Слово на букву Х

Остановить хама и пресечь безнаказанность — требование дня

Депутата Леонида Слуцкого обвинили в домогательствах сексуального толка. Несколько журналисток вспомнили эпизоды недостойного поведения разных лет, одна из них предъявила диктофонную запись. Тот самый хараcсмент, который, как уже давно убеждает официальная пропаганда, разлагает прогнивший Запад, пришел к нам.

Ничего удивительного. О том, что отечественные начальники самого разного толка злоупотребляют своим положением всеми возможными способами и уверены в полной безнаказанности, давно и хорошо известно всем. Об этом писали классики русской литературы, об этом свидетельствуют мемуары советских руководителей и исповеди узников ГУЛАГа.

И даже пресса, по крайней мере в 1990-х, обращалась к этой проблеме. Были попытки провести медийную кампанию против зарвавшихся «новых русских», требующих обязательного секса с сотрудницами, хорошо ее помню — самое трудное было найти пострадавших, которые согласились бы публично обвинить актуальных или бывших боссов. Согласились немногие, хотя несколько случаев все же были доведены до суда, и виновники были оштрафованы. Даже в нашей отрасли, в СМИ. И публикации имели резонанс, и общественное мнение единодушно осудило зарвавшихся сластолюбцев.

История вокруг Слуцкого показала, что времена изменились. Единодушие, с которым коллеги-депутаты встали на защиту обвиняемого, вызывает по меньшей мере недоумение. Первая реакция ЛДПР — не проведение собственного расследования, что было бы логично в предвыборный период, но предложение лишить «Дождь» (журналистка телеканала первой обнародовала свои претензии) — думской аккредитации. Гнетущее впечатление оставило заявление «Женского клуба» ГД — народные избранницы посоветовали журналисткам одеваться скромнее.  Последний «гвоздь» забил спикер нижней палаты Вячеслав Володин, в канун 8 Марта посоветовавший журналисткам, опасающимся неприятностей, не ходить работать в Думу. Как говорится, ни убавить, ни прибавить. И речь тут не о дискриминации по признаку пола, а об отношении к журналистам в принципе. К тем немногим в особенности, которые имеют наглость не переписывать пресс-релизы, а иногда задавать неприятные вопросы и вообще иметь свое мнение относительно принятых без всякого обсуждения решений и многом другом. Пора знать свое место. Пигалицам особенно.

Но самое удивительное даже не это. Отношение власти к СМИ как к сфере обслуживания давно известно, последний эпизод только ярче его высветил. Поразительна реакция профессионального сообщества. На призыв заместителя главного редактора «Эха Москвы» Сергея Бунтмана к руководителям СМИ проявить солидарность с журналистками ясного ответа не последовало. Одиночный пикет у ГД известной блогерши и соавтора закона о преодолении насилия в семье Алены Поповой и призыв студентов-политологов МГУ уволить Слуцкого с позиции завкафедрой международных отношений (их тут же обвинили почему-то в «потворстве Навальному») не в счет. Всенародного осуждения — и даже обсуждения — не последовало.  Зато появилось некоторое количество «экспертных мнений» о том, что скандал раздувается врагами России в преддверии выборов.

Изумил и председатель Союза журналистов Москвы Павел Гусев, предложивший обсудить этичность поведения осмелившихся пожаловаться — почему так долго молчали и не обратились немедленно к своим главным редакторам. Главный редактор МК, известный защитник свободы СМИ, не может не знать, как в отечестве руководство относится к подобным жалобам — в лучшем случае юмористически. Как и того, что большинство испытавших унижение предпочитают не выносить пережитое на люди, резонно опасаясь быть непонятыми. Об этом подробно написала в своем блоге главный редактор The New Times Евгения Альбац еще до истории со Слуцким, по поводу скандала вокруг Харви Вайнштейна. И немедленно получила массу резких и подчас оскорбительных комментариев со всех сторон — как от записных пропагандистов, так и от ярых оппонентов власти. И «правые», и «левые» слились в едином возмущении, по сути отстаивая право начальника на любое поведение в отношении женщин-сотрудниц.

Отсутствие корпоративной солидарности журналистов вызывает много вопросов

На сегодняшний день на депутата пожаловались журналистки независимых   СМИ, а также русской службы «Би-Би-Си». Не сомневаюсь, к ним скоро прибавятся сотрудницы государственных компаний, особенно после признаний Марии Захаровой в передаче ко Дню 8 Марта на «Эхе Москвы» о том, что Слуцкий регулярно проявляет неуважительное отношение к женщинам-журналисткам и не стесняется это демонстрировать публично. И не он один. Спасибо Марии Захаровой, она внесла в дискуссию очень важную здравую ноту, напомнив о всеобщем бытовом сексизме в среде принимающих решения и о той травме, которую подчас годами пытаются изжить пострадавшие.

Журналистика давно стала «профессией с женским лицом» в России. В этом есть как плюсы, так и минусы. Плюсы — страна узнала много новых ярких имен, увидела живые лица рядовых участников конфликтов и драматических событий, минусы — в том, что на местном уровне почти нет молодых мужчин, и уровень заработка остается позорно низким.

Но молодые журналистки упорно осваивают все без исключения сферы профессии. Многие из них не боятся угроз, все чаще поступающих в их адрес, (втрое чаще, чем угрозы в адрес мужчин!) в сети, давления и цензуры. По этой причине в России женщины реже оставляют профессию, чем в других странах. Наши женщины вообще привыкли противостоять трудностям. Однако это не значит, что унижение человеческого достоинства, откровенное хамство и презрение не только к нормам цивилизованного поведения, но и к букве закона должно стать нормой. Хамству, унижению, презрению к достоинству и работе журналиста нужно противостоять определенно и жестко. И если наши парламентарии этого не понимают, журналисты просто обязаны им это объяснить.

Последние решения об изменениях закона о персональных данных сделали неприкасаемыми, практически недоступными для расследований семейный бизнес и собственность народных избранников, живущих за счет налогоплательщиков, и многих других руководителей. Создается впечатление, что и личное поведение депутатов на рабочем месте депутаты хотят вывести из сферы публичной критики.

Западный хараcсмент и российское начальственное хамство и ощущение вседозволенности — близнецы-братья, и искоренить их возможно только всем миром. Наличие законодательства само по себе не может обеспечить решения проблемы. Необходимо участие всех, необходима гласность, понимание того, что зло не останется безнаказанным. И что вообще мы имеем дело с очевидным злом, суть которого — унижение слабого и зависимого. Что никакой пост не освобождает от ответственности.

Отсутствие корпоративной солидарности журналистов в данном случае вызывает много вопросов — не только относительно климата в профессиональном сообществе как таковом, но и о будущем нашей профессии.

Фото: shutterstock.com; cosmo.ru
Сообщить об ошибке
Мар 15, 2018
Где и как просить деньги на журналистику
Воспрянут все прочие источники информации
Отечество осталось. А пророка больше нет