, — среди них назвали недоступность информации, невозможность освещать социальные проблемы и действительно важные темы, невозможность влиять на политическую ситуацию в стране. Это влияет на рентабельность медиа и на престиж профессии, поэтому мужчины из журналистики уходят. Издатели понимают, что женщинам можно меньше платить и они все равно будут работать.

•   Для почти половины людей медиа — это не единственная работа: журналисты охотно вписываются в работу на других проектах или вообще заняты в журналистике только для подработки.

•   Самые высокие зарплаты предлагают на телевидении — для населения России, как для Молдовы и Грузии, оно все еще является главным источником получения информации (хотя доверие к телевидению падает так же, как к печатным и интернет-СМИ).

•   Журналистам приходится выбирать между интересами аудитории и интересами спонсоров или собственников издания. В отличие от России, в Молдове и Грузии есть реально конкурирующие политические партии и независимые СМИ, финансируемые из негосударственных источников. СМИ по-прежнему существуют либо за счет верхушки власти, которая продавливает свои интересы в ущерб аудитории, либо за счет зарубежных источников, которые тоже могут преследовать свои интересы.

•   Самые высокие зарплаты предлагаются в Москве — 50000 рублей и выше.

В Грузии и Молдове мужчины острее ощущают гендерную дискриминацию в своей сфере — среди опрошенных больше тех, кто видит разницу в зарплатах, кто понимает, что женщины готовы работать за меньшие деньги. Опрошенные из России отвечают, что не заметили никакой дискриминации и разницы в зарплатах. Интересно, что женщины из России чаще называли самих себя и свою якобы более низкую квалификацию главной причиной маленьких зарплат. Хотя среди опрошенных в России были и те, кто отметил, что низкие зарплаты появились раньше, чем женщины стали преобладать в отрасли.

 

Образование и карьерный рост

Во всех трех странах людей, получивших профильное журналистское образование, больше среди женщин, чем среди мужчин. При этом мужчины чаще приходят в журналистику, имея другую профессию и образование за плечами. Исследователи предполагают, что для женщин, возможно, выдвигаются более строгие требования, когда те устраиваются на работу: например, профильное образование становится обязательным, в то время как мужчине достаточно просто прийти.

•   Гендерные стереотипы о ролях мужчин и женщин распространяются и на специализацию в медиа. Считается, что креативность и анализ — это мужская прерогатива, а исполнительность и четкое следование указаниям — женская.

•   Ценность журналистского образования падает: смартфон дает быстрый доступ к информации, а интернет доступен практически везде. Из-за этого навык работы с информацией перестает быть чем-то особенным, им владеет слишком большое количество людей. Поэтому чтобы работать журналистом, необязательно на него учиться.

•   Только треть респондентов из России считают журналистику своим призванием. Россияне говорят, что работают в медиа, потому что «так получилось». В Грузии и Молдове тех, кто стал журналистом осознанно, намного больше — около 78-80 % в каждой стране.

•   Для карьеры пол не имеет значения: вертикальный рост, судя по опросу, одинаково возможен как для мужчин. так и для женщин.

•   Абсолютное большинство (>80 %) не планируют уходить из СМИ в другие сферы.

 

Что для журналиста важно

В исследовании был интересный вопрос о том, какие качества и факторы важны для журналиста. И мужчин, и женщин в России волнует, сколько они будут зарабатывать. У женщин на передний план помимо творчества выходит коммуникация (общение с интересными людьми, коллектив), у мужчин — социальная значимость работы. Обоим полам важно работать в комфорте среди единомышленников (хороший коллектив).

Что волнует мужчин:

1.   Творчество 55,6 %

2.   Возможность проявить себя 54,9 %

3.   Деньги 42,3 %

4.   Значимость для общества 42,3 %

5.   Хороший коллектив 32,4 %

Что волнует женщин:

1.   Возможность проявить себя 58 %

2.   Творчество 49,7 %

3.   Знакомства и общение с интересными людьми 42 %

4.   Деньги 39,6 %

5.   Хороший коллектив 34 %

Ни мужчин, ни женщин не заботят престижность работы (по 7%), мало значения придают карьерному росту (19-20 %).

В Грузии ситуация совершенно другая: женщин волнуют деньги, профессиональный рост и самореализация в первую очередь, во вторую — значимость работы для общества. Творчество их не интересует совсем. Мужчин же интересуют творчество, общественная значимость и деньги. В Молдове, как и в России, творчество на первом месте, но социальную значимость своей профессии журналисты ставят на второе место.

 

Гендерные стереотипы и журналистские темы

В России социальные темы считаются «женскими», но большинство журналисток, занятых социальными проблемами, хотели бы писать о чем-нибудь другом. Похожая ситуация в Молдове, где мужчины занимаются социальной журналистикой гораздо меньше. В Грузии социальными темами интересуются как мужчины, так и женщины, примерно поровну.

Где в основном заняты мужчины (Россия):

•   политика

•   расследования

•   международная журналистика

•   деловая журналистика

•   спорт

Где в основном заняты женщины (Россия):

•   социальная журналистика

•   политика

•   деловая журналистика

•   международная журналистика и экономика (поровну)

Эксперты отмечают, что все больше женщин занимаются журналистскими расследованиями, которые долгое время считались сугубо мужским делом.

 

Йозефин Якобсон, специалист по коммуникациям в агентстве гендерного равенства, Швеция:

По данным, которые собирает агентство по всему миру, в материалах о военных действиях, насилии, обороне доминируют мужчины, женскими темами считаются мода, конкурсы красоты, дети и роды.

Школьница, мать, проститутка — основные «виды занятости», в которых представлены женщины [в материалах СМИ]. О возрасте [журналисты] спрашивают в основном женщин, также интересуются их социальным статусом, наличием детей (каждую пятую женщину спрашивают об этом), у мужчин спрашивают об их деятельности и не интересуются семейным положением.

У мужчины возьмут интервью охотнее, если он взрослый и статусный, к женщине придут, только если она чья-то жена, мать или дочь, которая молода и красива.

В нашей стране (Швеции) считают, что женщины не хотят, чтобы у них брали интервью. Отчасти это правда, так как стереотипы влияют на то, как женщины себя воспринимают, и общество больше доверяет эксперту-мужчине, чем эксперту-женщине.

В Швеции, по мнению Йозефин, гендерный баланс соблюден в сфере искусства, но в темах политики и экономики мужчины доминируют.

 

Как журналисты поддерживают гендерные стереотипы и как перестать это делать у себя в редакции

Журналисты транслируют свои гендерные стереотипы, спрашивая у женщин в интервью следующее:

•   Как вы совмещаете семью и работу?

•   Как вам удается оставаться такой красивой и женственной?

•   Что ваши близкие думают о вашей работе (или о вас)?

•   Что думает ваш муж?

•   Чем занимаются ваши дети?

•   Что вы делаете, чтобы сохранить молодость и красоту?

С мужчинами журналисты сразу переходят к делу: спрашивают о работе, увлечениях, интересуются мнением по политическим или экономическим темам, и практически никогда не затрагивают тему семьи и воспитания детей. Из-за этого у общества складывается впечатление, что женщин ничего не заботит, кроме внешности и семьи, и что они менее компетентны, чем мужчины.

 

Что же делать?

Говорить с женщиной как с человеком, а не чьей-то дочерью, матерью, женой и подопечной. Например, брать интервью не у тренера об успехах его подопечных-женщин, а у самих спортсменок. В коллективных интервью спрашивать не начальника-мужчину, а его подчиненную. Обращаясь к жене известного человека, говорить о ней, а не о муже, ведь если интересует муж, можно просто поговорить с ним.

Не начинать интервью с женщиной с вопросов о семье, муже и родственниках, если только тема вашего интервью не подразумевает этих вопросов. В разговоре о политической ситуации в России незачем спрашивать, как экспертка справляется с домашними обязанностями. Это еще и невежливо.

Использовать в сюжетах разнообразных героинь, не только молодых и красивых. Опросить подростков, пенсионерок, женщин средних лет, не ориентируясь на то, как они одеты и как выглядят. Ведь снимая мужчин, мы не думаем об их внешнем виде и одежде? Чаще использовать сюжеты, в которых герои — женщины.

Чаще приглашать женщин как экспертов: не только в теме бьюти, моды и воспитания детей, но и в экономике, политике, медиа. При этом не стесняться приглашать мужчин говорить на темы, которые считаются сугубо женскими, — образование, воспитание детей и декреты, феминизм.

Использовать плюрализм мнений: использовать в материалах больше источников с разными точками зрения, чтобы освещение вашей темы не было однобоким.

Не бояться феминитивов: необязательно внедрять их в каждый ваш текст, пусть читатели привыкнут постепенно. Но привыкнут.

Женщины для печатных СМИ — это растущий рынок, это лояльные и верные читатели. Женщины чаще отвечают за семейный бюджет и выбирают, какие газеты и журналы покупать.

Медиа ждет печальная участь, если они прямо сейчас не задумаются о том, как говорят с женщинами, замечают ли их боли и готовы ли прислушаться к их словам.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Ноя 11, 2019
5 декабря в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь» состоялась церемония открытия «Артдокфеста».
О своем отношении к самоцензуре — Леонид Никитинский
«Я не участвую в войне. Война участвует во мне»

Вам будет интересно: