Не шутите, да не судимы будете

О чем нужно помнить, планируя публиковать сатирические материалы и карикатуры в российских СМИ? Рассказывают эксперты Центра защиты прав СМИ

Фельетоны, памфлеты и карикатуры стали неотъемлемой частью газет и журналов много десятилетий назад. И в наши дни многие ведущие мировые издания выходят с карикатурами или коллажами на первых полосах и обложках. Но в нынешней России эти жанры — скорее исключение из правила. Отечественные медиа боятся неприятностей, которые может принести сатирическая критика. Сегодняшнее российское законодательство имеет широкий арсенал борьбы с сатирой: от исков о защите чести и достоинства до уголовных «экстремистских» статей. В последнее время добавились блокировки и серьезные штрафы за «фейки» и «неуважение к власти». Можно ли обезопасить себя от судебного преследования и сохранить чувство юмора?

 

ОТ ЮМОРИСТА ДО ЭКСТРЕМИСТА

Чаще всего источником проблем для СМИ становятся надзорные ведомства, внимательно отслеживающие публикации в интернете на предмет различных нарушений. Практика показывает, что прокуратура, Роскомнадзор, полиция и другие надзорные и правоохранительные органы юмора в СМИ не понимают. Они, а вслед за ними и суды, предпочитают трактовать публикации буквально. Поэтому в зависимости от того, на какую тему вы шутите, вам могут предъявить самые разные обвинения: пропаганда наркотиков или диффамация, оскорбление чувств верующих, возбуждение ненависти или розни. А сколько сатирических плакатов оказались под запретом как экстремистские и внесены в реестр запрещенных материалов, который ведет Министерство юстиции! Чаще всего российские суды, принимая решения о запрете распространять такие материалы, усматривают «экстремизм» чаще всего просто потому, что в них присутствует острая критика власти. 

ПРАКТИКА ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ПРОКУРАТУРА, РОСКОМНАДЗОР, ПОЛИЦИЯ И ДРУГИЕ НАДЗОРНЫЕ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ЮМОРА В СМИ НЕ ПОНИМАЮТ

В 2015 году Роскомнадзор вынес предупреждение сайту «Сиб.фм» за публикацию скетча «Гори, гори, моя свеча», в котором были изображены трое мужчин в семейных трусах, поднимающие граненые стаканы. В фоторедакторе им были приделаны головы Путина, Пушкина и Иисуса Христа. Авторы изображения — новосибирская артгруппа «Синие носы» — занимаются созданием провокационных сатирических произведений в жанрах видеоарта, перформанса и коллажа. Их работы выставлялись в Третьяковской галерее, они неоднократно участвовали в московских биеннале современного искусства, Венецианском биеннале и других крупнейших выставках.

По замыслу авторов, скетч был сатирой на официально пропагандируемые «скрепы» — православие в лице Христа, власть в лице Путина и культурные традиции в лице Пушкина. Но Роскомнадзор усмотрел в изображении оскорбление чувств христиан.

Представители интернет-издания пытались обжаловать предупреждение: они объясняли, что скетч был опубликован как иллюстрация к репортажу о «круглом столе» в правительстве Новосибирской области. Встреча была посвящена воспитанию молодежи в русле традиционных ценностей, и этот самый скетч показывали во время выступления представителя РПЦ — очевидно, как негативный пример влияния интернета на молодежь.

Роскомнадзор представил в суд экспертизу культуролога, который пришел к выводу: «…в представленном на изучение скриншоте содержится в карикатурной форме изображение значимых религиозных деятелей…» Суды признали законность претензий ведомства, усмотревшего в скетче «разжигание религиозной розни». Иллюстрацию к репортажу на сайте интернет-СМИ пришлось удалить. Редакция при помощи юристов Центра защиты прав СМИ обжаловала это решение в Европейском суде по правам человека. Такой запрет явно чрезмерен и нарушает право журналистов на критику, в том числе с использованием сатирических иллюстраций.

В похожей ситуации оказалась недавно «Областная газета» из Екатеринбурга. Издание опубликовало фельетон из Telegram-канала известного сатирического проекта «Красная Бурда». Текст назывался «Как брать и давать взятки, чтобы за это потом не взяли», и каждому вроде бы было понятно, что это пародия, посвященная злободневной коррупционной теме. Фельетон состоял из придуманных смешных реплик-намеков о взятках вроде: «Я вот вчера по грибы ходил, искал лендкрузди, а попадаются одни опелята…» или «А вот в эту пиццу в коробке мы добавили ровно сто тысяч перчинок!»

Казалось бы, над остроумной публикацией стоило только посмеяться. Но далеко от Урала, в Саратовской области, прокурор Хвалынска «в ходе мониторинга сети Интернет» обнаружил эту публикацию и выявил в ней опасную для Российской Федерации информацию «о способах и порядке дачи и получения взятки должностным лицом». Он расценил текст как инструкцию к совершению преступления, а местный районный суд, недолго думая, согласился с бдительным прокурором. Публикация была внесена в список материалов, запрещенных к распространению на территории страны. «Областной газете» пришлось удалить текст со своего сайта, но сейчас редакция при помощи Центра защиты прав СМИ обжалует это решение.

ПРИДЕТСЯ НАУЧИТЬСЯ ПОДБИРАТЬ СЛОВА ТАК, ЧТОБЫ ВСЕ БЫЛО ПОНЯТНО, НО ПРИ ЭТОМ НЕ ДАВАТЬ ПОВОДА ПРИДРАТЬСЯ И ПРИВЛЕЧЬ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КРИТИЧЕСКУЮ МЫСЛЬ

Последние ограничения в этой сфере сейчас активно обсуждаются: они затрагивают экспрессивную критику в адрес власти. Инициативу сенатора Андрея Клишаса уже в народе прозвали «законом о принуждении к любви к власти». Наступает эпоха эзопова языка. Потенциальные риски — блокировка публикаций и штрафы до 400 тысяч рублей.

 

ЛИЧНЫЕ ОБИДЫ

Другая опасность, которая может исходить от сатирических жанров в СМИ, — обиды людей, ставших героями публикаций. Европейский суд по правам человека настаивает, что публичные лица должны быть терпимее к критике, а журналисты вправе сами выбирать стиль и жанр публикации. Но чиновники и депутаты нервно реагируют и на обычные критические замечания журналистов. Что уж говорить о высмеивании?

В 2004 году во Владивостоке состоялся суд над редактором газеты «Арсеньевские вести» Ириной Гребневой и журналисткой Надеждой Алисимчик. Заявление о возбуждении уголовного дела по ст. 130 УК РФ «Оскорбление» на них подал прокурор Приморского края Валерий Василенко.

Журналистка осмелилась опубликовать в газете фельетон, который сопровождался коллажем: женской фигурой с головой прокурора, обернутой вместо одежды в однодолларовую купюру. Мало того, в тексте фельетона фигурировала вымышленная героиня — директор агентства интим-услуг Василинка, интервью с которой якобы провела журналистка.

Обвиняемые пытались объяснить суду, что спорный фельетон является пародией на нравы в «уездном городе» и посвящен острому вопросу того времени — игнорированию прокуратурой нарушений законодательства о выборах. Но судья решил, что журналист и редактор умышленно публично оскорбили прокурора Василенко, приравняв его посредством карикатуры и фельетона к директору публичного дома. Приговор — по 30 тысяч рублей штрафа с каждой, судимость и все вытекающие из этого неприятности.

После безуспешных попыток обжаловать приговор в российских судах журналистки подали в 2007 году жалобу в ЕСПЧ. На тот момент прокурор был уже два года как в отставке. В 2016 году Европейский суд рассмотрел жалобу приморских журналисток и признал привлечение к уголовной ответственности несправедливым, нарушающим право на свободу выражения мнения. Российские власти были обязаны в результате выплатить каждой почти по 4 тысячи евро в качестве компенсации морального и материального вреда, а также компенсировать затраты их адвокатов в размере 2,7 тысячи евро.

 

ОПАСНЫЕ ШУТКИ

Что же делать, если все-таки хочется использовать сатирический жанр? 

 

Помните о том, что любую шутку можно истолковать прямолинейно. И если в ней есть хоть что-то, высмеивающее людей определенной национальности, вероисповедания или представителей власти, то она может быть признана «разжигающей национальную, религиозную или социальную рознь». Такая шутка или карикатура может быть признана экстремистской. Потенциальные риски — от блокировки публикации до уголовной ответственности.

 

 После двух серьезных конфликтов, связанных с карикатурами (датские карикатуры на пророка Мухаммеда и карикатуры в журнале Charlie Hebdo, ставшие причиной жестокого нападения на редакцию и расстрела ее сотрудников), в январе 2015 года Роскомнадзор опубликовал рекомендацию российским СМИ воздержаться от публикаций карикатур на религиозную тематику. Ведомство заявило, что они могут быть расценены как «оскорбительные или унижающие достоинство представителей религиозных конфессий и объединений, квалифицированы 
как разжигание национальной и религиозной розни, что является прямым нарушением законов «О средствах массовой информации» и «О противодействии экстремистской деятельности».

 

Шутливые тексты или рисунки, которые выстроены в стиле «инструкций», даже заведомо невыполнимых (об изготовлении и употреблении наркотиков, производстве взрывчатых веществ, совершении преступлений, способах суицида), признаются нарушением ст. 4 Закона «О СМИ» и ведут к блокировке сайта. А в ряде случаев — и к крупным штрафам для распространителя.

 

 Уже давно наказывают за использование оскорбительных слов (чаще мат, зоологизмы и вульгарная лексика) в адрес людей. Пресловутое «козел», брошенное в лицо оппоненту, могло быть признано оскорблением. Но если ваш оппонент — представитель власти, то наказанием будет уже не небольшой штраф по ст. 5.61 КоАП РФ, а уголовная ответственность по ст. 319 УК РФ за «оскорбление представителя власти». И уже были приговоры за слова «крокодилица», «курица», «пернатая ослица» и даже «пустое место» в адрес судьи и прокурора.

 

Но теперь все то же самое нельзя говорить в адрес институций, которые вроде как обидеться не могут. Генеральный прокурор имеет право требовать в течение суток блокировки любого сайта, позволившего себе оскорбительные высказывания в адрес органов власти и даже госсимволов.

 

Если вы используете в своей критической шутке, фельетоне, сатирической публикации слова, которые имеют аналоги в Уголовном кодексе, — мошенник, вор, проститутка, бандит и т. д., — будьте готовы, что это воспримут как обвинение в совершении преступления. И тогда это может быть основанием для возбуждения уголовного дела за клевету или подачи «иска о защите чести и достоинства» от объекта вашей критики. Вспомните известное уголовное дело против журналиста «Московского комсомольца» Вадима Поэгли, которого обвиняли в клевете на тогдашнего министра обороны Павла Грачева. Поводом для возбуждения дела по клевете была публикация под заголовком «Пашка-мерседес, или Вор должен сидеть в тюрьме». Слово «вор» посчитали недостоверным утверждением о факте: ведь министр не привлекался к ответственности ни по одной из финансовых статей Уголовного кодекса. И следствие поначалу не волновало, что заголовок критически и образно суммировал все факты о финансовых злоупотреблениях в министерстве, которые на поверку оказались достоверными.

 

Очевидно, что при таком количестве ограничений свободы слова и весьма прямолинейном подходе к толкованию шуток и сатиры в прессе и в интернете со стороны правоохранительных органов придется научиться подбирать слова так, чтобы все было понятно, но при этом не давать повода придраться и привлечь к ответственности за критическую мысль.

P. S. Русский император Николай I, как утверждали современники, был мужланом и солдафоном. Однако ему хватило ума и воспитания не обижаться на сатиру Николая Гоголя. Более того, царь несколько раз помогал писателю деньгами, когда тот бедствовал в Италии. Нынешним государственным мужам и женам стоило бы брать в этом с самодержца пример. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Апр 3, 2019
Инструменты и методы, которые руководители проектов могут использовать, чтобы облегчить работу и добиться поставленных целей
Разбираем текст студентки 1-го курса и стараемся не запутаться в жанрах
Едем за океан учить демократию, на стажировку в редакцию и в Гарвард делать проект

Вам будет интересно: