Иван Голунов — лицо российской журналистики

«Дело Голунова» уже вошло в историю современной журналистики. И современной России

Иван Голунов — лицо сегодняшней российской журналистики. Не шоумен и не бойкая репортерша из начальственного пула. Субтильный городской парень, вчерашний подросток-ботаник,  методично раскапывающий правду о том, кто и как мешает нам жить, крадет, подкупает и убивает, чтобы еще дольше красть. У нас.

Его имя за три дня стало символом для миллионов людей из многих стран. Его дело, которое вчера вечером 8 июня закончилось промежуточным позитивным результатом — домашним арестом вместо реальной тюрьмы — уже вошло в историю современной журналистики. И современной России.

Не только потому, что смазало благостное течение Санкт-Петербургского экономического форума, затмило по числу интересующихся российского президента с китайским лидером вместе. «Дело Голунова» обозначило некую точку невозврата, которую отчетливо ощутили очень многие в России. Именно поэтому десятки тысяч людей вышли по всей стране в одиночные (разрешенные пока что) пикеты, собрали рекордное число подписей под петицией в его защиту, продолжают выступать за его освобождение. Самые разные люди, разных взглядов, возраста, достатка. Некоторые раньше не читали расследований Голунова. Но посчитали важным заступиться за него.

Подброшенные наркотики — старая практика, широко представленная в детективных сериалах, — против журналистов используется также не впервые. Недавно освободился отбывший срок грозненский корреспондент «Кавказского узла» Жалауди Гериев, осужденный за сбыт запрещенных средств. Коллеги не сомневались в фальсификации обвинения, но понимания в силовых ведомствах не нашли. Широкий резонанс получило дело правоверного мусульманина и правозащитника Оюба Титиева. Эксперты знают и о менее известных случаях, произошедших, как правило, далеко от Москвы. Но именно после беспрецедентного, наглого и грубого задержания Голунова в центре столицы, с многочисленными нарушениями процессуальных процедур и применением насилия, стало понятно: это может случиться с каждым. Задержание участников одиночных пикетов, в том числе журналистов, получившее широкое освещение в интернете, это ощущение только укрепило.

«Дело Голунова» — это вызов всем гражданам.

Это вызов власти, которая, как оказалось, не контролирует ситуацию и не защищает граждан. Плюс имиджевые потери — получился позор на весь мир.

Это, бесспорно, критический момент для самоопределения журналистов и профессионального сообщества. Которое, вопреки скептикам, все же существует в России. И события последних дней это доказали.

Примечательно, что буквально накануне задержания в Сети обсуждались несколько сюжетов на тему СМИ, в том числе резонансное увольнение сотрудников ИД «Коммерсантъ», процесс издателя газеты «Новые колеса» Игоря Рудникова, очередное предложение депутатов ограничить возможность журналистов публиковать информацию о собственности и деловой активности членов парламента и чиновников и комментарий ректора Высшей школы экономики по поводу закрытия студенческой телепрограммы о том, что журналисты должны выполнять указание учредителя. Оба заявления противоречат Закону о СМИ.

В контексте регулярных ограничительных мер работы журналистов и СМИ все эти новости вызвали по меньшей мере недоумение и тревогу за будущее профессии как таковой. И соответствующие заявления правозащитников. Впрочем, подобные комментарии публиковались только в интернете.

Прошедшие два с половиной дня показали, что давний контракт власти и граждан (безопасность в ответ на невмешательство в политику) дает глубокую трещину. Более того, граждане понемногу начинают принимать проблемы тех, кто рассказывает им правду о происходящем, как собственные. Это понимание было начисто уничтожено в последние 20-25 лет по инициативе властей и олигархов, активно использующих медийный ресурс в личных и корпоративных целях. На уничтожение самой идеи журналистики как служения добру и благу для всех граждан, традиционной для отечественной культуры, был брошен серьезный финансовый и административный ресурс. Однако выяснилось, что новое поколение граждан — и новое поколение журналистов — иначе смотрят на ситуацию.

Оказалось также, что Россия не изолирована от мира, в том числе профессионального, несмотря на санкции и активную внутреннюю пропаганду изоляционизма.  И международная солидарность профессиональных и правозащитных организаций это подтвердила. У журналистов всего мира общие враги, будь то в России, на Мальте, в Италии или в США.

Важно, чтобы сегодня все те, кто верят в победу закона , правды и справедливости, научились быть заодно

Самое удивительное — в нашей стране заявило о себе довольно активное движение профессиональной и гражданской солидарности. Самые разные группы — ПЭН Москва и ПЕН Санкт-Петербург, Профсоюз журналистов и работников СМИ, Общероссийский гражданский форум, Союз журналистов Москвы, самые разные редакторы и журналисты, включая политических оппонентов изданий, в которых работал Иван. Значит, есть шанс увидеть не только Ивана на свободе, но и его обидчиков и их заказчиков — на скамье подсудимых. Лучше поздно, чем никогда. Но еще лучше не повторять ошибок прошлого.

В 1993 году обозреватель «Литературной газеты» Юрий Щекочихин опубликовал статью «Дело образца 1980-х» о сфабрикованном КГБ СССР обвинении ленинградскому филологу Константину Азадовскому и его жене Светлане — им подбросили наркотики. В борьбу вместе с газетой вступились Дмитрий Лихачев, Натан Эйдельман, десятки писателей и ученых. В результате проведшие годы в лагере и ссылке супруги были реабилитированы и даже получили компенсации как жертвы политических репрессий. Кажется, после них никто такого статуса уже не получал. «Дело образца 1980-х» стало знаком эпохи, приговором всевластию КГБ. О процессе вышла толстая книга — реконструкция фальсификации, свидетельства, документы… Удивительный фолиант. Больше всего в нем поражают не столько документы, сколько проявления человеческой природы, подлости и мужества.

Тогда, двадцать с лишним лет назад, победа над всевластием палачей казалось очевидной. Никто не думал, что очень скоро практика безнаказанности снова станет нашей повседневностью. Не поняли, что деньги — худший фактор цензуры, и власть денег ничем не лучше власти КПСС… Кстати, в том же 1993 году Щекочихин опубликовал статью о мафии в Москве «Страх» — она во многом предвосхищала расследования Ивана Голунова.

Не знаю, читал ли Иван этот текст. Может быть, и не читал. Щекочихин умер при загадочных обстоятельствах в 2003 году, и его имя многим молодым мало что говорит, как и имена других журналистов тех лет, без которых наша журналистика была бы совершенно иной. Но это уже другой разговор.

Не сомневаюсь, «Дело образца 2010-х» — «Дело Голунова» ляжет в основу многих исследований и станет для будущих журналистов хорошим подспорьем. Уроком возрождающейся гражданской и профессиональной солидарности. Впрочем, в трагической истории России есть богатейший опыт противостояния злу и насилию, который и составляет основу нашей важнейшей традиции — поисков правды и добра.

Сегодня, 9 июня, Юрию Щекочихину исполнилось бы 69 лет. В этот день, как и в день гибели 3 июля, его вспоминают вместе с близкими и коллегами многие единомышленники — в том числе и из силовых структур, в основном, уже в отставке. Это люди, без которых не было бы многих расследований, такие, как Александр Гуров и другие идеалисты, которые хотели видеть страну свободной как от наследия тирании, так и от новой коррупции и вранья. Такие люди есть и сейчас. Важно, чтобы сегодня все те, кто верят в победу закона , правды и справедливости, научились быть заодно.

В России триста лет существуют как минимум две журналистики и как минимум два понимания ее смысла и сути. Как служения правде и идеалам, которые не приносят прибыли и чреваты подчас большими неприятностями, и как сферы обслуживания власти и ее приближенных. Все хорошо и подробно описано, и каждый волен совершать выбор. История — как давняя, так и совсем близкая к нам — неумолимо фиксирует выбор и ответственность за него и выносит оценку. Время выбора настало, «Дело образца 2010-х» не оставляет в этом сомнений.

Я верю в победу Ивана Голунова, всех нас.


Главные расследования Ивана Голунова

•    «Христианского государства» не существует. Но за ним, возможно, стоит ФСБ

•    Липы за 200 тысяч: как и зачем сажают деревья на Тверской — и стоят ли они заплаченных за них денег

•    Москва закупила гирлянды для Тверской по два миллиона рублей. Они стоят в пять раз дешевле

•    Фужеры от братьев Ротенбергов. Кто заработал на новогоднем оформлении Москвы

•    Одна абсолютно счастливая деревня. Как близкие Вячеслава Володина благоустраивают села, зарабатывают на майонезе и становятся святыми

•    Кто придумал реновацию. Московские власти планировали массовую программу сноса три года, а потом решили сделать ее политическим проектом

•    Пентхаус размером с два «Елисеевских». Как семья вице-мэра Москвы Петра Бирюкова заработала миллиарды и купила на них особняки и квартиры

•    IC3PEAK и Хаски проверяли на экстремизм по запросу организации «Общее дело». Она связана с ОНФ, ФСИН и московскими ЖКХ-подрядчиками

•    Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется

•    Теперь будем играть в больницу. Как два бизнесмена заработали миллиарды на фальшивых диагнозах и косметике с «интеллигентными кристаллами сахара»

•    Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей. Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок — и при чем тут Тесак

•    В Москве уложили больше гранита, чем добывают в России. Из-за этого в Сибири дефицит камня для надгробий. Кто зарабатывает на московских мостовых и бордюрах?

•    Москва собиралась заплатить 2,2 миллиарда рублей за разработку концепции благоустройства. Тендер отменили из-за корреспондента «Медузы»

•    Он следит, чтоб нам жилось хорошо Как в Усть-Лабинском районе Краснодарского края создавался культ Олега Дерипаски

•    Рамзан Кадыров ушел из инстаграма в чеченскую соцсеть. Кто ее сделал? Как она связана с главой Чечни?

•    «Музыканты молчат и боятся отстаивать студию» Как легендарный Дом звукозаписи, которым теперь владеет Управделами президента, связан с кроссовками Дмитрия Медведева

•    Журналист «Медузы» подал заявку на ремонт фонаря. Он прождал 789 дней — и в конце концов фонарь просто выкопали

•    Ощущение грубо раскрашенной дешевой подделки Реставрация фонтана «Каменный цветок» на ВДНХ стоила больше миллиарда рублей. «Медуза» выяснила, кто ей занимался

•    Выселяторы. За пять лет «черные кредиторы» отобрали больше 500 квартир у должников в Москве и окрестностях. «Медуза» рассказывает, как устроен этот бизнес

Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»
Сообщить об ошибке
Июн 9, 2019
Можно активно участвовать в спецпроектах и при этом не уходить от острых оценок действий властей.
Как поменять модель журналистского образования

Вам будет интересно: