Журналисты экспериментируют с жанрами

В выборе тем и жанров публикаций первостепенную роль играет концепция СМИ. А эту концепцию, в свою очередь, определяет целевая аудитория издания

«ДОГМА» КАК РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

В 2001 году в деловой газете «Ведомости» появился первый в России редакционный стандарт «Догма», в котором были прописаны права и обязанности журналистов, работающих в этом издании. Спустя 15 лет «Медуза» написала: «Будем честны: вряд ли найдется хоть одно федеральное издание в России, которое пишет так же скучно, как «Ведомости». Дело не только в том, что основная аудитория издания — менеджеры и владельцы бизнеса, которым не надо объяснять, что такое EBITDA и гудвил. Куда важнее, что каждый репортер «Ведомостей» пишет заметки в соответствии с жестким набором редакционных правил, которые задают высочайшие стандарты журналистики: экспериментировать с формой не получится, зато с этической, фактической точки зрения все будет безуп речно».

 

ИЗ «ДОГМЫ»:

•   Никакие мнения в новостной и даже аналитической статье нельзя высказывать от имени газеты или от своего имени. Следует избегать таких безапелляционных слов, как «несомненно» или «очевидно». Авторы высказывают свое мнение только на странице «Комментарии» или в таких колонках, как «Вектор».

•   Любые утверждения, выводы или оценки, которые дает журналист, должны быть подтверждены либо фактами и цифрами, либо мнениями экспертов. Эксперты должны быть компетентны и независимы. Оценочные высказывания «лидирующий», «лучший» и подобные должны быть обоснованными. Должно быть понятно, с чьей точки зрения или по каким параметрам кто-то или что-то «лучше» других.

 

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО «СВОБОДА»

В отличие от «Ведомостей» «Новая газета» обращена к либеральной интеллигенции, поэтому свобода журналиста является высшей ценностью. Этим во многом объясняется постоянное экспериментирование журналистов с формой. Так, например, в интервью «Центровой из Центровой» Анна Политковская не только воспроизвела свой разговор с Рамзаном Кадыровым, который тогда только стал первым вице-премьером правительства Чеченской Республики по силовому блоку, но и через детали портрета, местности, интерьера, особенности речи создала психологический портрет и Кадырова, и людей его окружения.

«…Будешь писать опровержение, что я не бандит?! Будешь? — орет Кадыров, явно играя на камеру. Она работает постоянно и оказывается «пресс-службой Федерации бокса ЧР». — Я тебе докажу. Ты враг. Я тебя заставлю. Ты хуже Басаева. Ты встала между чеченцами. И русские генералы встали… Если бы не вы, мы бы давно договорились».

Даже театральная рецензия в «Новой газете» может принимать неожиданную форму. Елена Дьякова, театральный критик «Новой», призналась ЖУРНАЛИСТУ: «Каждая рецензия пишется как маленькое эссе. И это может быть рецензия на что угодно — литературная, выставочная. Которая больше, чем конкретный анализ спектакля».

Да что там, черты эссе в «Новой» может нести даже репортаж — взять хотя бы статью «Черный воздух, белый снег» Алексея Поликовского:

«У входа на Пушкинскую площадь за рамками металлоискателей стоят парень и девушка с огромными букетами белых гвоздик. Они раздают цветы направо и налево. Я встречаюсь с парнем глазами, и он протягивает мне гвоздику: «Возьмите и вы тоже!» Некоторое время я двигаюсь в плотной толпе с цветком в руке, но он мне мешает записывать в блокнот, и тогда я передариваю его девушке, которая сияет так, как будто у нее сегодня праздник. Проведя на Болотной, Сахарова и Якиманке много часов, исходив все закоулки митингов, я повидал такое разнообразие фигур и лиц, что на данный момент являюсь крупным коллекционером городских русских типов. Но и повидав так много, я тут, на Пушкинской, открываю для себя новые лица и выражения. Лазает по размолотому тысячами ног снегу боковых газонов подтянутый человек с мрачным лицом и лыжной палкой в руке. На верхнем конце лыжной палки скромно повязана георгиевская ленточка. Стоит в аллее грузный пожилой человек с мудрым лицом, в расстегнутой куртке. Видно, что он оделся торжественно, как на защиту диссертации или на юбилей: пиджак, белоснежная рубашка, галстук. Он держит деревяшку с картонкой, на которой его строгое послание миру: «Нет гражданской войне!».

 

РЕПОРТАЖ ИЛИ ОЧЕРК?

Совсем по другому пути пошел «Русский репортер». Журнал, который в начале 2000-х годов поставил задачу возродить традиции репортажа, на самом деле возрождал традиции очерка. И дело здесь в том, что издание изначально ориентировалось на «положительные примеры из жизни».

Главный редактор Виталий Лейбин — ЖУРНАЛИСТУ: «Да, мы ищем позитивные примеры. Но не потому, что мы хотим лакировать действительность, а потому, что позитивные примеры нам говорят больше о жизни. Хотя бы потому, что разрушение инфраструктуры и беспорядок являются естественными факторами. Для них не нужны объяснения. Беспорядок в квартире происходит сам, порядок происходит не сам. Где есть порядок, там, возможно, есть герои наших репортажей».

ЛЮБЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ, ВЫВОДЫ ИЛИ ОЦЕНКИ, КОТОРЫЕ ДАЕТ ЖУРНАЛИСТ, ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПОДТВЕРЖДЕНЫ ЛИБО ФАКТАМИ И ЦИФРАМИ, ЛИБО МНЕНИЯМИ ЭКСПЕРТОВ

Как видим, «РР» не ставит перед собой задачу дать анализ возникшим в обществе противоречиям, отсюда осознанное дистанцирование от аналитики. Хотя на самом деле репортаж «Русского репортера» — далеко не репортаж в классическом смысле слова, он восходит к проблемно-аналитическому очерку. Журналисты воспроизводят реальные факты, из которых складывается судьба человека. Так, в репортаже «Гусь-Железный» Алексея Андреева текст начинается с небольшого лида, в котором дана вводная информация о месте, о котором идет речь: красота поселка и пустота, образовавшаяся на месте одной из крупнейших усадеб ХVIII века. Нет уже чугунолитейного завода, который кормил жителей, все «возведенные титаническим трудом крепостных архитектурно-парковые чудеса исчезли, как в сказке. Такая вот иллюстрация бренности нашего земного бытия. Исчезли огромный парк и обнесенная оградой с башнями усадьба — ограду и усадьбу давно растащили на кирпичи. Гигантских прудов, которые были перед ней, тоже нет и в помине».

Репортажи «РР» освещают социальные проблемы, но не прослеживают их причинно-следственные связи. Так, в репортаже «Гусь-Железный» лишь говорится о безответственности властей и жителей, без выявления причин этой российской убогости.

«…Продолжая искать не просто вчерашний, а позавчерашний день, выхожу на плотину XVIII века в 500 метрах от собора. Это единственное, что осталось от чугунного завода. Но если плотина еще крепко стоит, то проходящий по ней и соединяющий противоположные берега реки мост потерял почти все свои великолепные кованые перила, которые теперь украшают садовые участки местных жителей. А поскольку высота моста метров двадцать, ходить по нему без перил совсем не хочется».

Таким образом, концепция СМИ, задавая собственные редакционные правила, более или менее строгие, как правило, все же позволяет журналисту экспериментировать с жанром. В результате чего появляются новые, порой неожиданные формы интервью, очерка, репортажа, рецензии, в которых проявляется самобытность и журналиста, и редакции. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Июл 26, 2019
Вместе с разбором редакционной жизни онлайн ЖУРНАЛИСТ вспоминает основные идеи прошедшего в
 Главная задача профессиональной организации — защита трудовых прав и поддержка коллег, оказавшихся в беде
Бумага умирает, но не сдается. О неожиданных творческих находках зарубежных медиакомпаний 

Вам будет интересно: